Встреча в рамках Тюркского совета в Баку на фоне чревычайных событий в регионе

Внеочередная встреча Совета министров иностранных дел Совета сотрудничества тюркоязычных государств прошла 6 февраля в Баку в закрытом формате, и о ней на сайте МИД Азербайджана лежит лишь короткое сообщение в одну строчку о том, что встреча состоялась. Темы, которые на встрече обсуждались, не уточняются, точно так же, как не говорится и о причинах внеочередного заседания. Об этом экспертам приходится лишь догадываться. А они не исключают, что у глав МИД были на то веские основания, обусловленные ситуацией в регионе в целом и последними нестандартными событиями в странах-членах Совета и соседних государствах, которые могут оказать если не прямое, то косвенное влияние на повестку дня и направления деятельности организации.

Совет сотрудничества тюркоязычных государств был создан 3 октября 2009 г. как международная платформа для диалога и сотрудничества стран тюркского мира. Нахичеванское соглашение первоначально подписали, и учредителями организации стали Турция, Азербайджан, Казахстан и Киргизия. Но фактически совет стал полноценной международной организацией в 2011 г. в ходе первого саммита в Алма-Ате, на котором были созданы организационные структуры совета.

В Нахичеванской декларации определены основные цели и задачи совета, которые охватывают все основные сферы межгосударственного сотрудничества от усилий по поддержанию мира и обеспечению безопасности до содействия развитию торговли и инвестиций, от координации действий по борьбе с международным терроризмом до содействия обеспечению верховенства закона и защиты прав человека. Наибольший упор, как считают эксперты, делается все же на вопросах торгово-экономического сотрудничества.

Внеочередная встреча глав МИД стран так называемого Тюркского совета была назначена и проведена именно в Баку не случайно, так как Азербайджан является действующим председателем ССТГ. Соответственно, председательствовал на заседании министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедьяров, а принимали участие его коллеги из Казахстана, Турции, Киргизии и Узбекистана.

Предыдущая встреча глав МИД проходила также в Баку в октябре прошлого года в рамках 7-го саммита государств-членов совета, а следующая, очередная, планировалась во второй половине текущего года уже в Турции. Предполагается, что в повестке дня заседания стояли вопросы, откладывать обсуждение которых было нецелесообразно.

Такое предположение в беседе с корреспондентом «Ритма Евразии» высказал азербайджанский эксперт Ильгар Велизаде.

«Это было внеочередное заседание, но, судя по исходящей от СМИ информации, не экстренное. Конкретные объяснения причин созыва заседания не даются, но можно предположить, что необходимость встречи связана с текущими событиями. В регионе сложилась неоднозначная ситуация: в странах по периметру – Сирии, Иране, Афганистане – происходят очень серьезные процессы и не реагировать на них нельзя, потому что они создают деструктивный фон и угрозу безопасности всего региона. Думаю, что на встрече в Баку стороны прежде всего обсуждали сложившуюся в регионе ситуацию и вопросы осуществления своих проектов в условиях нарастающих рисков», — предположил эксперт.

По его мнению, страной рисков для стран Тюркского совета сегодня оказался и Китай из-за вспышки коронавируса. Введенные самим Китаем и другими странами в связи с этим вирусом ограничения не могут не сказаться на транспортных и транзитных перевозках, осуществляемых государствами ССТГ.

«Страной рисков сегодня стал и Китай, потому что эта страна осуществляет очень важный проект «Один пояс – один путь», и многие транспортные проекты и маршруты стран Тюркского совета в основном замыкаются на этом проекте Китая и в значительной мере ориентированы на перевозку китайских грузов в обоих направлениях. Сейчас, в связи с последними событиями, этот процесс застопорился. Многие государства ограничили транспортное сообщение с Китаем, и это может серьезно повлиять на загрузку транспортной инфраструктуры стран Тюркского совета. Вероятно, стороны обсуждали и эту тему, обменялись мнениями», – отметил И. Велизаде.

Так как в Баку собрались министры иностранных дел, в повестке дня должны были стоять и политические вопросы, в том числе такое неординарное для региона событие, как визит госсекретаря США Майка Помпео в Казахстан и Узбекистан и возможные последствия этого визита, предположил азербайджанский эксперт.

