Возможна ли новая «газовая война» между Белоруссией и Россией?

Нефтегазовые споры между Белоруссией и Россией, которые с периодичностью идут уже не первый десяток лет, давно являются своеобразной доминантой отношений двух стран. Минск долгие годы пользуется возможностью покупать российские энергоресурсы по ценам ниже мировых, а Москва видит в этом возможность удержания в сфере своего влияния партнера по евразийской интеграции. Однако нарастающие в экономике РБ проблемы, связанные с неэффективностью ее управления, в последние годы все больше стали подталкивать руководство республики к пересмотру ряда положений сотрудничества с Россией, в первую очередь в нефтегазовой области. И если по поставкам нефти у белорусской стороны есть, пусть и экономически невыгодные, варианты замены российского сырья, то ситуация с импортом газа выглядит для нее практически патовой.

Известно, что официальный Минск давно требует от Москвы пересмотра условий поставок природного газа, который, по мнению властей республики, должен иметь стоимость равную той, что действует для Смоленской области. Однако в последнее время претензии белорусской стороны стали становиться все больше. Как отметил в январе президент Белоруссии Александр Лукашенко, «Газпром» слишком много зарабатывает на поставках газа в республику, что не имеет ничего общего с декларируемыми союзническими отношениями. При этом обосновывается такое недовольство не экономическими, а политико-идеологическими причинами. Например, в этот раз президент Белоруссии напомнил, что его главным аргументом в переговорах с Москвой является «75 лет Великой Победе».

Стоит отметить, что в Москве уже давно перестали обращать внимание на политические заявления из Минска, которые касаются общего исторического прошлого, если с их помощью стараются объяснить необходимость изменения принципов торгово-экономического сотрудничества. Однако в ситуации с поставками газа у белорусской стороны есть ряд вполне значимых аргументов, позволяющих обвинять российскую сторону в невыполнении взятых на себя обязательств. Именно это, по мнению официального Минска, и не позволяет сегодня сторонам прийти к компромиссу и подписать новый газовый контракт.

Как отметил 9 января А. Лукашенко, в 2011 году при продаже «Белтрансгаза» «Газпрому» «была жесткая договоренность, что за пять лет мы выйдем на внутрироссийскую цену по газу». «Кто-то это забыл, я помню. Поэтому настаиваю, чтобы это было реализовано», – заявил он, чем, по мнению аналитиков, только осложнил идущий сегодня переговорный процесс. Такая жесткая позиция белорусского лидера могла бы принести результат по любому иному вопросу двухстороннего сотрудничества, но не по газу, где у Минска крайне слабые позиции.

Дело в том, что, несмотря на многочисленные заявления и государственные программы по снижению зависимости республики от российского газа, Белоруссия продолжает оставаться одним из самых крупных его покупателей – около 20 млрд кубометров в год. Это определяется двумя главными причинами: крайне энергоемкой экономикой, а также практическим отсутствием возможности закупать голубое топливо где-либо еще, кроме России. При этом долгие годы РФ продавала и продолжает продавать его Минску по ценам гораздо ниже рыночных, но выше внутрироссийских.

Так, например, по контракту 2017 года, который закончился 31 декабря 2019 года, стоимость газа для республики являлась фиксированной и определялась по специальной формуле, привязанной к цене для Ямало-Ненецкого автономного округа, плюс стоимость транспортировки до белорусско-российской границы, хранения в подземных хранилищах на территории РФ, а также величины расходов «Газпрома» на реализацию газа. Эта формула вплоть до 2016 года вполне устраивала белорусскую сторону, хотя, действительно, еще в 2006 году Россия и Белоруссия собирались в течение пяти лет вместе прийти к равнодоходным ценам.

Однако из-за кризиса 2008 года Москва отложила этот срок на 2014 год, затем – на 2017-2018 годы, но так и не завершила переход и по сей день. В белорусской столице вспомнили о договоренностях 2006 года только в 2015 году, когда из-за падения стоимости нефти прежняя формула ценообразования оказалась менее выгодной, чем заявленные ранее равнодоходные цены. Как известно, затянувшийся тогда на несколько месяцев кризис, при котором Минск платил за газ столько, сколько считал нужным, закончился договором апреля 2017 года, которое зафиксировало цены на два года вперед: на 2018 год – $129 за 1 тыс. кубометров, на 2019 год – $127.

В течение всего прошлого года Минск стремился найти возможность договориться с Москвой о новом соглашении, которое бы строилось на желании белорусской стороны. Однако в Москве увязали решение данного вопроса с процессом ревизии Союзного договора и лишь 31 декабря согласились продлить условия старого контракта на два месяца, чтобы дать Белоруссии возможность не только еще раз все взвесить, но и спокойно перезимовать. При этом, исходя из заявления А. Лукашенко в конце 2019 года, Москва предлагала Минску еще один вариант решения проблемы, попросту подняв стоимость газа на 20% – до $152 за 1 тыс. кубометров. Однако белорусский лидер заявил, что такая цена для его страны является абсолютно неприемлемой.

В данном случае следует еще раз напомнить, что позиции Белоруссии в газовом споре сегодня выглядят намного слабее, чем по вопросу поставок и транзита нефти. В первую очередь это связано с тем, что газовой системой республики с 2011 года полностью управляет «дочка» российского монополиста ОАО «Газпром трансгаз Белоруссия». Расположенные на белорусской территории газопроводы уже не первый год принадлежат РФ, а Минск занимается лишь доставкой газа конечным потребителям через государственную компанию «Белтопгаз». Поэтому и давление на Москву по примеру заявленного ранее возможного ограничения Белоруссией транзита нефти по нефтепроводу «Дружба» сегодня формально невозможно. Только если Минск не решится на отчаянный шаг по национализации газотранспортной системы. Однако такой вариант развития событий, как и возможность подачи иска к «Газпрому» в международный арбитражный суд, сегодня выглядит фантастическим, так как его последствия для республики могут быть крайне негативными.

