Перспективы российского СПГ

Новая реальность газового рынка

Несмотря на позицию США и определённых кругов в руководстве ЕС, среди европейцев растёт понимание необходимости и выгодности упрочения взаимодействия с Россией в энергетической сфере. На континенте постепенно складывается обновлённая система поставок российского газа, выгодная и конечным потребителям, и странам-транзитёрам. Это касается и государств бывшего СССР, в частности Молдавии.

Важным шагом на пути укрепления российско-молдавского энергетического сотрудничества стала достигнутая недавно договорённость о снижении цены на поставляемый из России газ. Как сообщил президент Молдовы Игорь Додон по итогам его переговоров 7 сентября в Москве с президентом России Владимиром Путиным, скидка на российский газ для Молдавии с 1 октября составит от 10 до 15 долларов за тысячу кубометров.

Если сейчас Кишинёв закупает у «Газпрома» газ по цене 235 долларов за тысячу кубометров, то с октября цена составит 220–225 долларов за тысячу кубометров. При этом, по словам Игоря Додона, с 1 января 2020 года скидка на российский газ для Молдовы может составить 45–50 долларов, а с 1 апреля вырасти до 70 долларов.

По мнению президента Молдовы, договорённость с Россией о снижении цены поможет избежать повышения тарифов на газ для внутренних потребителей, а в следующем году, возможно, даже обеспечит снижение тарифов. Как напомнил Игорь Додон, предыдущее молдавское правительство снизило тарифы, не имея на то оснований: «Демпартия снизила тариф до 178 долларов, тогда как реальная цена – 235 долларов. Эту разницу надо было чем-то покрывать».

Во время встречи с Путиным Додон отметил улучшение в двусторонних отношениях и развитие контактов «на всех уровнях». А в интервью германскому изданию Der Spiegel молдавский президент подчеркнул: «Мы стремимся к восстановлению добрых отношений с Россией».

В то же время российско-молдавское взаимодействие в газовой сфере является частью более широкого круга проблем, связанных с судьбой истекающего 31 декабря договора на транзит российского газа через территорию Украины. На днях этот вопрос оказался в центре внимания президента России Владимира Путина и председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера.

Глава «Газпрома» отметил, что до конца года компания намерена закачать в подземные хранилища в Европе не менее 11,4 млрд кубометров газа, что более чем вдвое превышает уровень 2018 года. «Наши европейские партнеры ведут закачку очень высокими темпами, это же пытаются делать и наши украинские коллеги. Без сомнения, одним из факторов высоких объемов закачки газа в подземные хранилища является то, что 31 декабря текущего года заканчивается договор на транзит через территорию Украины, – сказал Миллер. – Конечно, это также и понимание того, какой уровень цен будет у украинского конечного потребителя, потому что в случае заключения прямого договора на поставку газа с «Газпромом» цена газа для конечного потребителя на Украине может быть на 25 процентов ниже текущего уровня. Но, без сомнения, главным вопросом, подчеркиваю, является поставка газа для украинского рынка. Это вопрос двусторонних переговоров между Россией и Украиной».

Однако в дело вмешиваются влиятельные силы в руководстве Евросоюза, готовые сорвать намеченные на 19 сентября трёхсторонние переговоры России, Украины и Еврокомиссии в Брюсселе по вопросам транзита российского газа в Европу с 2020 года. О таком намерении говорит, в частности, скандальное решение Верховного суда EC удовлетворить иск польской компании PGNiG к Еврокомиссии и вновь ограничить «Газпрому» доступ к мощностям трансграничного европейского газопровода OPAL. Ранее, в 2016 году, Еврокомиссия расширила для «Газпрома» доступ к трубе OPAL, разрешив использовать примерно 90% его транзитных мощностей.