По его же информации, на заседании мог обсуждаться еще один вопрос – создание секретариата почетного председателя ССТГ и определение его функций. 15 октября 2019 года на 7-м саммите ССТГ почетным председателем Тюркского совета по инициативе президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана был избран бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

«На саммите был введен статус почетного председателя совета, но не было определено, чем он будет заниматься, каковы будут его функции в совете. Сейчас с этой целью создается секретариат почетного председателя. Главы МИД на встрече в Баку обсуждали и этот механизм и приняли соответствующее решение», – сообщил со ссылкой на свои источники И. Велизаде.

«Целью Тюркского совета с самого начала было содействие развитию экономических связей между тюркоязычными странами, усиление культурных связей и создание условий для политического диалога. Но и политический диалог больше рассчитан на то, чтобы создать условия для экономического сотрудничества, площадку взаимодействия между парламентами для принятия совместных законов и законодательных актов, которые позволяли бы беспрепятственно развивать торгово-экономические отношения между странами-участницами уже в многостороннем формате», – отметил эксперт.

По его словам, в течение всего первого десятилетия своего существования Тюркский совет в основном фокусировался на развитии транспортно-коммуникационного сообщения между государствами-участниками, реализации совместных проектов в отдельных сферах, стимулировании туризма и создании общей информационной платформы, где могли бы освещаться проблемы этих государств. «Одновременно совет позиционировался как площадка для межрегионального диалога, то есть обсуждалась перспектива выстраивания не только внутренних коммуникаций между членами совета, но и внешних отношений с партнерами. Так появился интерес к совету со стороны Венгрии, которая в настоящее время участвует в этом формате в статусе наблюдателя. Периодически делались обращения к другим тюркоязычным государствам, в частности к Узбекистану и Туркмении, и в прошлом году Узбекистан наконец стал полноценным членом Совета», – высказался И. Велизаде.

По его мнению, участницей организации вполне может стать и Грузия, хотя бы в статусе наблюдателя, как это сделала Венгрия. Тем более что очень многие транзитные проекты стран Тюркского совета сегодня пересекают Грузию.

«Многие проекты, осуществляемые странами Тюркского совета, проходят по территории Грузии. Транспортная инфраструктура создана, для повышения конкурентоспособности транспортных маршрутов унифицированы тарифы, и сделано это было опять-таки с участием Грузии. Поэтому удивительно, что она до сих пор не получила в Тюркском совете статуса наблюдателя», – пояснил И. Велизаде.

Эксперт не исключает, что в ближайшем будущем к этой организации в статусе наблюдателя может подключиться и Россия, тем более что ранее глава МИД РФ Сергей Лавров говорил о такой возможности.

Еще в июле 2016 года, выступая на форуме «Территория смыслов на Клязьме», Сергей Лавров заявил, что в Москве готовы рассмотреть вопрос вступления в Совет сотрудничества тюркоязычных государств, если доминирование тюркоязычного населения не будет главным условием членства в организации.  «Есть межгосударственная организация – Совет сотрудничества тюркских государств, куда РФ не входит, потому что надо, чтобы доминирующее население было тюркским. Но я не вижу проблем с тем, чтобы мы и к этой организации присоединились», – передавали слова главы МИД России российские СМИ.

Ильгар Велизаде предполагает, что вопрос участия России в качестве наблюдателя может в ближайшее время появиться в повестке дня ССТГ, но все будет зависеть от характера политических и экономических отношений внутри самого совета.

Что касается Евразийского союза, то, по словам эксперта, сотрудничество между ССТГ и ЕАЭС в определенной мере уже ведется, так как две страны ССТГ – Казахстан и Киргизия – являются и членами ЕАЭС. Поэтому такие вопросы, как, например, унифицирование тарифов на перевозки грузов или законодательные изменения, рассматриваются и решаются в сопряжении с условиями и базой, действующими на пространстве ЕАЭС.

Инна Маринина

Заглавное фото: ANNA News

Источник

В рубрике: Политика Метки: , ,

Похожие записи:

Грузия в шаге от выборов Грузия в шаге от выборов
Кавказ – арена сосуществования и конкуренции ЕАЭС и ЕС Кавказ – арена сосуществования и конкуренции ЕАЭС и ЕС
Военно-политическая ситуация в регионе Южного Кавказа на фоне эпидемии COVID-19 Военно-политическая ситуация в регионе Южного Кавказа на фоне эпидемии COVID-19
Пандемия мобилизовала оппозицию в Армении Пандемия мобилизовала оппозицию в Армении

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.