Заставит ли Европейский суд по правам человека вернуть преподавание на русском?

Конституционный суд Латвии вынес недавно вердикт, подтверждающий вынесенный ранее властями запрет на преподавание в частных школах на русском языке. Таким оказался финальный аккорд по изгнанию языка «оккупантов» из системы школьного образования этого государства. Разгневанные русские родители готовят и отправляют иски в Европейский суд по правам человека.

Изгнание русского

Весной 2018 года Сейм Латвии принял закон об изгнании русского языка из средних школ нацменьшинств – причём это касалось не только государственных, но и частных учебных заведений. Сразу же вслед за этим оппозиционная партия «Согласие» оспорила новый закон в Конституционном суде. 23 апреля с. г. Конституционный суд признал проводимый властями перевод образования нацменьшинств в государственных школах на латышский язык «соответствующим» основному закону государства. Решение окончательное и не может быть оспорено.

Однако по частным школам в КС был подан отдельный иск. Причём суд рассматривал несколько исков, объединённых в одно дело, в том числе поданные отцом двоих учеников школы Latreia докторантом права Тенгизом Джибути и группой родителей, представляющих интересы детей из нескольких других частных школ. Эксперты считали, что у них есть хорошие шансы на успех: дескать, государственные учебные заведения – это «святое», ну а по частным школам можно добиться и послаблений. Однако этого не случилось: 15 ноября КС опубликовал свой вердикт, в котором пришёл к выводу о законности запрета преподавать на русском языке даже и частным школам.

Позже суд представил объяснение своего решения, обосновав его восстановлением «исторической справедливости». «Принимая во внимание исторические обстоятельства, которые появились в результате длительной оккупации и русификации, а также существующую ситуацию с использованием государственного языка, Конституционный суд считает, что законодатель, регулируя использование языка в учебных процессах в частных учебных заведениях, обеспечил соответствующее соотношение государственного языка к другим в достаточной степени для того, чтобы национальные меньшинства сохранили свою идентичность», – заявили в КС, что называется, на голубом глазу.

В ответ Т. Джибути заявил, что будет искать справедливости на более высоком уровне – в Европейском суде по правам человека. «Я твёрдо намерен идти до конца и верю в обоснованность своих аргументов, а права моих детей нарушаются. Но хочу напомнить, что один в поле не воин. ЕСПЧ гораздо более внимательно относится к массовым жалобам – это означает важность ситуации для родителей. Поэтому призываю и других родителей, которые видят нарушения прав своих детей, не пожалеть времени и заполнить формуляр жалобы в ЕСПЧ», – заявил Джибути.

По словам активистки Штаба защиты русских школ Татьяны Андриец, русские родители Латвии уже подали в Европейский суд по правам человека около 30 исков. «Но этого мало. Если мы хотим, чтобы ЕСПЧ не затягивал с решением этого вопроса, то должно быть не менее сотни обращений. В противном случае они там решат, что проблема не особенно актуальна, и за рассмотрение могут взяться лет через десять», – добавляет активистка.

Депутат самоуправления Юрмалы правозащитник Елизавета Кривцова («Согласие») сообщила автору этих строк, что процесс будет только набирать силу. «Подписываются и готовятся всё новые иски в ЕСПЧ. Тем временем русскоязычные родители ищут разные выходы из сложившийся ситуации. В их числе – уроки с репетитором, семейное образование, переход на дистанционное онлайн-обучение, эмиграция в другие страны ЕС, где русское образование не находится под запретом. Люди ищут пути кооперации для отстаивания своих прав на качественное образование и внутри Латвии», – подчёркивает Е. Кривцова.

Активист защиты русских школ Латвии Дэги Караев сказал «Ритму Евразии», что считает насильственный перевод русских детей на неродной язык обучения формой садизма и унижения. «А в конкретной ситуации, когда ни материалы, ни база, ни учителя в полной мере не соответствуют критериям «качественного образования на латышском языке», это особенно изысканный садизм. Со смаком, так сказать. Родители из положения выходят по-разному. Кто-то смирился и даже не придал значения. Кто-то усиленно изучает латышский язык, принося в жертву остальные предметы. Кто-то переводит детей в дистанционные онлайн-школы, кто-то пакует чемоданы, кто-то пытается бороться доступными методами», – говорит Д. Караев. Он тоже считает ЕСПЧ инструментом, которым обязательно надо попытаться воспользоваться. «Ситуацию можно исправить или народным бунтом, что маловероятно, или мощным внешним воздействием», – считает активист.

