«IT-страна»: обратная сторона цифровизации Беларуси

Интернет и компьютерные технологии стремительно проникают во все сферы жизнедеятельности человека, от бизнеса до медицины и сельского хозяйства. Эта трансформация влечет за собой и появление новых технологий и концепций, таких как Big Data или интернет вещей. С 2017 г. Беларусь взяла курс на цифровизацию: предполагается, что IT-технологии должны стать одной из главных составляющих новой экономической модели. О том, что сегодня собой представляет IT в Беларуси и какие перспективы развития отрасли вырисовываются на горизонте, читайте в материале научного сотрудника Института философии НАН Беларуси Александра Косенкова.

Цифровая трансформация

Цифровые технологии меняют нашу действительность. На примере социальной реальности можно заметить, что посредством цифровизации происходят изменения социальных институтов (и появление новых) и их социальной организации, трансформируется социальная структура, вырабатываются новые социальные нормы и модели поведения, происходит виртуализация жизни общества и индивида.

Ввиду преимуществ, которые сегодня предоставляют цифровые технологии и создаваемые с их помощью цифровые продукты, во многих государствах реализуются масштабные проекты (например, Индустрия 4.0 в Германии, Общество 5.0 в Японии, программа Интернет+ в Китае, проекты строительства цифровой экономики в Беларуси), направленные на цифровизацию производства, сельского хозяйства, транспорта, бизнеса, государственного управления, медицины, образования и др.

К флагманам цифровизации на данном этапе следует отнести следующие технологии: блокчейн, искусственный интеллект, облачные вычисления, Big Data, интернет вещей.

Развитие и внедрение компьютерной техники и цифровых технологий, в отличие от аналогичных этапов прошлого столетия, приводит к наиболее масштабным и глубоким трансформациям социальной действительности. Обусловлено это тем, что, во-первых, «происходит переход от внедрения отдельных технологий к комплексному построению цифровых экосистем». Во-вторых, в проектах строительства цифровой экономики, участвуют все социальные институты: от бизнеса до образования и культуры.

В-третьих, продолжается интенсивный рост аудитории интернета (4,4 млрд чел. в 2019 г.), пользователей социальных сетей (3,5 млрд чел), увеличивается скорость мобильного интернета (на 18% быстрее по сравнению с 2018 г.), наблюдается динамичный рост подключенных объектов (и, как следствие, цифровых сетей и систем), способных принимать, хранить, обрабатывать и передавать информацию (по оценкам Фонда развития интернет-инициатив их количество в 2020 г. будет составлять 25 млрд, не считая подключенных к сети компьютеров, планшетов, смартфонов и ноутбуков).

Эти данные свидетельствуют о том, что процессы цифровизации на данном этапе становятся более масштабными, интенсивными, а степень вовлеченности структурных элементов социума (от социальных институтов до социальных субъектов) в процессы цифровой коммуникации продолжает возрастать.

Процессы цифровизации в Беларуси

В Беларуси значение внедрения и использования цифровых технологий осознается на высшем политическом уровне. «Цифровая трансформация экономики является одним из ключевых приоритетов развития государства», – отмечал Александр Лукашенко. Принятие сначала Декрета № 8, а позже программы по развитию цифровой экономики дало старт масштабным изменениям.

В Беларуси для проведения цифровизации принят ряд нормативно-правовых актов: Декрет №8 «О развитии цифровых технологий», Стратегия развития информатизации в Республике Беларусь на 2016-2020 гг., Государственная программа развития цифровой экономики и информационного общества на 2016-2020 гг. Помимо этого, функционирует Парк высоких технологий как ключевой институт цифровых преобразований в стране, неоднократно ставился вопрос о создании министерства цифровой экономики, планируется учреждение IT-вуза.

Вышеназванные нормативно-правовые акты предоставляют большие возможности для развития цифровых технологий. Декретом №8, к примеру, созданы благоприятные условия для развития в нашей стране технологии блокчейн и криптовалют. Эффект от декрета пришел практически сразу: в первом полугодии 2018 г. экспорт Парка вырос на 40% без учета прибыли новых компаний.

