Трамп уступает политическое пространство Эрдогану

На переговорах собеседники остались при своём, но с некоторым преимуществом президента Турции

Визит в США президента Турции Р. Эрдогана (12-13 ноября) ожидался едва ли не как переломный: либо стороны снимут накопившиеся между ними серьёзные разногласия, либо вконец разругаются. Уж больно драматической выглядела полемика, вплоть до личных оскорблений, между двумя главами государств. Не подтвердилось ни то ни другое. Напряженный эмоциональный тон, похоже, снят, но главные проблемы остались.

Особым внешним миролюбием отличился Дональд Трамп, что не удивительно: в день переговоров 13 ноября начался первый тур телевизионных дебатов по поводу инициированного демократами в Конгрессе импичмента главы Белого дома. Поскольку в обвинениях речь идёт о давлении Трампа на иностранных лидеров, в частности В. Зеленского, то с Эрдоганом Трамп был сама обворожительность и деликатность. Словно он никогда и не называл в переписке своего «давнего прекрасного друга» Эрдогана «дураком».

Впрочем, для настроенной антитрамповски американской прессы любое поведение Трампа является плохим по определению. Теперь его обвиняют в том, что он «прогнулся» перед турецким «диктатором» и не отстаивал в должной мере национальные интересы. Турецкие же СМИ в основном удовлетворены результатами визита, полагая, что Эрдоган сумел не только довести до американской стороны озабоченности Анкары, но и добиться сдвигов по волнующим турок вопросам. Что же касается «уступчивости» Белого дома на переговорах с Эрдоганом, она объясняется в первую очередь пониманием того, что дрейф Турции в сторону от США и НАТО чреват исключительно серьёзными проблемами для американской политики конструирования «Большого Ближнего Востока».

В Турции, кстати, наибольшее внимание в этих переговорах привлекли не вопросы военно-стратегического характера и не положение в Сирии, а вето на принятую в октябре резолюцию палаты представителей Конгресса о признании армянского геноцида в Османской империи в годы Первой мировой войны. Вето в день переговоров наложил на данную резолюцию влиятельный сенатор-республиканец Линдси Грэм. Для документов такого рода в Сенате достаточно единичного вето без общей процедуры голосования. И сделано это было наверняка по согласованию с администрацией президента.

До визита большинство аналитиков уделяли главное внимание тому, как будет стоять на переговорах вопрос о поставках в Турцию российского ЗРК С-400 и перспективах закупки ею российских же самолётов СУ-35 взамен запланированной ранее поставки американских F-35. Американцы крайне озабочены таким развитием событий. Волнует их не только техническая сторона – боязнь способности системы С-400 противостоять самой современной авиации США, но и политическая. Ведь вооружение турецкой армии такими системами означало бы и продолжение её движения в сторону от НАТО. Ожидали, что вопрос будет поставлен Вашингтоном в ультимативной форме и Эрдоган, возможно, публично откажется от принципиально важных военных проектов с Россией. Однако этого не произошло. В отношении появления у турок С-400 Трамп в свойственной ему манере возложил всю ответственность на Барака Обаму, в своё время запретившего поставки в Турцию американского ЗРК «Пэтриот». Стороны договорились продолжить обсуждение комплекса проблем, связанных с поставками российских вооружений, на экспертном уровне. А это значит, что Белому дому так и не удалось навязать Эрдогану свою волю. Первый этап поставок С-400 в Турцию уже завершён.

Тему проведения Турцией операции «Источник мира» в Сирии, которая формально являлась главной причиной нынешнего обострения отношений между Анкарой и Вашингтоном, Трамп всерьёз и не поднимал. Видимо, он понял, что здесь турки стоят непоколебимо, особенно заручившись соглашением с Россией о буферной зоне. Президент США выразил понимание озабоченности Эрдогана проблемой сирийских беженцев и никак не возражал, когда последний сообщил о своих планах переселить в ближайшие месяцы до 1 млн беженцев на контролируемые турками территории в Сирии. А потом в течение нескольких лет переправить туда ещё 1 млн человек.

В Конгрессе и в Госдепартаменте эти намерения не раз резко осуждали. От курдов из СДС Трамп не отрёкся, но защищал их как «американских союзников» довольно вяло, сосредоточившись не на проектах создания «независимой Рожавы», а на использовании курдов главным образом на охране захваченных американцами нефтяных месторождений. А Эрдоган значительную часть времени и энергии посвятил доказательству террористической природы курдского движения в Сирии как филиала Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдулы Оджалана, объявленной в США террористической организацией. Курдского командующего СДС Мазлума Кобани (Ферхат Абди Шахин) Эрдоган объявил «приёмным сыном» Оджалана и категорически потребовал его выдачи турецким властям в случае его появления на территории США. С учётом того, что Трамп уже объявил о приглашении Мазлуму Кобани посетить Белый дом, чтобы продемонстрировать сохранение американской поддержки курдам, президент США оказался в сложном положении. Ведь Эрдоган, по сути, обозначил «красную линию» в отношениях с американцами. И если Трамп её пересечет, достигнутые в ходе переговоров хрупкие договорённости могут рухнуть.

Тему деятельности на территории США враждебной Эрдогану Организации Фетхуллаха Гюлена и выдачи на родину её лидера, проживающего в Пенсильвании, турецкий президент поднимал без особого энтузиазма. В Анкаре понимают, что обвиняемого в организации попытки военного переворота в Турции (июль 2016 г.) и давно сросшегося с американским «глубинным государством» проповедника и мультимиллионера Гюлена экстрадировать из Америки вряд ли удастся. Постоянно поднимая этот вопрос, Анкара, скорее, рассчитывает на ограничение антиэрдогановской активности Гюлена.

Уступая политическое пространство Эрдогану, Трамп сделал акцент на экономической привлекательности для Турции сохранения сотрудничества с США. Он, в частности, поставил задачу повышения ежегодного уровня двусторонней торговли с нынешних 20 млрд долл. до 100 млрд долл., хотя реальных предпосылок для такого галопирующего роста не видно.

Визит в Америку Эрдоган, безусловно, может поставить себе в плюс. Однако он, конечно, ошибся бы, если воспринял это как карт-бланш для свободы действий в Сирии или выхода из договорённостей с Москвой. Трамп ещё вполне способен занять гораздо более жёсткую позицию в отношении Анкары. Что же касается нынешнего качества сотрудничества Турции с Россией, то во многом именно благодаря ему в Вашингтоне вынуждены больше считаться с мнением турок. Иначе американский интерес к ним, скорее, снижался бы.

Дмитрий Минин

Заглавное фото: Reuters

Источник

В рубрике: Политика Метки: , ,

Похожие записи:

«В Китае растет убеждение, что Трамп не заслуживает доверия» – китайский эксперт «В Китае растет убеждение, что Трамп не заслуживает доверия» – китайский эксперт
Останется ли на политической карте государство Ирак? Останется ли на политической карте государство Ирак?
Расширение продолжится: НАТО рано списывать со счетов Расширение продолжится: НАТО рано списывать со счетов
НАТО в стратегии отрыва Белоруссии от РФ НАТО в стратегии отрыва Белоруссии от РФ

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.