Что дала Кыргызстану евразийская интеграция

Пять лет назад республика окончательно выбрала внешнеполитический вектор развития. Вопреки скептикам, в стране не случился взрывной рост цен, а отечественный бизнес научился производить продукцию по стандартам ЕАЭС. Бюджет же получает значительные финансовые дотации.

Известный экономист Кубатбек Калыевич Рахимов – советник премьер-министра Кыргызской Республики в интервью «Ритму Евразии» рассказал о реальных достижениях, которые принесла стране евразийская интеграция.

Общие подходы

– 12 августа исполнилось ровно пять лет, как Кыргызстан стал полноправным членом ЕАЭС. И я бы, прежде всего, хотел обратить внимание не на цифры, а на качество. Изменилось ли восприятие того же местного бизнеса относительно евразийской интеграции, перестроились ли властные структуры, изменился ли подход законодателей и т. д.?

Если убрать штампы, то следующий этап после Таможенного союза, грубо говоря, – это союз технических регламентов, когда в общем экономическом пространстве действуют общие регламенты. Товары, услуги и другой широкий спектр, который регулирует как производственные аспекты, если мы это производим, так и потребительские, если мы это потребляем. Это очень важно, т. к. сейчас весь мир конкурирует, будучи разделенным на отдельные государства и группы государств, которые конкурируют друг с другом, защищая свои рынки благодаря регламентам.

Если вы, например, зайдёте в ряд магазинов Европы, то удивитесь тому, что там практически нет китайской продукции, привычной нам. Вернее, она есть, но в основном под европейскими и глобальными брендами, которые имеют свои фабрики и заводы в том же Китае. На них написано – Made in China, но при всём этом бренд будет европейским или транснациональным. Так, в Голландии от знаменитой фирмы Philips осталась только штаб-квартира, где сидят дизайнеры, а так давным-давно всё производство переехало в какие-нибудь третьи страны.

Малоизвестные китайские бренды на европейских прилавках вы не встретите. Почему? Потому что там очень сложный фильтр для прохождения европейских регламентов по лабораторным исследованиям, сертификации и так далее.

Что касается рынка Евразийского экономического союза, то тут есть признаки схожести с европейским рынком, т. е. здесь   просто так без прохождения процедур лабораторных испытаний и получения соответствующих сертификатов уже, как говорится, не забалуешь. Поэтому здесь идёт комбинация факторов в части предупреждения проникновения некачественной контрафактной продукции и других нарушений. Кыргызстан с успехом прошел этот важнейший период, и теперь мы часть общего рынка ЕАЭС.

Это надо чётко осознавать, что мы, Кыргызстан, с точки зрения потребительских и производственных стандартов продвинулись серьёзно вперёд.

Сертификация для выхода на международные рынки

– Что касается сертификации, то это в первую очередь защита потребителей, которые теперь уверены в том, что приобретают качественную продукцию. Производитель, соответственно выполняя все технические регламенты ЕАЭС, автоматом открывает себе дорогу на рынок. Без такого сертификата его продукцию дальше Кыргызстана никто не пустит.

И наш бизнес это осознал, уже зря и без повода не жалуется. С этим связан был и вопрос лабораторий. Раньше говорили, что их нет, что мы беспечно подошли к вхождению в ЕАЭС и т. п. Можно сколько угодно критиковать предыдущих премьеров и министров за то, что были элементы рассогласованности, отставания – это было неизбежно. Быстро только кошки родят. До вступления в ЕАЭС у Кыргызстана вообще не было опыта безусловного выполнения тех или иных требований при вступлении в какую-либо экономическую кооперацию.

Кыргызстанский бизнес на эти сигналы реагирует правильно, значит, мы на правильном пути. Та продукция, которая реализовывается через торговые сети Казахстана, России, поступает туда только при соответствии стандартам ЕАЭС.

Наш бизнес сказал твёрдое ДА. Поэтому здесь очень важно понять теперь, куда двигаться дальше. Люди уже почувствовали возможность к расширению торговых поставок. И вот сейчас представители реального сектора говорят, что наша продукция на рынках Евразийского союза, оказывается, пользуется спросом и можно поставлять в десять раз больше. Это позволяет в том числе привлекать кредиты, например, от того же Кыргызско-Российского фонда развития, который внимательно смотрит на те компании, которые серьёзно подходят к этому вопросу. В результате создаётся длинная цепочка добавленной стоимости.

Облегчённый экспорт

– Данные по экспорту из Кыргызстана позитивные, на мой взгляд, именно с точки зрения качественного среза. Это первое наше достижение, что мы смогли за четыре года запустить наш бизнес на этот большой рынок, соблюдая техрегламенты ЕАЭС.

