«Ложный выбор»: Почему США навязывают Узбекистану выбор между ЕАЭС и ВТО

В октябре в Узбекистане обсуждался проект Концепции социально-экономического развития до 2030 года, который предполагал вступление страны в ВТО и соглашение о свободной торговле с Евразийским союзом до 2021 г., а после – и возможное присоединение к нему. На фоне информации об изучении республикой рисков и преимуществ вступления в ЕАЭС крайне нарочито прозвучало заявление министра торговли США Уилбура Росса о том, что членство в Союзе может усложнить для Узбекистана дорогу в ВТО. Независимый исследователь Бахтиёр Алимджанов проанализировал аргументы авторов Концепции и оценил, насколько сильно повлияла на ее текст позиция Вашингтона.

С 1 октября по 22 октября 2019 г. на правительственном сайте обсуждался проект «Концепции социально-экономического развития Республики Узбекистан до 2030 года». Предполагается рост реального ВВП в 2,1 раза и ВВП на душу населения в иностранной валюте в 3 раза к 2030 г. или до $4538, против $1533 в 2018 г. Для достижения заданных целей необходимо будет поддерживать среднегодовые темпы экономического роста не ниже 6,4%. Основными факторами роста ВВП в 2018‑2030 гг. являются обеспечение роста реальных объемов промышленности в 2,3 раза (увеличение доли в ВВП от 26,3% в 2018 г. до 33,3% в 2030 г.), строительных работ в 2,1 раза (от 5,7% до 6,4%) и сферы услуг в 2,1 раза (от 35,6% до 39,3%) и соответственно снижение доли сельского хозяйства в 1,8 раза (с 32,4% до 21%).

Нужно отметить, что в 2019 г. некоммерческая организация «Буюк келажак» также создала «Концепцию стратегии развития Республики Узбекистан до 2035 г.» Главное отличие этих сценариев развития состоит в подходах к экономическому развитию: успех «Концепции 2030» основывается в основном на увеличении экспорта, а «Концепция 2035» опирается на политические и административные реформы. В «Концепции 2030» вступление в ЕАЭС и ВТО понимается как транзит Узбекистана в разряд развивающихся стран. В связи с концепциями развития Узбекистана у экспертов возникает основной вопрос: как повлияет на осуществление концепции социально-экономического развития Узбекистана вхождение республики в ЕАЭС и ВТО?

В чем состоит «Концепция 2030»?

«Концепция 2030» включает в себя три этапа. На первом этапе (2019-2021 гг.) предполагается расширение внешней торговли за счет подписания соглашений о свободной торговле с рядом стран и Евразийским союзом. Одновременно в Концепции указывается «усиление протекционисткой политики в отношении экспортно-ориентированных отраслей производства товаров и услуг до вступления страны в ВТО». Если Узбекистан намерен в основном увеличить экспорт плодоовощной продукции, то зачем нужен протекционизм? Не поспособствует ли республике свободная торговля с ЕАЭС увеличить экспорт плодоовощной продукции? К сожалению, в Концепции нет ясных ответов на эти вопросы.

На втором этапе (2022-2025 гг.), согласно Концепции, будут достигнуты качественные структурные изменения в отраслях экономики республики. То есть, на повестке дня будет «последовательное изучение вхождения страны в ЕАЭС и ВТО, либерализация торговой политики и экспорта, пересмотр нетарифных торговых барьеров и приведение их в соответствие с соглашениями и нормами ВТО». Как будет изучаться опыт вхождения? Что означает резкая либерализация после протекционизма? Непонятна логика экономических действий правительства.

На данном этапе предполагается, что дефицит торгового баланса будет уменьшаться до 2025 г. с переходом на профицит, причем экспорт продукции должен расти на 15-20% в год. Непонятно, за счет каких рынков будет осуществляться рост.

На третьем этапе (2026-2030 гг.) предусматривается переход экономики от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития. Согласно Концепции, на данном этапе «предусматривается дальнейшее развитие экспортно-ориентированной торговли в рамках ВТО без протекционизма с учетом уступок в рамках достигнутых соглашений». Ни слова о ЕАЭС. Неизвестно, вступит ли Узбекистан в ЕАЭС к 2030 году. Известно одно: Узбекистан к этому времени намеревается стать членом ВТО и отказаться от жесткого протекционизма. Каковы будут отношения Узбекистана с ЕАЭС, в документе не прописано.

Ориентация на экспорт

В «Концепции 2030» четко прописано, что «целью внешнеэкономической политики Республики Узбекистан в долгосрочной перспективе должно являться создание условий для достижения высоких темпов внешнеторгового оборота и на ее основе обеспечение эффективного участия в мировом разделении труда и повышения глобальной конкурентоспособности ее национального хозяйства».

Согласно документу, целевые показатели экспорта в 2030 году достигнут $38 млрд. В структуре экспорта объем плодоовощной продукции вырастет более чем в 5 раз, экспортных услуг – более чем в 3 раза по сравнению с 2018 г. Планируется увеличение экспорта товаров с $14 млрд в 2018 г. до $26 млрд в 2023 г. и до $38 млрд в 2030 г. при устойчивости среднегодового роста ВВП в пределах 6-7% и росте среднемировых цен на 2-3% в год.

