«Газовая война» за транзит: последствия для Украины

Очередной раунд трехсторонних переговоров по газу между Россией, Украиной и ЕС должен состояться 19 декабря. В Киеве заявляют о конструктивном подходе – так, украинский регулятор продлил срок бронирования мощностей газотранспортной системы до 31 декабря. Однако пока «Нафтогаз» категорически отказывается от вариантов сделки, предложенных «Газпромом». Между тем, в Верховной Раде заподозрили национальную газовую компанию в преступном обогащении за счет «реверсных» поставок газа из Европы. «По самым скромным подсчетам» переплата составила $1,5 млрд за пять лет подобной практики. О том, есть ли у Киева иные варианты поставок и чем завершится транзитное противостояние России и Украины, читайте в статье международного обозревателя Дмитрия Родионова.

Предмет переговоров

Киев будет договариваться с Москвой о газе дальше, но возможно – на фоне «газовой войны». Так украинский премьер Алексей Гончарук прокомментировал итоги переговоров в «нормандском» формате, а которых также затрагивался вопрос газа. Переговоры эти, впрочем, закончились без какого-либо результата, как, собственно, и переговоры по основной теме – Донбассу. Напомним, действующий контракт на транзит газа истекает в конце этого года. При этом трехсторонние консультации с участием Еврокомиссии пока что не дали результатов, поскольку стороны выдвигают неприемлемые друг для друга требования.

Российская сторона считает, что контракт должен быть коммерчески выгодным, а «Нафтогаз» должен, наконец продать свою газотранспортную систему (ГТС), чтобы контракт был заключен с независимым оператором. И главное – должны быть сняты взаимные судебные претензии.

Украинская сторона отказываться от положенных ей Стокгольмским арбитражом уже $3 млрд (с учетом процентов и пени) не намерена, тем более, что международное правосудие тут на ее стороне, и у «Газпрома» практически не осталось шансов оспорить решение, во исполнение которого Киев уже готовится арестовывать имущество российской компании по всей Европе, что уже заставило «Газпром» отказаться от размещения «евробондов».

Что касается независимого оператора для своей «трубы», Украина сама постоянно говорит о необходимости перехода на «евростандарты», которые создания такого оператора как раз и требуют. В Киеве уже приняли закон, позволяющий сделать это, однако проблема состоит в том, чтобы найти желающего ее купить.

Дело в том, что украинская ГТС изрядно изношена и требует серьезных вложений. У Украины таких денег нет, поэтому она и сама бы рада продать «неликвид». Но кто согласится вложить средства, не рассчитывая на серьезную прибыль, которая, как минимум, окупила бы расходы?

Принести ее может только российский транзит, но уже очевидно, что Россия собирается его серьезно уменьшать, а с полноценным вводом в эксплуатацию обходных маршрутов – постепенно сводить к чисто символическому минимуму. А для того, чтобы приобретение и содержание «трубы» окупилось, потенциальному инвестору нужен контракт на прокачку не менее 50-60 млрд кубометров в год сроком на 10-15 лет, в то время, как «Газпром» предлагает контракт на год. Получается натуральный замкнутый круг.

Наконец, что касается коммерческой выгоды для России: украинская сторона намеренно требует повышения стоимости транзита, понимая, что скоро заработают «Турецкий поток» и «Северный поток‑2», и Россия потеряет нужду в украинской «трубе» – следовательно, надо постараться «урвать» побольше здесь и сейчас, пока украинский маршрут остается безальтернативным.

Вот с какими позициями стороны пытаются договориться – и едва ли это было бы возможно, если бы не наличие третьего игрока – Европы, которая, с одной стороны, заинтересована в бесперебойных поставках российского газа, с другой – в сохранении украинского транзита.

Позиция Евросоюза

Казалось бы, это взаимопротиворечащие требования, но они вполне уживаются в логике отношений ЕС и России, когда, с одной стороны, европейские лидеры говорят о необходимости нормализации отношений с Москвой, а с другой – с упорством барана каждые полгода продлевают санкции, от которых сами же и страдают.

Зачем Европе украинский транзит, если там все хорошо понимают ненадежность Украины как транзитера? Причин несколько.

Во-первых, до сих пор живо предубеждение, что транзит – это единственное, что сдерживает Москву от силового решения украинского вопроса.

Во-вторых, в Европе понимают, что $3 млрд, которые Украина ежегодно имеет с транзита –серьезные для нее деньги, отсутствие которых придется компенсировать им, европейцам. По сути, в ЕС хотели бы экономически поддерживать Украину на плаву за российский счет.

