История с инцидентом на нефтепроводе «Дружба» – ставить точку рано

25 февраля стало известно, что Белоруссия и Россия после долгих споров смогли найти формулу, по которой российская компания «Транснефть» компенсирует белорусской стороне потери в связи попаданием в нефтепровод «Дружба» загрязненной нефти. Процесс согласования данного вопроса для Минска и Москвы был настолько сложным, что периодически перетекал из экономической плоскости в политическую. При этом в настоящее время аналитики все еще не готовы с полной уверенностью заявить, что проблема компенсаций за «грязную» российскую нефть подошла к своему логическому завершению.

Стоит напомнить о том, что в магистральный нефтепровод «Дружба» попала загрязненная хлорорганикой нефть стало известно 19 апреля, когда концерн «Белнефтехим» официально заявил о резком ухудшении поступающего в белорусский участок трубы сырья. Впоследствии оказалось, что причиной этого стала мошенническая схема, вскрытая правоохранителями на частном самарском терминале, который принимал нефть от нескольких небольших компаний.

Результатом апрельского инцидента, как известно, стали приостановка транзита российской нефти в западном направлении и сокращение выработки белорусскими НПЗ нефтепродуктов, экспорт которых на некоторое время был остановлен. Кроме того, 24-25 апреля Польша и Украина также прекратили прием сырья, а «Транснефть» так и не сумела решить проблему в течение нескольких дней. Прокачка чистой нефти через Белоруссию началась только в мае на Украину и далее в Словакию, Чехию и Венгрию. Польша частично возобновила прием 10 июня, и только 1 июля поставки по «Дружбе» были восстановлены полностью.

Не удивительно, что случившийся инцидент повлек за собой многомиллионные претензии со стороны покупателей российской нефти, а в Москве заявили, что репутационные потери России от случившегося будут гораздо серьезнее, чем финансовые. При этом, как и ожидалось, главные претензии к российской стороне предъявила Белоруссия и Польша.

В белорусской столице свои потери из-за апрельского ЧП на протяжении всего года оценивали по-разному. При этом оценка эта была в ряде случаев связана с политической составляющей белорусско-российских отношений. Например, Александр Лукашенко в первые дни заявлял о сотнях миллионов долларов потерь, куда он включал не только прямые издержки от приостановки транзита и проблем с оборудованием на местных НПЗ, но и косвенные, в том числе и недополученную прибыль. При этом глава Минэнерго РФ Александр Новак тогда отмечал, что общий ущерб от ситуации с нефтепроводом «Дружба» может быть меньше $100 млн. Позже в Москве призвали всех потерпевших из-за инцидента как можно скорее рассчитать свои убытки и согласовать их с позицией «Транснефти».

На протяжении 2019 года Минск неоднократно предлагал свои варианты решения проблемы, которые не находили поддержки в России. Это было связано с тем, что Минск предлагал компенсировать потери, не предоставляя «Транснефти» никаких точных расчетов и опираясь лишь на заявления местных чиновников. Более того, и сам механизм компенсации выглядел крайне спорным. Так, ОАО «Гомельтранснефть Дружба» в качестве решения вопроса предлагало повысить тариф на транзит российской нефти по территории Белоруссии на 21,7%. Кроме того, заявлялось, что «Транснефть» должна прокачать до конца года заявленные ею ранее 59,75 млн тонн, чтобы покрыть недополученную Белоруссией прибыль из-за потерянных за время инцидента более 4,7 млн тонн транзитной нефти.

Однако все, о чем сторонам удалось договориться, это повышение тарифа с 1 сентября 2019 года на 3,7%. В этой связи Минск снова попытался добиться своего, но уже с 2020 года, предложив увеличить тариф на 16,6%. Переговоры между Федеральной антимонопольной службой РФ и Министерством антимонопольного регулирования и торговли Белоруссии по этому вопросу шли вплоть до февраля и окончились безрезультатно. В итоге, согласно уже имевшимся договоренностям, тариф был автоматически увеличен на размер среднегодового индекса потребительских цен на 2020 год в РФ (3,8%) плюс 3%. То есть всего лишь на 6,8%.

По мнению большинства экспертов, такая неуступчивая позиция России связана с тем, что Белоруссия под предлогом компенсации за грязную нефть стремилась получить дополнительную выгоду уже после погашения долга со стороны РФ. В период обострения белорусско-российских отношений в нефтегазовой сфере подобный шаг в Москве посчитали нецелесообразным, особенно на фоне того, что вплоть до января нынешнего года Минск не предоставлял никаких официальных расчетов своих потерь. Суммы, звучавшие из уст белорусских чиновников, на конец прошлого года были довольно разными – от $20 млн до $70-80 млн.

