«Дуда против всех»: что изменится в Польше после президентских выборов

28 июня в Польше состоятся запоздалые президентские выборы, перенесенные с 10 мая из-за пандемии коронавируса. Она же обусловила особенности нынешней предвыборной кампании, основная интенсивность которой пришлась на период после снятия ограничений. За место лидера страны поборются 11 кандидатов, включая действующего президента Польши Анджея Дуду, успехов которому пожелал в ходе состоявшейся накануне встречи президент США Дональд Трамп. Какое значение это будет иметь в день голосования и каковы шансы главного соперника Дуды потеснить его в итоговом рейтинге, проанализировал старший научный сотрудник Отдела исследований Центральной и Восточной Европы Института Европы РАН Михаил Ведерников.

Выборы на фоне пандемии

Во время пандемии наибольшая активность электоральных и партийно-политических процессов в ЕС наблюдалась в его восточных странах – центральноевропейских государствах, которые стали частью Союза в результате пятой волны расширения в 2004 г. Так, в конце февраля состоялись парламентские выборы в Словакии, в марте после отставки был сформирован новый кабинет министров Словении, на начало мая были изначально запланированы выборы в Польше.

Впрочем, несмотря на острое желание лидера правящей партии «Право и справедливость» (ПиС) Ярослава Качиньского провести народное волеизъявление польского народа в разгар бушующей эпидемии 10 мая (для чего был специально принят закон, допускающий голосование по почте), от этой идеи пришлось отказаться. С одной стороны, из-за недовольства либеральной общественности, на которое, наверно, можно было бы закрыть глаза, а, с другой – ввиду неподготовленности польской инфраструктуры для дистанционного голосования. Намерение провести выборы без отсрочек объяснялось стремлением использовать момент наибольшей популярности действующего президента Республики Анджея Дуды – независимого кандидата, который, однако, является безоговорочным сторонником и проводником политического курса действующего однопартийного правительства, сформированного упомянутой ПиС.

Пик его популярности, согласно данным опросов, пришелся как раз на начальный этап пандемии, который можно охарактеризовать успешными действиями властей по недопущению распространения инфекции, что выразилось в относительно небольших показателях по заболевшим и смертности среди населения. Постоянное присутствие в телевизоре, несомненно, поднимало рейтинг главы государства в глазах рядовых граждан, что удачно накладывалось на проходившую в это время предвыборную кампанию. Параллельно с этим все его конкуренты (10 человек) были лишены возможности использовать инструменты традиционной политической агитации (выступления в теле- и радио- СМИ, предвыборные поездки по регионам) и были вынуждены довольствоваться ограниченным кругом возможностей, который сводился к агитации в социальных сетях. Однако те, несмотря на свое глубокое проникновение в жизнь современного человека, все же играют небольшую роль в жизни старшего поколения.

Желание использовать момент пиковой поддержки президента было вызвано не маниакальным стремлением провести выборы любой ценой, а существованием прецедента в польской истории. Так, в 2015 г. действующий на тот момент президент Бронислав Комаровский, обладавший зимой запредельным рейтингом в 80%, за несколько месяцев сумел потерять доверие большинства и уступил место другому претенденту – а именно, Дуде. Пример показательный для понимания особенностей польского электората, который не тверд в своих предпочтениях и готов голосовать в зависимости от меняющихся обстоятельств и за тех людей, которые предлагают решение насущных проблем. К лету 2020 г. их накопилось достаточно.

Новые возможности для польской оппозиции

Решение о переносе выборов было озвучено 7 мая практически накануне первоначальной даты, что можно рассматривать как вынужденный шаг, официально обоснованный мерами предосторожности, направленными на недопущение роста распространения инфекции. 3 июня было объявлено о проведении голосования 28 июня, а второго тура, в случае необходимости, – 12 июля. Спешка объяснялась окончанием президентских полномочий Дуды 6 августа и желанием не допустить возникновения правовой коллизии, когда государство оказалось бы без законно избранного главы государства.