В-третьих, и, наверное, в-главных – Брюсселю нужно сохранять рычаг давления на Москву, поскольку он сам не хотел бы попасть в полную зависимость от «Газпрома» и предпочитает максимально диверсифицировать маршруты поставок.

Наконец, есть предположение, что сохранение украинского транзита является одним из условий США, при котором они фактически закрывают глаза на «Северный поток‑2». В каком-то смысле они так и делают, ведь даже обещанные санкции способны лишь отсрочить запуск проекта, но не похоронить его. Американцы, если бы очень сильно захотели уничтожить «поток», сделали бы это, выставив Европе ультиматум. Правда, это был бы переход «красных линий» и сильнейший удар по лояльности Европы Штатам. В конце концов, СП‑2 не настолько критичен для американской экономики, чтобы они пошли на крайние меры, способные перевернуть структуру евроатлантических отношений. Но это, скорее, из области конспирологии. Мы же будем опираться на факты.

Да, Европа хочет сохранить давление на Россию украинским транзитом, максимально обезопасив себя от рисков, с ним связанных. Именно этим и объясняются разногласия в самом ЕС и непоследовательные действия отдельных его игроков, часть которых продвигает СП‑2, а другая пытается его придушить. Так или иначе, Европа продолжает сильно зависеть от российского газа (более, чем на треть, а доля российского газа в Германии – более половины). И больше всего Европа теряет в случае, если российский газ перестанет к ней поступать, или его поставки уменьшатся. Потому Брюссель – это не просто арбитр в переговорах Москвы и Киева, но и главное заинтересованное лицо.

В Киеве это прекрасно понимают, потому не стесняются грозить «газовой войной», шантажируя этим и Россию, которая может потерять клиентов и прибыль, и Европу, которая может оказаться без газа зимой.

Под термином «газовые войны» скрывается банальное воровство Киевом газа, предназначенного Европе, что уже приводило к остановке транзита в 2006‑2009 г. В 2009 г. это закончилось подписанием того самого контракта, за который потом на Украине судили экс-премьера Юлию Тимошенко, и срок которого как раз истекает к концу текущего года.

Может ли ситуация повториться? Послушаем, что говорит Гончарук. «Мы достигли своей цели в газовом вопросе – вывели вопрос транзита газа за пределы обсуждения ситуации в Донбассе. Не договорились о контракте, но этого и не должно было состояться в Париже. Украина будет договариваться о газе дальше, возможно просто, возможно – с «газовой войной». Но мы полностью готовы к этому: наши хранилища наполнены, нашу логику поддерживают ЕС и решение Стокгольмского арбитража, а «Северный поток‑2» не достроен».

Не очень понятно, что он имеет в виду утверждением о том, что им «удалось вывести вопрос транзита газа за пределы обсуждения ситуации в Донбассе». Очевидно, что это попытка скрыть обратное – желание самого Киева увязать эти два вопроса, «давя на жалость» Европы, припоминая ей старую «страшилку» о том, что, как только прекратится транзит, Россия тут же введет войска на Украину.

Перспективы решения вопроса

Впрочем, расчеты на поддержку Европы тут явно не обоснованы, как и отсылка к решению Стокгольмского арбитража. Это коммерческий спор двух хозяйствующих субъектов, не имеющий никакого отношения к вопросу транзита, и Европа предпочла бы от него максимально отстраниться – именно этим объясняются затягивание процессов и явное нежелание многих стран ЕС (в том числе, считающихся союзниками Киева), изымать по его требованию имущество «Газпрома», несмотря на юридическую обоснованность.

По поводу заполненности украинских подземных хранилищ: да, Киев основательно подготовился к остановке транзита, тем более, что она будет означать и остановку «реверса», которая оставит саму Украину без газа.

Напомню, украинские власти очень любят хвастаться тем, что прекратили закупку газа у «Газпрома», предпочитая «реверс» из Европы. Правда, газ этот все равно российский и обходится Киеву дороже – но тут важен политический аспект – не покупать газ у «агрессора».

Впрочем, наивно думать, что дело только в этом. Дело в том, что «реверс» этот – виртуальный. То есть это происходит не так, что страны Европы отправляют Украине обратно пришедший с ее территории российский газ – такой возможности не существует физически – труба может работать только в одну сторону. Просто Украина покупает у европейцев топливо, которое уже пришло на ее территорию из России – то есть газ, который до Европы не доходит.