Однако если анализировать нормативно-правовые акты, и, в частности, программу развития цифровой экономики, то можно заметить, что главный акцент в развитии и внедрении цифровых технологий сделан в сторону создания информационно-коммуникативной инфраструктуры и условий для электронной коммуникации между государственными органами, бизнес-сообществом и гражданами.

Во многом, именно поэтому проект развития цифровой экономики скорее является более проработанной программой информатизации, чем революционным для белорусских реалий документом.

Несмотря на то, что программой предусмотрено создание в стране цифровой инфраструктуры, отсутствуют положения, предусматривающие внедрение и развитие цифровых технологий в промышленность (по такому пути развития цифровой экономики идут сегодня практически все передовые страны) и сельское хозяйство; касающиеся внедрения технологий интернета вещей, больших данных и искусственного интеллекта; предусматривающие создание посредством цифровых трансформаций новых рабочих мест и развития цифровой компетентности и грамотности среди населения.

Однако, несмотря на ряд недостатков белорусского законодательства, в стране все же закладывается нормативная база для внедрения цифровых технологий, совершенствуется деятельность Парка высоких технологий. Как будет показано далее, у государственных учреждений и бизнес-сообщества также есть опыт использования таких цифровых технологий как блокчейн, интернет вещей, облачные технологии и др.

Насколько оцифрована Беларусь?

Оценить уровень цифровизации Беларуси позволяют различные индексы развития цифровой экономики и статистические данные. В Беларуси 74% населения – по данным на 1 января 2019 г. – являются пользователями интернета (среднее количество пользователей в Северной Европе и Северной Америке – 95%, самые низкие показатели в Средней и Восточной Африке – 26%; белорусский показатель аналогичен среднему по Латинской Америке). 73% от общего количества пользователей сети заходит в интернет каждый день. Средняя скорость фиксированного интернет-соединения – 39 Мбит/с (среднее значение в мире – 54 Мбит/с), мобильного – 11,99 Мбит/с (в мире – 25 Мбит/с). По данным Национального статистического комитета 83% городского и 67,9% сельского населения имеют доступ к интернету. Общее количество мобильных абонентов в Беларуси – 11,87 млн. (126%), доступ к 3G и 4G имеет 62% абонентов (в мире 67%).

По рейтингу GSMA Mobile Connectivity Index на 2018 г., который оценивает 163 страны мира по таким показателям как инфраструктура, финансовая доступность, способность и готовность населения использовать интернет, доступность и релевантность онлайн-контента и услуг, Беларусь имеет 66,4 пунктов из 100 (инфраструктура мобильной связи – 60,8; доступность (в экономическом плане) устройств и услуг – 64,0; готовность потребителей покупать их – 85,9; доступность релевантного контента и услуг – 58) и 60‑е место в рейтинге (35‑е – в Европе). Самые высокие показатели в мире – у Австралии (88,4), Сингапура (86,6) и Новой Зеландии (85,2). У России данный показатель равен 73,2; США – 80,7; Казахстана – 66,2; Китая – 74,3; Украины – 64,1 .

Экономист Г. Головенчик, проанализировав ключевые рейтинги цифровизации (Индекс развития информационно-коммуникационных технологий, Индекс цифровой экономики, Индекс развития электронного правительства и др.), определила, что по цифровизации Беларусь находится на 57‑м месте в мире (для сравнения: Россия – 39‑е, Казахстан – 49‑е место). Как видим, в данных рейтингах и индексах развития цифровой экономики Беларусь занимает средние позиции и уступает таким странам ЕАЭС как Россия и Казахстан.

Сдерживающие факторы

Помимо вышеназванных факторов, стимулирующих цифровизацию (осознание ее важности высшим руководством, создание нормативно-правовой базы, деятельность ПВТ), следует отметить, что есть комплекс ограничивающих технических, правовых, организационных, экономических и других факторов. Выделим, на наш взгляд, ключевые:

– Недостаточная разработанность законодательства и отсутствие системной программы цифровизации страны.

