Восточный вопрос

Турция вновь задает тон политике в Восточном Средиземноморье

Восточный вопрос был главным драйвером международной политики в Восточном Средиземноморье с конца XVIII по начало XX вв. В этот период все сильнее отстающая от европейских держав Османская империя утрачивает влияние в регионе, а находящиеся под ее контролем народы усиливают борьбу за национальное самоопределение.

Указанные процессы сопровождались вмешательством великих держав, Англии, Франции и России, которые, пользуясь слабостью Порты, занимались продвижением в регионе собственных интересов. Восточный вопрос был закрыт подписанным после Первой мировой войны Лозаннским договором с Портой, который юридически закрепил утрату последней статуса империи и формирование национального турецкого государства. Но, как показывают недавние события в Восточном Средиземноморье, закрыт он был лишь на время.

Соглашения Турции и Ливии о морских границах и военном сотрудничестве от 2019 г. стали одним из самых важных политических событий последних лет. Турецкое вмешательство не только привело к перелому в конфликте между Правительством национального согласия и Ливийской национальной армией Хафтара, но и к перестройке всей региональной системы международных отношений. Против альянса Ливии и Турции сформировалась антитурецкая лига Греции, Кипра, Египта и Франции. Между ВМС последней и турецкими силами у берегов Ливии произошел военный инцидент.

Средиземноморский конфликт союзников по НАТО Франции и Турции произвел отрезвляющий эффект на весь евроатлантический мир. В нарастающем турецком реваншизме наконец была признана угроза миру и безопасности. Но как внутри Североатлантического альянса, так и ЕС произошел раскол по вопросу об отношениях с Турцией. Страны, наиболее пострадавшие от действий Анкары, требовали введения жестких санкционных мер, в то время как основное большинство старается не обострять конфликт с Эрдоганом. Недоумение вызвала и позиция США, которые фактически поддержали Турцию.

Ливийское направление турецкой экспансии является далеко не единственным. Строго следуя разработанной Ахметом Давутоглу концепции неоосманизма, Турция на протяжении последних 15 лет наращивает военно-политическое присутствие во всех частях бывшей Османской империи.

Не считаясь с позицией Багдада, турецкая армия свободно действует в Иракском Курдистане. В Сирии единственным сдерживающим фактором для Турции осталась Россия. Если бы не контртеррористическая операция Москвы, под контроль Анкары перешел бы весь Идлиб вместе с приграничными территориями севера Сирии. На Кавказе влияние Турции также велико. Как показал июльский конфликт между Арменией и Азербайджаном, Анкара готова оказать последнему не только политическую и техническую поддержку, но военную, о чем прямо заявлял министр обороны Турции Хулуси Акар.

Турция создает плацдармы и в более отдаленных областях Африки и Ближнего Востока. С 2015 г. трехтысячный турецкий контингент расквартирован на военной базе в Катаре, что предоставляет Анкаре дополнительный механизм воздействия на Саудовскую Аравию. В Судане на побережье Красного моря функционирует еще одна турецкая база, представляющая для саудовцев угрозу с запада. По последним сообщениям, турецкая база будет открыта в Нигере, который Анкара рассматривает в качестве опорного пункта на случай войны с Египтом.

Многие эксперты считают Турцию колоссом на глиняных ногах, имея в виду неутешительное состояние турецкой экономики. Уже не первый год растет бюджетный дефицит и инфляция, страну покинул ряд крупнейших инвесторов, а национальная валюта оказалась пленницей затяжного цикла падения по отношению к доллару и евро. Каждая новая международная акция ударяет по экономике страны, запас прочности которой практически исчерпан. Несмотря на увеличивающийся разрыв с западным миром Эрдоган все же вынужден обратится к МВФ за пакетом чрезвычайной помощи, о чем идут негласные переговоры.

Вместе с тем растет оппозиция к Эрдогану и внутри страны. Его бывший соратник и автор неоосманской концепции А. Давутоглу организовал Партию будущего, к которой присоединяются недовольные правительственным курсом члены партии Справедливости и развития. Кроме того, автократическая структура политической системы и угроза нового военного переворота вынуждает Эрдогана регулярно проводить «чистки» среди соратников и высшего военного командования, что сказывается на боеспособности турецкой армии и разрушает единство внутри элит.

По обозначенным причинам, возможности Турции на международной арене не безграничны. Ее успех обуславливается умением правильно выбирать момент для наступления, а также готовностью вовремя отступать и идти на компромисс. Так, в конце июля Анкара объявила о прекращении геологоразведочных мероприятий на спорных участках в Средиземном море и выразила готовность начать переговоры с Грецией по всем спорным вопросам. В немалой степени на позицию Турции повлияло вмешательство Германии, которая заняла достаточно жесткую позицию по отношению к действиям Анкары в Восточном Средиземноморье.

Тем не менее, недооценивать Турцию как сильного игрока также не стоит, поскольку в основе ее региональной политики лежит проработанная идеология, которая имеет широкую поддержку внутри страны. Возвращение Айя-Софии статуса мечети и возобновление в ней богослужения обладает глубочайшим политическим символизмом. Эрдоган твердо настроен не только восстановить региональное влияние Турции, но и превратить ее в главный исламский центр на Ближнем Востоке, в чем многие турки и дружественные исламские народы поддерживают его.

В то время как мобилизованный Вашингтоном мир боролся с угрозой иранской ядерной программы, Турция, пользовавшаяся доверием Запада, наращивала мощь и налаживала связи с исламскими движениями на всем Ближнем Востоке и севере Африки, таким как «Братья мусульмане» в Египте. С большим недоверием за этим аспектом турецкой дипломатии наблюдает Иерусалим. За последние годы Турция усилила поддержку Палестины и мобилизует исламские народы против государства Израиль.

В августе состоится очередная встреча министров иностранных дел стран ЕС, на которой верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Брорель представит дорожную карту дальнейших отношений с Турцией. Хотя подходы членов Евросоюза к проблеме по-прежнему разнятся, крепнет понимание того, что, как выразился премьер-министр Греции К. Мицотакис: «Турция является проблемой для всей Европы, не только для Греции и Кипра».

Восточный вопрос снова на повестке дня.

Владимир Сахаров

Заглавное фото: Reuters

В рубрике: Политика Метки: , , , , , , ,

Похожие записи:

«Четвертая волна кризиса»: почему Запад отказывается от свободной торговли «Четвертая волна кризиса»: почему Запад отказывается от свободной торговли
Опасный прецедент: после брекзита Нидерланды задумались о выходе из ЕС Опасный прецедент: после брекзита Нидерланды задумались о выходе из ЕС
До чего доведут Италию директивы Евросоюза До чего доведут Италию директивы Евросоюза
США выводят войска из Германии: стратегия, наказание немцев или «подарок Кремлю»? США выводят войска из Германии: стратегия, наказание немцев или «подарок Кремлю»?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.