Поставки газа в Молдову: почему Румыния не заменит Россию

9 сентября президент Молдовы Игорь Додон обрадовал граждан хорошей новостью: ему удалось договориться о скидке на поставки российского газа. По его словам, с 1 октября тарифы станут на $10-15 меньше, а в 2020 г. Россия может предоставить республике даже более значительные скидки. Однако, открытым остается вопрос транспортировки, поскольку транзитный контракт между «Гаспромом» и «Укртрансгазом», истекающий в конце 2019 г., еще не подписан. О том, как Кишинев пытался решить «газовый вопрос» на протяжении последних лет и какие варианты поставок газа имеются у Молдовы сегодня и в будущем, читайте в статье старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова Дмитрия Офицерова-Бельского.

Безальтернативность?

В конце 2019 г. истекает долгосрочный контракт на транзит российского газа через Украину, и помимо стран Европейского союза, в ближайшие месяцы это затронет и Молдову. Газ лежит в основе энергетики страны: из него вырабатывается наибольшая доля потребляемой электроэнергии, а импортируется он исключительно из России. Причина лежит не только в экономической целесообразности, но и в отсутствии альтернативы.

У Молдовы, которая не граничит с Россией, но граничит с ЕС, теоретически могла быть возможность интегрироваться с европейским энергетическим рынком, поскольку украинский транзит зарекомендовал себя за последние годы как ненадежный способ поставки газа. Однако этого не произошло: Молдову окружают энергодефицитные страны, и даже соседняя Румыния, в которой добывают достаточно крупные объемы газа, является его нетто-импортером (потребление обеспечивается собственной добычей на 95%). Даже если единый энергетический рынок ЕС начнет полноценно функционировать, можно будет только изменить схему поставки, но никак не полностью отказаться от российского газа. При этом шансов на то, что в результате таких манипуляций газ подешевеет, попросту нет.

Фактор Приднестровья

Потребляемый в Молдове газ полностью закупается у российского «Газпрома» через «Молдовагаз». Значительная его доля служит источником генерации электроэнергии на Молдавской ГРЭС, обеспечивающей 80% энергопотребления Молдовы. Однако электростанция расположена в Приднестровье и принадлежит российской государственной корпорации «Интер РАО». Местные источники электроэнергии представляют собой три ТЭЦ, способные удовлетворить только пятую часть потребностей страны (без Приднестровья). Поскольку эти ТЭЦ снабжаются газом, их работа также зависит от российских поставок.

В результате договорной схемы, введенной в 1990‑е гг. и действующей до сих пор, российский природный газ, поставляемый на левый берег Днестра, используется населением и хозяйствующими субъектами, но фактически не оплачивается.

Долг «Молдовагаза» перед «Газпромом» на 1 июля 2019 г. составлял $6,1 млрд, из которых на долю Приднестровья приходятся $5,7 млрд, на Правобережье Молдовы – $443,6 млн. Помимо этого, в декабре 2005 г. «Газпром» переуступил своей дочерней компании «Факторинг Финанс» права требования по долгу Молдовы за поставки газа в 1997‑2004 гг. в объеме $1,2 млрд.

Стоит отметить, что вырабатываемая на основе полученного в долг российского газа электроэнергия исправно оплачивается молдавской стороной. Косвенные субсидии, получаемые за счет неоплаченного российского газа, составляют около 35% бюджета Приднестровья, не считая того, что дешевый для промышленных потребителей газ делает приднестровскую продукцию более конкурентоспособной на внешних рынках. Специфика соглашения заключается в том, что долг – общий для Кишинева и Тирасполя, и претензии российской стороны обращены к официальному руководству страны.

Президент Молдовы Игорь Додон неоднократно заявлял о непризнании этого долга. Шансы России взыскать его с Кишинева ничтожны, особенно учитывая позицию международных судов, рассматривающих руководство ПМР как несамостоятельное, а территорию непризнанной республики – как контролируемую Россией (см., например, решение ЕСПЧ, признавшего Россию ответственной за незаконное лишение свободы журналиста Эрнеста Варданяна).

Попытки перемен

Первые шаги с целью изменения сложившейся системы были предприняты в 2009 г., после того как Альянс за европейскую интеграцию пришел к власти. Однако они были неэффективны, что подтверждается строительством соединительной линии с Румынией Яссы-Унгены, которая должна была полностью обеспечить потребление газа в Молдове. Она была введена в эксплуатацию в августе 2014 г. (с двухлетней задержкой), а первые поставки в символических объемах начались в марте 2015 г. Два года спустя импорт газа из Румынии полностью прекратился, поскольку парламент Молдовы не подписал контракт на поставку.