Впрочем, предостережения лидера ПиС о том, что отказ от голосования в намеченный срок приведет к падению популярности Дуды были правильными. Для этого было несколько причин: с одной стороны, население стало осознавать грандиозные последствия пандемии, которые, по предварительным прогнозам специалистов, должны были продемонстрировать беспрецедентное падение темпов экономического роста (впервые за последние 20 лет); с другой, действия представителей власти, продавливавших проведение выборов в намеченный срок, вызвали бурю негодования со стороны их оппонентов, которые заполучили дополнительный «козырь», доказывающий недемократичность нынешнего правительства.

На этой волне вторая по влиянию в стране партия «Гражданская платформа» выдвинула нового кандидата – варшавского мэра (в польской традиции он именуется президентом) Рафала Тшасковского, который пришел на смену отказавшейся от участия в выборах Малгожаты Кидавы-Блоньской. Рейтинг последней в первые дни мая опустился до однозначных показателей. Как свидетельствуют данные опросов, за решением Тшасковского последовало снижение поддержки Дуды на уровень ниже 50%, до показателей в 36 – 44% (данные разнятся в зависимости от статистической службы).

В случае второго тура, как отмечают социологи, победа будет на стороне Тшасковского, за которого проголосуют сторонники оппозиционных кандидатов.

В то же время, аналитики говорят, что в случае попадания во второй тур какого-то другого кандидата (что маловероятно) успех оппозиции минимален. Поддержка Тшасковского со стороны поляков высока, о чем свидетельствует тот факт, что он, будучи поставлен перед необходимостью сбора 100 тыс. подписей в недельный срок (поскольку подавал заявку на участие в выборах впервые) сумел превзойти этот показатель и предоставить в польскую центральную избирательную комиссию 1,6 млн подписей.

Тшасковский не является новичком в политике: он уже успел поработать в Европейском парламенте, занимал пост министра администрации и цифровых технологий и был заместителем министра иностранных дел. Мэром Варшавы он стал в 2018 г., когда сумел обойти кандидата от ПиС. Впрочем, его руководство столицей оценивается не особо успешно, поскольку, с одной стороны, он не приступил к исполнению предвыборных обещаний, а, с другой, за столь небольшой срок произошло несколько громких происшествий. Среди наиболее заметных – авария на очистительных сооружениях города, после которой значительное количество отходов попало в реку Вислу. Первоначально преуменьшая размах чрезвычайной ситуации, он отказывался от помощи центральных властей; впоследствии приносил извинения перед жителями Варшавы.

Недовольство консервативной части населения столицы вызвало его решение одобрить «Хартию ЛГБТ», которая была направлена на поддержку прав сексуальных меньшинств и на введение в школе уроков полового воспитания. Мэр Тшасковский не скрывает своей поддержки легализации партнерских браков, выступает за смягчение законодательства в отношении искусственного прерывания беременности (абортов). В свою очередь, президент Дуда на встрече с избирателями сравнил идеологию ЛГБТ-сообщества с коммунистической идеологией, назвав ее «еще более разрушительной».

Идейный базис кампании

Данная линия политической дискуссии стала лакмусовой бумажкой президентской гонки 2020 г., подтвердившей разделение польского общества на две группы: представителей консервативного лагеря – сторонников традиционных семейных ценностей, католической церкви и превалирования национальных ценностей над международными, и представителей «либерального» лагеря – сторонников новых форм семейных отношений, атеистического мировоззрения и доминирования международных обязательств над государственными интересами.

Разлом внутри польского общества отчетливо произошел после прихода во власть ПиС и в последнее время усиливается. За это время польские власти оказались в прицеле постоянной критики со стороны Брюсселя, который видит в проводимых в Польше реформах (прежде всего судебной) отход от соблюдения принципов демократии, прав человека и верховенства закона. В этой связи можно говорить о противостоянии в ходе последних избирательных кампаниях двух тенденций – брюсселецентризма, который поощряет либеральный уклон польской оппозиции, и национал-консерватизма, который представлен правительством ПиС.