Завалить исками!

Создатель рижского педагогического центра «Эксперимент» и частной русской школы Innova Бронислав Зельцерман сообщил порталу Baltnews, что в Европейском суде по правам человека уже находится иск владельцев частных школ. «И, насколько я понял со слов некоторых международных экспертов, это сильный ход. Ведь в данном случае нарушено право владельцев школы на ведение предпринимательской деятельности. Со схожей аргументацией подан иск в Конституционный суд Латвии и от частных вузов, где тоже найдено соответствующее нарушение. Помимо этого, будут подавать иск в ЕСПЧ и родители учащихся школ нацменьшинств, планирующие указать в своем заявлении в том числе и конкретный ущерб, которые эти поправки уже наносят их детям. Думаю, что к декабрю будет возможность это зафиксировать, а значит и конкретно доказать пагубность принятых поправок», – пояснил Б. Зельцерман. Он сослался на прецедент, имевший в свое время место в американском штате Нью-Йорк: родители в суде доказали, что новая программа образования не соответствовала возрастным возможностям детей и она была отменена.

Депутат Сейма, председатель правления Латвийской ассоциации в поддержку школ с обучением на русском языке Игорь Пименов («Согласие») сказал «Ритму Евразии»: «Осуждаю и не принимаю несоразмерные ограничения использования русского языка обучения в латвийской школе как в финансируемой за счёт налогов русских жителей, так и в частной». И. Пименов ссылается на Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств, которую Латвия ратифицировала в 2005 году. Депутат напоминает, что данная конвенция указывает механизм защиты родителями прав своих семей ‒ государство стремится обеспечить, чтобы лица, принадлежащие к нацменьшинствам, имели надлежащие возможности изучать свой язык или получать образование на этом языке при условии достаточного спроса.

«От организованности и последовательности самих родителей зависит, заставят ли они власть с собой считаться. И это не только заявления в Европейский суд по правам человека, которые, несомненно, есть одна из форм демонстрации такого спроса. И чем больше таких заявлений, тем убедительнее спрос», – подчёркивает депутат. По его словам, в политике не бывает окончательных решений. «Я убеждён в том, что возможны мудрые, справедливые и демократические изменения законодательства, которые устроят всех. Но это станет возможным, если их поддержит значительное количество налогоплательщиков. Дело за политиками и общественными организациями, которые возьмутся выражать интересы родителей», – заключает Пименов.

Ситуация в её нынешнем виде вызвала озабоченность даже и на международном уровне. В начале ноября верховный комиссар по делам нацменьшинств Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Ламберто Заньер заявил, что Латвия уходит от двуязычной системы образования, которая доказала свою эффективность. Ранее Л. Заньер тоже высказывал своё мнение по данному вопросу. Так, в мае на 1229-м пленарном заседании Постоянного совета ОБСЕ он раскритиковал Латвию и Эстонию за отношение к русскоязычному населению. По его словам, ликвидация школ нацменьшинств представляет собой отход от успешно функционировавшей ранее модели двуязычного образования и может повлечь за собой серьёзные негативные последствия.

В беседе с информационным агентством ТАСС комиссар ОБСЕ Заньер отметил: «Как я неоднократно заявлял латышским коллегам, на мой взгляд, проводя реформы, Латвия уходит от сложившейся двуязычной модели образования, которая хорошо выполняла свои функции и была основана на Гаагских рекомендациях о правах национальных меньшинств, разработанных моим офисом. Я также призвал власти предоставить возможность получения образования на русском языке в частных школах и проводить реформы в тесных консультациях с представителями национальных меньшинств». Ламбрто Заньер подчеркнул, что нацменьшинства Латвии в сложившейся ситуации должны иметь свой голос.

Митингами не проймёшь

В свою очередь, комиссар Совета Европы по правам человека Дунья Миятович заявила, что перевод школ нацменьшинств Латвии на латышский язык может дестимулировать школьников, а языковые инспекции и штрафы – это непродуктивно. «Эта реформа может привести к тому, что существовавшая с 2004 года система двуязычного образования превратится в систему, в которой на языке меньшинства предлагается лишь немного занятий по языку и культуре. Меня также волнует появившаяся в СМИ информация о том, что правительство Латвии рассматривает вопрос о том, чтобы все преподавание в государственных школах целиком велось только на латышском языке», – cказала Миятович.