В конечном счете вопрос о возмещении белорусских потерь формально разрешился лишь в конце февраля. По словам пресс-секретаря «Белнефтехима» Александра Тищенко, сегодня речь идет о компенсации только за 563 тыс. тонн нефти, которую успел переработать Мозырский НПЗ. Стороны будут исходить из расчета $15 за баррель, что соответствует «аналогии с другими сторонами, которые были вовлечены в эту историю с «грязной» нефтью, – это контрагенты в Польше, Чехии, Словакии, Венгрии». По итогу Белоруссия может получить от «Транснефти» $61,6 млн и закрыть данный вопрос.

Однако, как считают аналитики, нынешнее соглашение вряд ли можно считать окончанием спора Минска и Москвы, так как претензии к России имеет не только Белоруссия. При этом известно, что, несмотря на выработанную «Транснефтью» формулу погашения ущерба, претензии европейских покупателей в ряде случаев достигают $30−40 за «грязный» баррель.

На настоящий момент Россия сумела решить вопрос компенсаций практически со всеми своими потребителями. Так, механизм погашения потерь с Казахстаном «Транснефть» смогла согласовать еще в июне 2019 года. По информации казахстанской нефтетранспортной компании «Казтрансойл», российская сторона к февралю сделала выплаты 37 из 38 компаний РК «за отгрузку около 699 тыс. тонн некондиционной нефти в порту Усть-Луга».

Венгерская компания MOL, которая имеет четыре НПЗ в Европе, в октябре прошлого года также получила компенсации. Оказался практически решен вопрос и с Украиной. По информации «Укртранснафта», в период с мая 2019 г. по январь 2020 года компания получила от «Транснефти» 4,336 млн евро «за резервирование мощностей украинской нефтетранспортной системы из-за попадания в нее нефти с повышенным содержанием хлорорганических соединений». Фактически единственной страной, которая, как и Белоруссия, до сих пор недовольна компенсациями, остается Польша.

Крупнейшая польская нефтеперерабатывающая компания Orlen начала получать возмещение ущерба еще в октябре прошлого года. Однако уже тогда было заявлено, что в Польше ожидают два вида компенсации – за недопоставленную нефть и за переработку загрязненного сырья. Полученные осенью средства в Orlen назвали лишь частью «за недопоставку сырья» и уже в декабре потребовали от российской стороны еще. При этом стоит заметить, что, в отличие от Белоруссии, во время апрельского инцидента Польша повела себя довольно неоднозначно. Сначала она не участвовала в очистке нефтепровода, которую проводили Россия и Белоруссия, а после того, как подключилась к данному процессу, без ведома РФ начала разбавлять поступившую загрязненную нефть чистой. После этого «Транснефти» были предъявлены куда большие объемы «грязного» сырья, чем было отгружено российской компанией. Впоследствии это и стало одной из причин того, что две стороны не смогли прийти к окончательному консенсусу и, как и в случае с Белоруссией, все еще продолжают находиться в стадии переговоров.

Как считают аналитики, нынешняя позиция Польши вполне может спровоцировать и Белоруссию. Особенно на фоне фактического провала всех нефтегазовых переговоров с Москвой, в ходе которых Минску так и не удалось получить ни компенсаций за налоговый манёвр, ни цены Смоленской области на газ, ни существенного снижения премий нефтяным компаниям, поставляющим сырье на белорусские НПЗ. В сложившейся ситуации в белорусской столице просто будут вынуждены продолжить искать пути получения от России дополнительных средств, а потому разговоры вокруг апрельского инцидента, скорее всего, продолжатся.

На сегодня эта тема – фактически единственная возможность вполне законно добиться хоть каких-то денежных выплат со стороны РФ. Поэтому и ставить точку в деле «Дружбы» сегодня все еще рано.

Илья Захаркин

Заглавное фото: HotGEO

Источник

В рубрике: Политика Метки: , ,

Похожие записи:

Олигархи пробуют спасти Украину Олигархи пробуют спасти Украину
Бельянинов: Дедолларизация усилит экономический суверенитет Евразийского союза Бельянинов: Дедолларизация усилит экономический суверенитет Евразийского союза
Уйти, чтобы остаться: почему НАТО не отводит войска от границ Беларуси и России Уйти, чтобы остаться: почему НАТО не отводит войска от границ Беларуси и России
Падение мировых цен на нефть не повлияет на переговоры Беларуси и России – эксперт Падение мировых цен на нефть не повлияет на переговоры Беларуси и России – эксперт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.