И это колоссальная коррупционная схема по типу угольной «Роттердам+» (называется – «Дюссельдорф+»), которая приносит огромные деньги руководству «Нафтогаза» и является главной причиной, по которой он отказывается от прямых закупок у «Газпрома», несмотря на, казалось бы, экономическую выгодность. Это для страны невыгодно покупать у Европы, а для Коболева и Ко – очень выгодно.

Нужно ли объяснять, что в случае остановки транзита никакого «реверсного» газа физически не будет в трубе на территории Украины, и покупать будет просто нечего.

А даже если представить себе налаживание схемы реального реверса из Европы, то стоить он будет еще дороже, чем сейчас, ведь европейцы не такие добрые, как мы, и предоставлять скидку в 25% «братскому народу» им не с руки.

Что касается заполненности украинских ПХГ – возникает вопрос, чьим газом они заполнены? Уж не европейским ли? Сегодня из 20 млрд кубометров, заявленных «Укргаздобычей», не менее 6 млрд принадлежит иностранным трейдерам, которые просто пользуются услугами украинских ПХГ. Думаю, в случае остановки транзита европейцы очень захотят получить этот газ, ну а если согласятся продать его Киеву, то по астрономическим ценам.

Кроме того, никто точно не знает, как будет работать украинская «труба» в случае отсутствия в ней транзита. Специалисты говорят о том, что она может просто «накрыться». Наконец, для того, чтобы система работала стабильно, в ней должно всегда находиться какое-то количество газа. Так что, если Украина попытается изъять газа больше допустимого объема, это, опять же, может привести к техническому коллапсу всей системы.

Что касается того, что СП-2 не достроен – его достроят в любом случае, как бы противники проекта не изворачивались. Максимум, чего они могут добиться – оттягивания сроков запуска на пару-тройку месяцев и удорожания проекта, но для «Газпрома» это не смертельно. Газ по этому трубопроводу в любом случае пойдет во второй половине следующего года. А первый газ по «Турецкому потоку», который позволит «запитать» часть Южной Европы, пойдет уже в январе.

Кроме того, к срыву транзита готовилась не только Украина, но и потребители в ЕС, также закачивая российский газ в хранилища, чему способствовало его удешевление из-за проседания азиатско-тихоокеанских рынков.

Наконец, «Газпром» готов подстраховать Европу и с помощью СПГ, для чего привел в европейский порт регазификационное судно из Калининграда – «Маршал Василевский».

Все это вместе должно обеспечить исполнение контрактов в любом случае – если не будет совсем уж лютой зимы или еще каких катаклизмов. Последним средством, способным остановить разом все поставки в Европу российского газа, остается уже не газовая, а реальная война. Но решатся ли на нее американцы, которые являются главным желающим вытеснить «Газпром» с европейского рынка (в идеале, сорвав «потоки» и транзит через Украину одновременно) – большой вопрос.

***

Таким образом, обе стороны будут продолжать переговоры, набивая себе цену и рассчитывая на то, что Европа, испугавшись перспективы замерзнуть, будет давить на оппонента. Обе стороны могут создать проблемы и Европе, и друг другу. Только вот те проблемы, что может создать Киев, преодолимы. А сама Украина в случае отказа пойти на уступки и попытки развязать новую «газовую войну» может полностью и навсегда лишиться транзита со всеми для нее вытекающими.

Впрочем, скорее всего, будет найден компромиссный вариант – к примеру, временное продление действующего контракта. Во всяком случае, он позволит сторонам сохранить лицо и выиграть время. Которое, правда, учитывая неизбежность ввода «потоков», все равно будет работать на «Газпром».

Дмитрий Родионов

Заглавное фото: Reuters

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , , ,

Похожие записи:

Азербайджанский газ обходит Россию через Турцию Азербайджанский газ обходит Россию через Турцию
Между Аргентиной и Бразилией растет напряжение из-за соглашения с ЕС – аргентинский эксперт Между Аргентиной и Бразилией растет напряжение из-за соглашения с ЕС – аргентинский эксперт
Дружба через дуэт комуза и балалайки: перекрестный год России и Киргизии Дружба через дуэт комуза и балалайки: перекрестный год России и Киргизии
Евразийская безопасность: на какие угрозы ответит ОДКБ в 2020 году Евразийская безопасность: на какие угрозы ответит ОДКБ в 2020 году

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.