Новое решение Верховного суда ЕС означает потерю европейцами ежегодно 18 млрд кубометров пропускной мощности газопровода «Северный поток». Если же учесть упорный отказ властей Дании выдать разрешение на достройку газопровода «Северный поток – 2», то выходит, что Брюссель из политических соображений ставит под угрозу энергетическую безопасность континента уже предстоящей зимой – лишь бы «продавить» удобный Киеву вариант транзитного соглашения с Москвой или вообще сорвать переговоры, возложив ответственность на российскую сторону.

До сих пор невыданное разрешение Дании на «Северный поток – 2» и отзыв разрешения по OPAL – явления одного порядка, говорит старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Вердикт Верховного суда ЕС, безусловно, носит политический подтекст.

Представляющий Брюссель на трёхсторонних переговорах по газовому транзиту заместитель председателя Еврокомиссии по делам Энергосоюза Марош Шефчович собирается предложить сторонам подписать новый десятилетний транзитный контракт на поставку российского газа через Украину. Такое предложение не выглядит выгодным для России, учитывая динамику цен на мировых газовых рынках и строящуюся инфраструктуру транзитных газопроводов в обход Украины. Кроме того, решение Верховного суда ЕС создаёт прецедент для планируемых европейских отводов от газопровода «Северный поток – 2», что также ограничит для европейцев возможность использовать новую трубу на полную мощность.

Однако в запасе у России достаточно аргументов. Один из них – способность российских компаний оперативно нарастить поставки в Европу не только трубопроводного газа, но и СПГ.

На фоне активизации попыток США противодействовать поставкам в Европу трубопроводного газа из России российские компании выходят на рынки других видов энергоресурсов. В первую очередь это касается поставок сжиженного природного газа (СПГ), которые в последние месяцы заметно возросли, в том числе в страны, заявляющие о намерении снизить свою зависимость от поставок энергосырья из РФ.

Особая роль здесь принадлежит Литве. На днях объявлено, что Вильнюс принял решение впервые закупить крупнотоннажную партию российского СПГ. Партия сжиженного природного газа с проекта «НОВАТЭК» «Ямал СПГ» была перегружена во французском городе Монтуар на судно Stena Clean Sky и 12 сентября отправлена в литовский порт Клайпеда. Продавцом выступила французская компания Total, работающая с «НОВАТЭК» на основании долгосрочного контракта, а покупателем – одна из литовских компаний.

Литва традиционно получает СПГ от норвежской компании Equinor, и в 2018 году объём поставок составил 0,6 млн тонн. В текущем году Вильнюс увеличил закупки СПГ на 70% (по состоянию на январь – август), и всё более значимую роль в структуре закупок стал играть российский СПГ со среднетоннажного проекта «НОВАТЭК» в Высоцке.

Нынешняя закупка крупнотоннажного груза российского СПГ – первый подобный опыт. Примечательно, что СПГ-терминал в Клайпеде был введен в действие в  2014 году для того, чтобы снизить зависимость Литвы от поставок российского трубопроводного газа.

Поставки по линии «Газпрома» действительно сократилась в 2018 году примерно до 60% от общего объёма потребления газа в Литве (1,3 млрд кубометров против потреблённых в республике 2,2 млрд кубометров), но заявленная мощность терминала  почти в 4 млрд кубометров в год (после регазификации) оказалась востребованной опять-таки под российский газ. Подобные сделки с перегрузкой СПГ и многими перепродажами первоначального груза – новая реальность рынка, говорит исполнительный директор Центра энергетики «Сколково» Вячеслав Мищенко. Хотя такие сделки сами по себе означают совпадение интересов продавца и покупателя, они свидетельствуют также о растущей роли российского СПГ в снабжении Европы.

Аналитики Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон) указывают, что к 2028 году на мировом рынке газа останутся всего три крупнейших производителя – Катар, США и Россия. Согласно оценке эксперта программы по энергетике и национальной безопасности Никоса Цафоса, производство СПГ в России за указанный срок возрастёт почти в три раза – с 25 до 68 млрд в пересчёте на кубометры (около 50 млн тонн СПГ).