– Высокая стоимость технологий.

– Консерватизм и непонимание роли цифровых технологий в трансформационных процессах чиновниками, бизнесменами и населением.

– Отсутствие достаточного количества квалифицированных кадров и недооценка роли развития цифровых компетенций среди населения.

Пути развития

Очевидно, что процессы цифровизации будут (даже невысокими темпами) продолжаться. Уже сегодня белорусскому обществу следует ответить на ряд важных вопросов в ходе процесса внедрения и использования цифровых технологий:

1. Какие существуют барьеры и риски для проведения цифровизации, и каким образом их следует решать?

Необходимо выявить основные законодательные, социально-экономические, организационные, субъективные и другие барьеры и риски цифровизации.

2. Какова роль государства в процессах цифровизации?

В данном случае необходимо определить, в какой степени необходимо государственным институтам и политической элите влиять на процессы цифровизации в стране. Эффективна ли в данном случае будет традиционная «патерналистская» роль институтов государственной власти в реализации цифровых трансформаций?

3. Может ли Беларусь оказаться в технологической зависимости?

Данный вопрос актуален по причине того, что подавляющее большинство технологий в процессе цифровизации может импортироваться из более технологически развитых стран.

4. Каким образом следует реформировать систему образования?

Одним из сдерживающих факторов цифровизации является отсутствие достаточного количества квалифицированных кадров, а также невысокий уровень цифровой грамотности среди населения. Разрешать данные проблемы придется системе образования путем ее трансформаций.

5. Каким образом цифровизация будет влиять на занятость?

Внедрение технологий (в частности, искусственного интеллекта) приведет к сокращению рабочих мест. Будет ли это сдерживающим фактором цифровизации для социально ориентированного государства? Каким образом следует регулировать данные процессы?

6. Не приведет ли процесс к цифровому разрыву между столицей и регионами, городом и сельской местностью?

Процессы цифровизации в столице будут происходить быстрее, нежели чем в регионах. Не приведет ли это к цифровому разрыву внутри страны? Какие трансформации ждут экономическую географию Беларуси в будущем?

Белорусский блокчейн

В Беларуси для успешного внедрения и применения блокчейн уже формируется нормативно-правовая база. В июле 2017 г. постановлением Правления Национального банка была принята Инструкция об общих принципах функционирования информационной сети, построенной с использованием технологии блокчейн. С октября 2017 г. в эксплуатацию введена прикладная задача, функционирующая на базе технологической платформы блокчейн «Реестр банковских гарантий». Назначение системы – сбор и раскрытие информации о выданных банковских гарантиях, обслуживание процессов их выдачи. Декретом №8 от 21 декабря 2017 г. предусмотрены широкие возможности для внедрения блокчейн в экономику. Есть и примеры использования технологии: в ноябре 2018 г. «Приорбанк» провел первую для нашей страны сделку (между Мозырьским НПЗ и «Райффайзенбанком») с использованием блокчейн.

В целом же перспективы использования блокчейн оптимистичны. Возможности и способы использования технологии могут быть самыми разнообразными: специалисты предлагают ее использовать в системе образования (для фиксации в реестре информации о документах об образовании), научной документации и сертификации, учете правонарушений, занятости, получении лицензий, в сфере авторского и смежного права, здравоохранении, спорте и т.д. Отметим также, что Беларусь входит в рейтинги лучших стран по возможностям внедрения и использования блокчейн.

«Большие данные»

Первый заместитель министра связи и информатизации Д. Шедко справедливо заметил, что наиболее перспективным является использование технологий больших данных в образовании, медицине, спорте, науке, транспорте и коммунальном хозяйстве. Видится логичным, что технология будет внедряться в первую очередь в те учреждения, где: 1) происходит цифровизация; 2) наиболее интенсивно накапливается информация (вряд ли использовать технологии больших данных будут учреждения, где этот процесс осуществляется медленно и где традиционные способы обработки информации являются достаточно эффективными).