Даже в случае победы оппозиционного кандидата сложно говорить об изменении политического курса страны в ближайшие три года, поскольку в Польше он определяется прежде всего кабинетом министров, который сейчас составлен исключительно из представителей ПиС.

Пример соседних стран, например, Словакии, где у власти находились представители двух противостоящих политических лагерей, показывает возможность их сосуществования при выборе главой государства надпартийной модели поведения, когда его миссия сводится к урегулированию возможных конфликтов, а не их провоцированию. Впрочем, памятуя о незавершенности так называемой польско-польской войны[1], которая выражена в противостоянии ПиС и «Гражданской платформы», стоит полагать, что появление оппозиционного ПиС кандидата у руля государства будет способствовать не умиротворению обстановки, а наоборот, эскалации противостояния.

Оно будет усиливаться на фоне набирающего обороты экономического спада и необходимости поиска путей решения кризисных явлений: вполне вероятно, что пакет антикризисных мер, каким бы он не был, приведет к понижению уровня жизни и, соответственно, будет «козырем» в руках недовольных оппонентов ПиС. Вполне очевидно, что ПиС, настроенная критически к центральным органам ЕС, и в этой ситуации займет схожую позицию, будучи неудовлетворенной комплексом мер, недостаточностью финансирования, пренебрежением к восточным членам Евросоюза и тому подобным.

Внешний курс страны

Что касается внешнеполитического курса, то здесь не стоит ожидать изменений вне зависимости от избранного президента. Что Дуда, что Тшасковский не ищут альтернатив членству Польши в НАТО, и наоборот, стараются укрепить присутствие страны в этом военно-политическом блоке. В то же время необходимо отметить, что и главный участник Североатлантического альянса заинтересован в продолжении курса польского правительства, что отчетливо проявилось в организованной 24 июня встрече Дуды и президента США Дональда Трампа.

Подобный визит отчетливо встраивается в предвыборную кампанию Дуды, который вновь продемонстрировал приверженность евро-атлантической стратегической ориентации.

В Польше, где высок уровень поддержки НАТО среди населения, этот шаг несомненно будет на руку действующему главе государства. В то же время можно говорить и о заинтересованности американского руководства в сохранении нынешней политической линии, которая формируется правительством ПиС. Насколько эффективен был такой маневр, покажут итоговые цифры голосования в предстоящее воскресенье.

В польско-российских отношениях не стоит ожидать улучшений от смены главы государства. На данный момент в стране сложилась ситуация, когда любая инициатива, направленная на пересмотр отношения к России, автоматически будет служить поводом для изоляции и остракизации политика, заявившего об этом, поэтому действующие политики избегают подобных тем. Возможность проведения дискуссий сейчас сохраняется только на уровне экспертного и научного сообществ.

Михаил Ведерников, старший научный сотрудник Отдела исследований Центральной и Восточной Европы Института Европы РАН, кандидат исторических наук

Примечания

[1] Лыкошина Л.С. «Польско-польская война»: Политическая жизнь современной Польши: Монография. М., 2015.

Михаил Ведерников

Заглавное фото: RTL Today

Источник

В рубрике: Общество Метки: ,

Похожие записи:

«Издержки евроатлантизма»: как ЕС проиграет в «торговой войне» США и Китая «Издержки евроатлантизма»: как ЕС проиграет в «торговой войне» США и Китая
Взрыв беспорядков в Сербии – причины, режиссёры, исполнители Взрыв беспорядков в Сербии – причины, режиссёры, исполнители
Маневры Трампа: что стоит за переброской военных США из Германии в Польшу Маневры Трампа: что стоит за переброской военных США из Германии в Польшу
Газопровод GIPL: хитрые планы Польши, призрачные мечтания Литвы Газопровод GIPL: хитрые планы Польши, призрачные мечтания Литвы

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.