Узбекистан стремится стать экспортером не только плодоовощной продукции. Например, планируется увеличение экспорта машиностроительной продукции до $1,2 млрд в 2023 г. и до $2,8 млрд в 2030 г., т.е. более чем в 7 раз по сравнению с 2017 г. Предполагается, что объем экспорта текстильных и швейно-трикотажных изделий будет иметь тенденцию роста до 2030 г. в 5-6 раз по отношению к 2018 г., a объем экспорта кожаной продукции будет иметь тенденцию роста до 2030 г. в 3,5-4,0 раза в сравнении с 2018 г. Также Узбекистан стремится обеспечить в 2025 г. рост экспорта туризма с $951 млн до $2 млрд. Диверсификация производства и стремление к инновациям – основная цель правительства и промышленных кругов страны.

Пропаганда ВТО

В «Концепции 2030» прописаны основные принципы внешнеэкономической политики Республики Узбекистан. Одним из важных принципов является «взаимосвязанность внешней экономической политики с целевыми ориентирами и приоритетными направлениями внутренней экономической политики». То есть, правительство Узбекистана в ближайшем будущем будет действовать, исходя из экономических соображений, а не политических.

Если взять внешнеторговый оборот республики, то Узбекистан в основном торгует с Китаем, Россией, Казахстаном. И в ближайшем будущем вышеперечисленные страны останутся ближайшими торговыми партнерами Узбекистана. Авторы Концепции – явно на стороне ВТО в ущерб ЕАЭС: «Важным направлением деятельности по упрощению доступа отечественных товаров на внешние рынки на данный момент является активизация деятельности по вступлению Республики Узбекистан во Всемирную торговую организацию». Согласно их мнению, «Всемирная торговая организация объединяет 164 страны, на долю которых приходится 98% мировой торговли, 21 находится в процессе переговоров по вступлению. При этом четыре из пяти соседних с республикой стран (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Афганистан) уже являются членами Всемирной торговой организации».

Авторы упускают из виду, что Казахстан и Кыргызстан также являются членами ЕАЭС. Членство в ЕАЭС не помешало Казахстану и Кыргызстану развивать экспортоориентированную и инновационную экономику. «Концепция 2030» прямо агитирует: «Членство во Всемирной торговой организации может также стать мощным стимулом для привлечения иностранных инвестиций в республику, укрепления в стране благоприятного инвестиционного климата и соответствующей деловой среды».

Позиция по ЕАЭС

Несмотря на симпатии к ВТО и «нейтральному» отношению к ЕАЭС авторы «Концепции 2030» понимают, что основными партнерами Узбекистана являются государства СНГ. «Объективные предпосылки развития сотрудничества с государствами СНГ, – отмечают авторы «Концепции 2030», – определяются наличием общей границы, схожей транспортной и хозяйственной инфраструктуры, культурных традиций и языка».

Признавая очевидные выгоды от вступления в ЕАЭС, авторы игнорируют возможность развития Узбекистана в этом интеграционном процессе.

В общих чертах авторы проекта Концепции довольно туманно отмечают, что «одним из важнейших и новых перспективных направлений для Республики Узбекистан является межрегиональное сотрудничество во внешнеэкономической деятельности с зарубежными государствами». Странно то, что в «Концепции 2030» не прописали все выгоды, которые может получить Узбекистан от сотрудничества со странами-участницами ЕАЭС.

Узбекистан между ВТО и ЕАЭС

22 октября 2019 г. министр торговли США У. Росс отметил, что «присоединение к Евразийскому экономическому союзу Узбекистана прямо сейчас может усложнить процесс вступления в ВТО». На заявление американцев отреагировал премьер-министр Дмитрий Медведев: «мы, вне всякого сомнения, эту работу (то есть, по ЕАЭС) с нашими партнерами по всем направлениям продолжим».

Вмешательство США во внутренние дела стран СНГ и ее экономические рекомендации часто не учитывают экономическую и политическую ситуацию в республиках Центральной Азии.

Западные эксперты также внесли свою немалую лепту для продвижения ВТО в ущерб ЕАЭС. Например, проект «Концепция 2030» широко обсуждался на круглых столах и конференциях с участием международных экспертов ООН, а также министерств, ведомств и хозяйственных объединений. Также были предложены программы развития ООН, Всемирного банка, Азиатского банка развития и Объединенных Арабских Эмиратов. К сожалению, не были приглашены эксперты ЕАЭС, ученые из стран СНГ. Скорее всего, именно поэтому в «Концепции 2030» ЕАЭС упоминается вскользь и в «нейтральном» ключе. В «Концепции 2035» ЕАЭС не упоминается вообще. Думаю, что визит президента Узбекистана в феврале 2020 г. в Москву и создание специальной комиссии по вступлению в ЕАЭС в ближайшие месяцы станет важным шагом для успешной реализации новой концепции развития правительством Узбекистана.

Бахтиёр Алимджанов

Заглавное фото: РИА Новости

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , , , ,

Похожие записи:

Лукьянов: Многовекторность на постсоветском пространстве уходит в прошлое Лукьянов: Многовекторность на постсоветском пространстве уходит в прошлое
Политическая конъюнктура поощряет Минск на незаконный реэкспорт Политическая конъюнктура поощряет Минск на незаконный реэкспорт
Куда уходит нефть Казахстана Куда уходит нефть Казахстана
Почему укрепление южных границ – первостепенная задача силовых структур СНГ Почему укрепление южных границ – первостепенная задача силовых структур СНГ

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.