Сегодня большие данные планируется использовать в проекте «Электронный рецепт» для анализа информации о заболеваниях пациентов и принятия на этой основе медицинских, административных и научных решений. По словам Константина Шульгана, главная задача по внедрению и использованию Big Data заключается «в том, чтобы были свои правила, по которым большими данными могли бы воспользоваться все, кого это затрагивает – мобильные операторы, госорганы, которые ими обладают».

Несмотря на радужные перспективы развития технологий, есть факторы, сдерживающие внедрение больших данных. Российские аналитики отмечают следующие ограничители технологии: необходимость обеспечения безопасности и конфиденциальности данных; нехватка квалифицированных кадров; недостаточный объем накопленных информационных ресурсов; сложность внедрения технологий в устоявшиеся информационные системы компаний; высокая стоимость (по данным IDG Enterprise средняя стоимость проектов в области больших данных в 2016 г. составляла 7,9 млн. долл.), рост цен на импортную продукцию. Вполне очевидно, что данные проблемы актуальны и для Беларуси.

Интернет вещей

Стоит отметить, что преимущества новых технологий белорусскими политиками, чиновниками, бизнесменами и общественностью в полной мере осознаны. Уже сегодня Интернет вещей используется в управлении городской инфраструктурой (в Минске подключены более 100 тыс. «умных» фонарей), в транспорте (система электронного сбора платы за проезд BelToll) и, частично – в промышленности («БелАЗ» оснащает свои изделия датчиками износа). Выгоды от использования данных технологических решений уже имеются: по словам, к примеру, представителя «Мингорсвета» А. Ширякова, «умные» фонари значительно сокращают капитальные и эксплуатационные затраты.

В 2017 г. было дано разрешение на запуск узкополосной сети от Velcom NV-IoT. Ее преимуществами являются большая емкость сети, высокое проникновение сигнала, широкая область применения (от внедрения интеллектуальных городских систем до управления домашними устройствами), экономичность, энергоэффективность. Кроме того, планируется запустить единую платформу, в которую будут поступать данные от каждого смарт-устройства, а также приложение, позволяющее дистанционного управлять приборами. Данная технология, по мнению начальника отдела планирования радиосети компании Velcom А. Карницкого, позволит «одновременно использовать сотни тысяч IoT-устройств с недорогими датчиками, что должно стать стимулом для реализации передовых высокотехнологичных проектов».

Таким образом, можно будет говорить о создании в Беларуси технологической базы для Интернета вещей. В целом наиболее перспективным видится использование таких технологий в управлении городской инфраструктурой, ЖКХ, здравоохранении, энергетике и сельском хозяйстве.

Облачные технологии

В Беларуси услуги по использованию облачных технологий предоставляют компания ActiveCloud и оператор beCloud. Компании предоставляют ряд услуг, в том числе по моделям IaaS, SaaS, PaaS, DaaS. ActiveCloud реализовала следующие проекты: внедрила торговую систему LS Trade Fusion для торговой сети Mothercare; запустила образовательное ПО WebTutur для торговой сети OMA; разместила на облаке IT-инфраструктуру Туровского молочного комбината и др.

Совместно с Microsoft beСloud планирует разработать платформу для разработки и хранения данных. Облачная платформа обеспечит пользователям требуемый уровень безопасности в части размещения данных на территории Беларуси, а также предоставит клиентам полный доступ к набору сервисов Microsoft Azure: контейнеры, виртуальные сервера, хранилища, SQL как сервис и многое другое.

По словам директора ActiveCloud П. Гончара спрос на облачные технологии в стране растет, прежде всего, за счет коммерческих организаций, однако пока наиболее популярными услугами является хостинг, а не облачные вычисления. Также, по мнению специалиста, облачные технологии могут стать драйвером белорусской экономики.

К чему ведут трансформации?