Членство Молдовы в Европейском энергетическом сообществе, вступившее в силу в 2010 г., не привело к масштабным секторальным реформам.

Например, внедрение предписаний Закона о природном газе №108 от 27 мая 2016 г. предполагает свободный доступ к национальной газотранспортной системе. Однако некоторые положения вторичного законодательства благоприятствуют «Молдовагазу» (учредившему единственного оператора газотранспортной системы – «Молдоватрансгаз»), не давая потенциальным игрокам стать участниками газового рынка. Еще в недавнем прошлом, когда власть в стране была сосредоточена в руках Владимира Плахотнюка, часть молдавской элиты получала финансовую выгоду от коррупционных договоренностей с руководством Приднестровья и не стремилась изменить реальное положение дел.

Скорее всего, нет оснований ожидать прекращения транзита российского газа в Молдову через Украину и после 2019 г., несмотря на достаточно регулярные заявления исполнительного директора «Нафтогаза» Юрия Витренко.

Вероятно, украинская сторона затянет процесс обсуждения новых контрактов на поставку и транзит, подготовив таким образом стресс-тест для восточноевропейских потребителей, чтобы продемонстрировать отсутствие полноценных альтернатив украинскому транзиту, а впоследствии попытается поднять его стоимость.

Не исключено, что повторится сценарий зимы 2008‑2009 гг., когда транзитный газ перестал поступать в Европу по украинской магистрали. Это будет использовано, в том числе, во внутриукраинском политическом раскладе в интересах Игоря Коломойского и Юлии Тимошенко, которые постараются использовать кризис, чтобы подчеркнуть свою ключевую роль в выработке конструктивных решений. Однако сейчас какие-либо договоренности с украинской стороной не имеют смысла ни для России, ни для Молдовы, поскольку в очень скорой перспективе вслед за кабинетом министров Украины сменится и руководство «Нафтогаза» (вероятно, в интересах Коломойского). В следующий зимний период вопрос обеспечения газом может быть решен для Молдовы посредством предварительного заполнения украинских газохранилищ и незначительных поставок из Румынии, однако для Приднестровья эти возможности могут быть закрыты.

Чего ожидать?

В целом, несмотря на «подвешенность» украинского транзита, в ближайший год в энергетической стратегии Молдовы не стоит ждать серьезных изменений, пока не пройдут президентские выборы, намеченные на октябрь 2020 г. В противном случае, рост тарифов на газ – 30%, согласно заявлениям министра экономики Вадима Брынзана – неизбежен. Это невыгодно нынешнему правительству Молдовы в преддверии местных, вероятно, досрочных парламентских и президентских выборов, поэтому правительство и президент попытаются отдельно выйти на соглашение с Россией.

Поставки газа из Румынии в качестве полноценной альтернативы российскому газу в ближайшей перспективе невозможны по трем причинам: продолжение трубопровода Яссы-Унгены до Кишинева не достроено, покупка газа у Румынии невыгодна для Молдовы, и Румыния не обладает необходимыми объемами газа для поставок, будучи нетто-импортером.

Не исключено, что в среднесрочной перспективе Румыния сможет увеличить производство газа за счет освоения черноморских месторождений, открытых в 2009 г. (пока что до реального освоения не дошло). Решение ExxonMobil об инвестициях в добычу газа ожидается в сентябре 2019 г., и во многом от него будет зависеть обеспечение российским или румынским газом Молдовы и Приднестровья, а также ряда других стран региона, в том числе Болгарии и Венгрии.

Дмитрий Офицеров‑Бельский

Заглавное фото: Рамблер

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , , , , ,

Похожие записи:

Я уверена, что мы справимся со всеми вызовами Я уверена, что мы справимся со всеми вызовами
Кто определяет европейскую энергетическую политику – Европа или США? Кто определяет европейскую энергетическую политику – Европа или США?
Арктическая доктрина США угрожает Скандинавии – шведский эксперт Арктическая доктрина США угрожает Скандинавии – шведский эксперт
Армянские власти не исключают эксплуатацию Мецаморской АЭС до 2036 года Армянские власти не исключают эксплуатацию Мецаморской АЭС до 2036 года

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.