Надо сказать, что представители русской общины Латвии восприняли заявления высоких европейских чиновников без особого энтузиазма. Они, чиновники, критикуют (правда, довольно-таки мягко) Латвию за её политику в отношении нацменьшинств уже много лет, но… «Комиссар Совета Европы опять пожурила Латвию за языковой беспредел… А надо бы уже переходить к более действенным мерам, к наказаниям. Давайте и мы все будем писать Дунье Миятович письма об издевательствах над детьми в школах, где им запрещают учиться на родном языке! Пусть каждый месяц на её адрес приходит по 50−100 писем с жалобами от родителей из Латвии и просьбами реально помочь, а не грозить пальцем! Письма можно направлять в наш Латвийский комитет по правам человека, чтобы они сразу направляли в бюро комиссара», – призвала журналистка Алла Березовская.

Вечером 5 декабря партия «Русский союз Латвии» (РСЛ) и Штаб защиты русских школ провели шествие – свыше тысячи человек прошагали от здания министерства образования и науки к памятнику Свободы. Мероприятие, получившее название «Марш света против тьмы», по словам сопредседателя РСЛ Мирослава Митрофанова, было специально устроено в четверг, чтобы люди могли присоединиться к мероприятию после работы. В руках участники акции держали плакаты с надписью: «Нам не все равно», флаги России и Латвии, воздушные шары, фонарики и телефоны со включенными экранами, чтобы, по их словам, «потоком света рассеять тьму». На ходу они пели марш «За наши школы – на все века!». Одновременно у памятника Свободы состоялся сбор подписей под петицией активистки Инны Дьери к руководству ЕС с требованием повлиять на латвийские власти, чтобы те вновь разрешили образование на русском языке.

Такие акции защитники русских школ проводят с частотой в несколько месяцев. Предыдущая состоялась 5 октября – свыше 2 тысяч человек собрались на Ратушной площади и под бой барабанов устроили шествие до здания кабинета министров. Люди скандировали: «Руки прочь от русских школ!», «Русским детям – русские школы!», «Латвия – моя страна, русский – мой язык!» Они держали в руках плакаты с надписями на латышском, английском и русском языках: «Школьные реформы = этногеноцид?», «Остановите катастрофу образования на русском языке в Латвии», «Русским детям – образование на родном языке!» и другие, схожего содержания. Люди произносили пламенные речи, клялись неустанно бороться за свои права. Впрочем, это активное меньшинство. Пассивное большинство же давно на всё махнуло рукой…

Власти, действительно, маршами протеста не проймёшь. Как пояснял ранее премьер-министр Кришьянис Кариньш, «в Латвии один государственный язык, и на его основе должна проходить интеграция общества». Однако мнение нелатышской части общества на этот счет вполне определённое.

Пару месяцев назад в передаче латвийского телеканала LNT «900 секунд» были обнародованы результаты опроса, проведённого агентством Kantar на тему «школьной реформы». 55% опрошенных жителей страны в возрасте от 18 до 60 лет указали, что согласны с тем, что в стране следует ввести латышский язык обучения на всех уровнях образования. 39% респондентов не поддерживают такую точку зрения, ещё 6% ответили, что не могут дать определённого ответа по данной теме. Эти 39% и есть, собственно, все «нетитульные» жители Латвии. Люди, которых власти страны де-факто низвели до положения лиц «второго сорта».

Роман Бабурин

Заглавное фото: Baltnews

Источник

В рубрике: Общество Метки: , , , ,

Похожие записи:

«Четвертая волна кризиса»: почему Запад отказывается от свободной торговли «Четвертая волна кризиса»: почему Запад отказывается от свободной торговли
«Из варяг в персы»: новое прочтение суперпроекта «Из варяг в персы»: новое прочтение суперпроекта
Ракеты, автоматы и БТР для эстонской армии: на страх «восточному соседу» Ракеты, автоматы и БТР для эстонской армии: на страх «восточному соседу»
Опасный прецедент: после брекзита Нидерланды задумались о выходе из ЕС Опасный прецедент: после брекзита Нидерланды задумались о выходе из ЕС

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.