Активизация попыток партийного строительства в Казахстане

«Ослабление гаек» во внутриполитической сфере, сравнительно либеральная риторика президента Касым-Жомарта Токаева и декларируемый им переход к концепции «слышащего государства» ожидаемо стимулировал политическую жизнь страны. Одним из ярких проявлений этого стала активизация партийно-политического пространства Казахстана.

Буревестники перемен

Объективности ради стоит отметить, что оживление процесса партстроительства началось еще при первом президенте Нурсултане Назарбаеве. Тогда, весной 2018 года, внезапно возникло общественно-политическое движение «Жана Казахстан», обозначившее своими целями разработку проекта новой Конституции страны, рассчитанной на постназарбаевский период. Правда, эти намерения не обрели никаких реальных очертаний, оставшись в границах политической риторики.

Впрочем, превалирование дискурсивных практик над реальными делами было характерно не только для «Жана Казахстан». В феврале 2019 года в независимых казахстанских СМИ был опубликован документ с громким названием «Манифест народа Республики Казахстан», адресованный президенту Н. Назарбаеву, палатам парламента и Конституционному совету РК.

Самым главным в довольно большом по объему манифесте были выражение недоверия парламенту, правительству, главам регионов и собственная программа реформ, построенная по принципу «мы за всё хорошее и против всего плохого». Были озвучены такие тезисы, как «трансформация системы государственного управления», «незыблемый социальный договор между народом и властью», «стандарт качества жизни на уровне развитых стран», «новая экономическая модель» и прочие привлекательные цели. Для их достижения были озвучены программные требования довольно популистского характера.

В целом манифест не вызвал какой-либо серьезной реакции: подобные вещи в разных пропорциях неоднократно озвучивались и властью, и оппозицией. Дополнительной причиной скепсиса по отношению к манифесту стала его полная анонимность – неизвестно, кто взял на себя смелость обращаться с требованиями к власти от имени всего народа страны, и доверия к документу и его составителям это не прибавило. Еще одна причина – то, что в манифесте как-то «стыдливо» не было названо имя президента Н. Назарбаева, при власти которого сложилась и окрепла критикуемая в документе политическая система.

Тем не менее само появление подобных политических требований стало свидетельством того, что тема политического реформирования востребована обществом накануне процесса передачи власти. Кстати, также нельзя исключать, что это был зондаж общественного мнения.

Новая фауна политического джайляу

Уход с поста главы государства Н. Назарбаева и последовавшие за этим внеочередные выборы президента спровоцировали новый виток в партийно-политическом строительстве.

Накануне передачи власти от елбасы Н. Назарбаева спикеру сената К. Токаеву с небольшим промежутком было заявлено о реализации двух новых партийных проектов – создании партии «Наше право» и Национальной либеральной партии. Оба проекта оказались мертворожденными по одинаковым причинам: учредители не имели никакого опыта в партийном строительстве и не обладали навыками политической работы. Их имена были неизвестны даже людям, профессионально занимающимся исследованиями политического пространства страны.

Затем прошла информация о создании партии «Жусан», что в переводе с казахского языка означает «полынь». Неизвестно, чем был продиктован такой оригинальный нейминг. Возможно, тем, что инициатор, идейный организатор и вдохновитель партии Айдос Садыков скучает по запаху степей, поскольку долгое время живет в Киеве в качестве политического беженца.

В отличие от организаторов вышеназванных проектов, А. Садыков известен политологическому сообществу Казахстана как активный и последовательный оппонент действующей власти и автор ютуб-канала «Басе», где он «срывает покровы» с персоналий казахстанского политического пространства. Партийная программа «Жусана» довольно заметно отдает левизной. Решить социально-экономические проблемы предполагается путем национализации компаний, добывающих углеводородное сырье и металлы, и обеспечения работой сельчан. Во внешнеполитической сфере «Жусан» предлагает активный дрейф в сторону ЕС и США и минимизацию отношений с Россией и Китаем.

Затем о намерении создать партию объявил «старожил» казахстанского политического пространства эколог, лидер экологического союза «Табигат» (в переводе на русский – природа) и экс-кандидат в президенты Мэлс Елеусизов. Потенциальная партия вполне ожидаемо намерена заниматься вопросами экологии: таяние ледников, проблемы Балхаша, Каспия, Арала и пр. Пока создание партии находится на начальной стадии – обнародован манифест, шлифуется программа, ищутся сторонники и спонсоры. К сбору подписей и регистрации в органах юстиции партия еще не приступала.

Надо отметить, что это – второй казахстанский партийный проект экологической направленности. Параллельно о намерении создать экологическую партию «Жасыләлем» («Зеленый мир») заявило экологическое объединение «Байтақ – Болашақ» («Раздолье – Будущее»). Предполагается, что партию возглавит писатель, общественный деятель и дипломат Олжас Сулейменов.

Наконец, совсем недавно о намерении создать Демократическую партию Казахстана заявили оппозиционные активисты – Жанболат Мамай, экс-секретарь Совета безопасности Казахстана Тулеген Жукеев, журналист и правозащитник Сергей Дуванов. Главной задачей потенциальная партия считает создание условий для «ликвидации системы несменяемости власти» и дальнейшую политическую модернизацию.

Исходя из этого, обозначили цели на различные временные отрезки: участие в выборах в парламент и маслихаты и создание прослойки оппозиции в представительных органах власти, затем участие в президентских выборах и масштабную политическую, экономическую и социальную модернизацию страны на демократических принципах. Программа модернизации предполагает изменение выборного и партийного законодательства, нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность СМИ, амнистию т.н. политических заключенных и в конечном итоге – принятие новой Конституции.

Все инициаторы партии – люди достаточно известные. Еще один момент, который их объединяет, – это непримиримо критическая позиция по отношению к России и к интеграционным объединениям с ее участием.

Также нельзя не отметить активизацию попыток партийно-политического строительства со стороны молодежного сегмента – движение «Мен ояндым» («Я проснулся»), движение «Хак» и прочих молодежных организаций.

С чем Казахстан придёт к выборам?

Следует понимать, что инициативы с созданием политической партии и само создание партии в казахстанских условиях – вещи принципиально разные. Партийное законодательство предусматривает необходимость наличия филиалов в областях, не менее 40 тысяч сторонников и проведение учредительного съезда с участием не менее тысячи человек, представляющих две трети областей, а также мегаполисы Алматы, Нур-Султан и Шымкент. И даже при соблюдении всех этих условий решение о регистрации всё равно будет приниматься Акордой. Поэтому очевидно, что не все из заявленных партийных проектов появятся на политическом пространстве страны.

С другой стороны, президентские выборы со всей очевидностью продемонстрировали запрос на мнение, альтернативное властному. А это значит, что количество попыток создания новых партий и политических движений будет только нарастать.

Михаил Розов

Заглавное фото: Ритм Евразии

Источник

В рубрике: Общество Метки: ,

Похожие записи:

Куда уходит нефть Казахстана Куда уходит нефть Казахстана
Почему укрепление южных границ – первостепенная задача силовых структур СНГ Почему укрепление южных границ – первостепенная задача силовых структур СНГ
Кто «раскачивает» Казахстан (II) Кто «раскачивает» Казахстан (II)
Смогут ли реки объединить на новом уровне Россию и Казахстан? Смогут ли реки объединить на новом уровне Россию и Казахстан?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.