По состоянию на 2018 год в мире было шесть крупнейших производителей сжиженного природного газа, на которые приходилось более 60% мирового экспорта. Помимо Катара, США и России, это Австралия, Норвегия и Канада. Однако последние три страны не имеют долгосрочных возможностей для конкуренции с Россией, так как располагают лишь краткосрочным потенциалом роста поставок и в основном обеспечивают какой-то один регион – Азию, Европу или Северную Америку. Россия же имеет большие планы расширения мощностей и может поставлять сжиженный газ сразу в несколько регионов, указывает Никос Цафос.

По этим расчётам, в ближайшее десятилетие Россия сохранит также первое место в мире по общему экспорту газа, увеличив экспорт минимум на 50% – с 248 млрд кубометров в 2018 году до 372 млрд кубометров в 2028 году. Если же к указанному сроку будут введены в действие все запланированные проекты по поставкам трубопроводного и сжиженного газа, экспортный потенциал России может вырасти ещё больше – примерно на 168 млрд кубометров, заключает американский эксперт.

Есть оценки и представителей российских компаний. Председатель правления и совладелец ПАО «НОВАТЭК» Леонид Михельсон подчёркивает, что «только ресурсная база Ямала и Гыдана позволит производить 140 млн тонн СПГ в год». По словам Михельсона, это обеспечит России до 20% мирового рынка СПГ. В планах компании – довести к  2030 году производство до уровня 70 млн тонн в год.

Согласно прогнозу главы российского Минэнерго Александра Новака, после запуска «Арктик СПГ — 2» доля России на мировом рынке сжиженного природного газа может вырасти с 9 до 14%. В недавнем выступлении на Восточном экономическом форуме Новак заявил, что Россия в перспективе сможет производить 120–140 млн тонн сжиженного природного газа. При этом к 2035 году, согласно прогнозам Минэнерго, мировой спрос на СПГ вырастет в два раза, до 600 млн тонн. Это будет означать, что доля России займёт даже больше 20% мирового рынка сжиженного природного газа.

Прогноз вашингтонского центра можно считать довольно консервативным, считает аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Сергей Капитонов. Согласно его оценке, в исследовании учитываются только существующие мощности проекта «Сахалин-2», а также проекты «Ямал СПГ», «Арктик СПГ — 2» и двух малотоннажных заводов. Однако к этому списку надо добавить проект «Газпрома» и «РусГаздобычи» в порту Усть-Луга (мощность 13 млн тонн), СПГ-завод в рамках проекта «Сахалин-1» мощностью 6,2 млн тонн, третью очередь «Сахалина-2» (мощность 5,4 млн тонн), а также ещё один крупный завод «НОВАТЭК» на Ямале «Арктик СПГ — 3» (19,5 млн тонн) и его же небольшой проект «Обский СПГ» (4,8 млн тонн). В сумме эти проекты, ввод которых в эксплуатацию запланирован до 2028 года, дадут дополнительно почти 50 млн тонн СПГ в год (или 66,5 млрд кубометров после регазификации), что увеличит производство сжиженного газа в России до 100 млн тонн.

Если так, то Россия в ближайшее десятилетие обойдёт США и выйдет на второе место в списке ведущих мировых производителей сжиженного природного газа.

Петр Искандеров

Заглавное фото: РИА Новости

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , , , , ,

Похожие записи:

Я уверена, что мы справимся со всеми вызовами Я уверена, что мы справимся со всеми вызовами
Литва осталась в Лондоне ни с чем Литва осталась в Лондоне ни с чем
Кто определяет европейскую энергетическую политику – Европа или США? Кто определяет европейскую энергетическую политику – Европа или США?
Арктическая доктрина США угрожает Скандинавии – шведский эксперт Арктическая доктрина США угрожает Скандинавии – шведский эксперт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.