На основе анализа ключевых цифровых технологий, осуществим попытку выдвинуть ряд характеристик новой цифровой реальности:

1. Субстанцией, посредством которой создаются цифровые реальные и виртуальные продукты, является техника – компьютерные устройства. Увеличение подключенных компьютерных устройств (обладающих, прежде всего, функциями программирования и обмена данными) задает пространственные пределы цифровой реальности и способствует функционированию порождаемых цифровыми технологиями виртуальных продуктов. Кроме того, технические системы цифровой реальности могут функционировать автономно (по мере внедрения в них технологий искусственного интеллекта), а взаимодействие (в основном обмен данными) между объектами внутри технических систем осуществляется, в отличие от технических систем индустриальной техники, в пределах сети интернет.

2. Цифровая реальность – реальность бесконечного числа взаимодействий и коммуникаций, осуществляющихся, в том числе, и с помощью сети интернет. Именно благодаря сети, связывающей многочисленные объекты цифровой реальности, последняя обретает целостность. Можно предположить, что от развитости интернета и технологий связи зависит эффективность функционирования цифровой реальности.

3. Для характеристики бытия человека в цифровом мире можно использовать понятие подключенности – наличие у индивида компьютерных технических средств, возможностей выхода в сеть интернет для осуществления более эффективного взаимодействия с подключенными объектами и другими индивидами.

Отсутствие доступа к сети интернет и проблема цифрового неравенства – одна из ключевых социальных (и глобальных) проблем этого столетия.

4. По мере увеличения виртуальных продуктов и активного использования возможностей пространства сети интернет (процесс виртуализации) возрастает значение виртуального пространства в жизни человека и общества. Посредством цифровых технологий происходит дематериализация физически существующих объектов и процессов и перенос их цифровых копий в виртуальное пространство. По мере увеличения этих процессов стирается грань между физическим и виртуальным пространством, что побуждает говорить о скором переосмыслении категории реальности. Уже сегодня для описания цифрового мира используются понятия гибридного, киберфизического пространства.

5. Для понимания сущности цифровых трансформаций и цифровой реальности необходимо новое понимание и демаркация таких понятий как информация и данные. Последние, как показывают тенденции развития цивилизации, будут интенсивно увеличиваться, превращаясь в важнейший экономический ресурс. Внедрение технологий искусственного интеллекта, увеличение количества подключенных объектов (которые станут новыми источниками и генераторами данных и информации), развитие технологий связи свидетельствуют об ускорении информационных процессов.

6. Цифровая реальность – реальность, объектом которой является не только человек, но и системы искусственного интеллекта. Поэтому место и роль человека в цифровом мире и характер взаимодействия человек-робот – важнейшая философско-антропологическая и этическая проблема.

7. Цифровой мир является достаточно хрупким – он может быть взломан фактически из любой точки земного шара с помощью самих же цифровых технологий. Несмотря на развитие технологий защиты данных и технических систем, формирование соответствующей нормативно-правовой базы, цифровые технические системы будут выходить из строя, что может привести к катастрофическим последствиям.

8. Цифровая реальность – это реальность, конструируемая человеком. Цифровые технологии могут быть использованы как во благо, так и во вред человеку, природе и цивилизации. Поэтому весьма важным является не только то, каким образом будет происходить цифровая трансформация социума, но и то, каким образом будет осуществляться (и возможна ли она вообще) цифровизация природы и человека.

Александр Косенков

Заглавное фото: Getty Images

Источник

В рубрике: Экономика Метки: ,

Похожие записи:

Лукьянов: Многовекторность на постсоветском пространстве уходит в прошлое Лукьянов: Многовекторность на постсоветском пространстве уходит в прошлое
Политическая конъюнктура поощряет Минск на незаконный реэкспорт Политическая конъюнктура поощряет Минск на незаконный реэкспорт
Почему укрепление южных границ – первостепенная задача силовых структур СНГ Почему укрепление южных границ – первостепенная задача силовых структур СНГ
Политический блиц в Кишиневе Политический блиц в Кишиневе

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.