Отсутствие контроля над своей газовой системой ставит перед Минском еще одну серьезную проблему – невозможность получения газа, «альтернативного» российскому. С одной стороны, перевести газовую трубу в реверс не позволит сам «Газпром». С другой – какой бы газ ни собралась покупать Белоруссия, он будет либо российским, либо намного дороже даже самых «невыгодных» предложений Москвы. Серьёзную альтернативу голубому топливу из РФ мог бы составить сжиженный газ (СПГ), о котором сегодня так много говорят в Польше и странах Прибалтики. Однако его рыночная стоимость даже без учета транспортировки и регазификации является для Белоруссии достаточно высокой (в декабре 2019 года после падения цен в Европе спотовый газ торговался на уровне $160-170 за 1 тыс. кубометров). Более того, и здесь возникает вопрос получения СПГ конечными потребителями в республике, так как «Газпром» вряд ли согласится предоставить для этого свою систему газопроводов. Таким образом, можно констатировать, что сегодня возможности для правовых методов давления на Россию в газовом споре у Белоруссии практически нет. И это только увеличивает возможность эскалации конфликта.

В сложившейся ситуации самым вероятным вариантом развития событий является сценарий 2015-2016 годов, когда Минск решил платить за газ «справедливую», по его мнению, цену. Однако, как считают аналитики, сегодня это вряд ли приведет к уступкам со стороны «Газпрома», который попросту может сократить подачу сырья для республики. Белоруссия же не сможет, как это делала в свое время Украина, отбирать транзитный газ для нужд своих потребителей и все равно будет вынуждена пойти на компромисс.

Кроме того, белорусская сторона вполне может попытаться решить сложившуюся ситуацию без подписания документов по интеграции, но за счет оставшегося у нее актива в виде «Белтопгаза». О том, что «Газпром» заинтересован в его покупке, еще в 2018 году заявлял бывший посол РФ в Белоруссии Александр Суриков. «Если местные сети белорусские, которые занимаются дальнейшей перепродажей газа после получения от подразделения «Газпрома», станут частью – арендной или какой-то частью «Газпрома» (не обязательно их покупать), то тогда это цена сквозная, газпромовская – без всяких изъятий», – сказал тогда он.

Однако, как считают аналитики, на такой шаг Минск решится только в самом крайнем случае, так как он полностью лишит белорусские власти возможности регулировать газовые отношения внутри страны и продавать голубое топливо промышленным предприятиям страны с накруткой около 100%.

Дополнительно нельзя исключать и возможности появления в Белоруссии некого нового сбора, подобного утверждённому недавно Лукашенко «экологическому налогу» на компании, занимающиеся в республике транзитом нефти. Только в данном случае платить станет «Газпром трансгаз Белоруссия», который, к слову, действительно неплохо зарабатывает на Белоруссии. Например, известно, что только минимальный уровень наценки на газ, реализуемый «дочкой» «Газпрома» белорусским потребителям, с 1 января 2012 года составлял $15,95 за 1 тыс. кубометров. Вплоть до 2031 года данная наценка корректируется ежегодно на величину инфляции и, действительно, ложится на плечи местных потребителей. Поэтому использование механизма изъятия дополнительных доходов российского транзитера вполне может быть рассмотрен властями республики как источник компенсации «высоких» цен на газ из РФ.

Очевидно, что газовый конфликт между Минском и Москвой не сможет завершиться к концу февраля, если белорусская сторона не пойдет на уступки. При этом компромисс, по всей видимости, будет возможен только в том случае, если Белоруссия согласится подписать все подготовленные ранее документы по интеграции в рамках СГ, в первую очередь «дорожные карты» по нефтегазовому и налоговому сотрудничеству. Только после этого в Москве будут готовы начать диалог по вопросу о цене на газ для республики.

Однако, учитывая нынешние настроения белорусской правящей элиты, а также надвигающиеся в стране выборы президента, такой вариант развития событий в ближайшей перспективе выглядит маловероятным. Есть опасения, что стороны не сядут за стол переговоров, чтобы принять взвешенное и экономически мотивированное решение, пока конфликт не будет доведен до крайней степени абсурдности.

Это означает, что вероятность разрастания новой «газовой войны» между двумя союзниками сегодня крайне высока. И ее причиной является не ухудшение отношений между Белоруссией и Россией, а политические амбиции властей.

Илья Захаркин

Заглавное фото: РБК

Источник

В рубрике: Политика Метки: , ,

Похожие записи:

Азербайджанский газ обходит Россию через Турцию Азербайджанский газ обходит Россию через Турцию
Между Аргентиной и Бразилией растет напряжение из-за соглашения с ЕС – аргентинский эксперт Между Аргентиной и Бразилией растет напряжение из-за соглашения с ЕС – аргентинский эксперт
Дружба через дуэт комуза и балалайки: перекрестный год России и Киргизии Дружба через дуэт комуза и балалайки: перекрестный год России и Киргизии
Евразийская безопасность: на какие угрозы ответит ОДКБ в 2020 году Евразийская безопасность: на какие угрозы ответит ОДКБ в 2020 году

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.