Я вам приведу такой пример. Параллельно была запущена европейская программа ВСП+ (для льготных поставок товаров в ЕС). В рамках этой программы всеобщей системы преференций очень большое количество позиций, около 6000, позволяли осуществлять беспошлинные поставки на европейский рынок. Но, как показала практика, реальные объёмы экспорта за всё время не превысили 100 млн. долларов и по очень узкому кругу товарных позиций.

Некий положительный результат получили, но не более того. Чтобы стабильно выйти на тот же европейский рынок, нужно пройти девять кругов ада по сертификации. Требования очень жёсткие и требуют больших затрат.

Если в текущем измерении наш предприниматель может, условно говоря, за три тысячи долларов решить вопрос по сертификации с выходом на рынок ЕАЭС, то в случае с европейским рынком эта сумма вырастает в десять раз. А вот в случае с Китаем эти расходы будут еще больше! Потому что китайские стандарты в отношении импортных продуктов питания оказались очень жёсткими.

Это мы привыкли, что к нам из КНР может идти всё что угодно и нужно с опаской относиться к малоизвестным брендам, но сами китайцы для себя любимых импортируют только высококачественную продукцию.

Комфортные условия и евразийский выбор

– Так что если смотреть под углом зрения барьеров у входа на рынок, то ЕАЭС для нашего бизнеса – это рынок комфортный по нескольким причинам. Во-первых, рабочий язык там – русский. И, по сути, русский язык по-прежнему является языком бизнеса на всём постсоветском пространстве, включая страны, не входящих в Евразийский союз.

Соответственно, кратное снижение издержек по выходу на рынок, плюс снятие торговых рисков, наличие налаженных систем сбыта и т. д. И принцип рынка звучит очень просто – удержание действующего клиента, удержание доли на рынке, а это в разы дешевле и выгоднее, чем усилия по завоеванию новых дальних и непредсказуемых рынков.

Нужен ли ЕАЭС Кыргызстану или не нужен – такого рода дискуссий сейчас уже нет. Эта тема даже не второстепенная, а третьестепенная, она осталась предметом обсуждения каких-то совсем маргинальных кругов в социальных сетях или на уровне политиков, набирающих очки в соответствующих слоях населения. Членство в ЕАЭС – это общий выбор кыргызстанских элит, осознанный выбор ими союзнических отношений во всех смыслах этого слова, это выбор – цивилизационный.

Мы выбрали евразийскую цивилизацию. Не китайскую, не абстрактную глобальную англосаксонскую, не исламско-халифатскую или ещё какую-то, а именно евразийскую модель развития. Мы в рамках неё существуем уже не первое десятилетие. Ломать – не строить, за 28 лет независимости мы уже столько дров наломали с многовекторностью. Поэтому этот выбор и осознанный, и выстраданный.

Меньше поводов для критиков ЕАЭС

– Результаты уже выбивают почву из-под ног у тех же маргинальных противников интеграции. В местном сегменте «Фейсбука» есть сообщество, которое специализируется на критике ЕАЭС. В качестве основных жалоб эти товарищи пишут о том, что им не дают завозить автомобили из третьих стран и заставляют ездить на «Жигулях».

Ну хорошо. С 1 июля прошлого года в Кыргызстан разрешили завозить автомобили из Европы, США и других мест по старым льготным ставкам. Пожалуйста, берите, покупайте – хоть в Штатах, хоть в Грузии.

Рынок автомобилей ЕАЭС уже сформировался, там уже критическая масса авто, в том числе на вторичном рынке, помимо новых. И их можно привозить в КР без всяких таможенных пошлин и формальностей. Цены зачастую оказываются ниже, чем если бы вы импортировали автомобили из дальнего зарубежья.

Наши граждане с большим удовольствием покупают машины в той же России, Беларуси и Казахстане. Из дальнего зарубежья поток есть, но он не стал доминирующим – расходы на логистику, оплату таможенных формальностей никто не отменял.

Это просто пример о том, что разговоры про «высокие пошлины Таможенного союза нас убивают», как минимум наивны, а как максимум – глупы.

Распределение пошлин

– Что касается распределения таможенных пошлин, то доля Кыргызстана равна 1,9%, мы на втором месте снизу, на последнем месте Армения с 1,2%. Сейчас идёт диалог между Беларусью, Казахстаном и Россией – Минск хочет приподнять свою долю. У них есть определённые математические выкладки по поводу того, что они должны получать на один процент больше, а это достаточно приличная сумма.

Но этот торг не касается Кыргызстана и Армении, мы  небольшие по размеру экономики. При этом это нормальный диалог, в ходе которого вырабатывается компромисс.

Те деньги, которые выплачиваются из общего котла ЕАЭС для нашей страны, частично это – дотации, так как, по различным оценкам, 1,9% от общего бюджета больше, чем реальная доля КР в экономике. Потому что это приличная сумма, порядка 10-13% доходной части бюджета Кыргызстана. Поэтому если каждый десятый сом в нашем бюджете сформирован этими доходами от ЕАЭС, то разве можно плевать в этот колодец?

Общий вывод состоит в том, что даже такие маленькие страны, как Армения и Кыргызстан, имеют все права и привилегии внутри нашего Союза.

Реэкспорт

– Надо сразу сказать, что Таможенный кодекс ЕАЭС вовсе не отрицает реэкспорт. Этот документ приняли все пять стран, и он реально работает.

Есть товарные потоки, которые, так или иначе, импортируются в Кыргызстан. Они проходят таможенную очистку, это всё находится в правовом поле. Далее этот товар частично остаётся для внутреннего потребления, шесть миллионов населения у нас всё-таки есть. А часть этого товара уходит в другие страны, в том числе на рынок Российской Федерации. Да, периодически возникает недопонимание с теми же казахстанскими коллегами, например, что часть груза из КР в РФ остается на территории РК. Что ж, нашли компромисс – будут навигационные пломбы, которые четко покажут, что груз реально покидает транзитную территорию РК.

Если у бизнеса остаётся возможность для манёвра, чтобы реализовать еще где-либо, то извините, так устроен весь рынок. В том же Европейском союзе был, есть и, наверное, будет механизм перетока товаров между разными странами. Потому что налоговый суверенитет у каждой страны остался, и есть так называемый торговый арбитраж.

Та же Польша за счёт того, что она десять лет назад, когда был мировой кризис, девальвировала свой злотый, оказалась в гораздо выгодном положении, чем соседи. Немцы совершенно не стеснялись каждые выходные ездить в Польшу и закупать в местных супермаркетах, а заодно и заправлять машины. Это нормальная мировая практика, везде есть разница цен на границе двух государств, даже если они в одном экономическом союзе.

Общий рынок труда

– Психологически конечно ещё не произошёл полный поворот, как он имеет место, например, в ЕС. Там в разных странах по-разному смотрят на трудовую миграцию, и это тоже нормально. Они спокойно к этому относятся, нет криков что, мол, гастарбайтеры понаехали – это теперь общий рынок труда.

Может быть, нам по старой привычке комфортней говорить, что наши ребята, которые работают в РФ, это – мигранты. На самом деле это не так, это полноценные трудящиеся ЕАЭС. А вот настоящие трудовые мигранты, например, из Узбекистана, Таджикистана, Украины, Молдавии, по-прежнему вынуждены оплачивать патенты, сдавать экзамены. Наши граждане от этого освобождены.

Это не снимает обязательств постановки на учёт в органах МВД, но это уже вопрос не ЕАЭС, а двухсторонних российско-кыргызских отношений. Евразийский союз  – это экономическое, а не политическое объединение. У нас пока нет общего парламента, аналога Шенгенской зоны и т. д. За пределами договоренностей по ЕАЭС всегда остается национальное законодательство, это нормально.

Бюджет Москвы в ряду своих статей дохода получает около $1 млрд за оплату патентов иностранными гражданами, т. е. мигрантами. Но граждане стран ЕАЭС не платят за это, они работают на общих основаниях. Если подсчитать, сколько сэкономили кыргызстанские граждане, то получается около $100-150 млн в год, это большие деньги для Кыргызстана. И названный мной миллиард долларов уплачен только в бюджет столицы РФ, по всей России цифры будут ещё больше.

Трудовые правила общего рынка ЕАЭС работают, и они приносят реальную выгоду нашим простым людям.

Выводы

– В итоге получается, что наша промышленность, реальный сектор, сельское хозяйство, по сути, находятся в выигрыше.

Сняты барьеры на вход на лояльный рынок, который говорит с тобой на одном языке.

Учитывая, что в том же Казахстане регламенты ЕАЭС реально работают, у нас активно пошла приграничная торговля. В казахстанских торговых сетях всегда есть кыргызстанская продукция и наоборот.

Наш бизнес просто пока ещё маловат с точки зрения генерации крупных товарных потоков, но это только начало. Уже идут процессы консолидации, сформировались тенденции к укрупнению производителей. Те, кто работают по правилам, у них всё получается, а те, кто пытается юлить, придумывать какие-то серые схемы, то в итоге они больше всех проигрывают.

В этом плане Евразийская экономическая комиссия является достаточно серьёзным регулятором. Те же национальные бизнес-ассоциации серьёзно работают, когда требуют от своих правительств лоббирования своих интересов, чтобы удержать тот или иной рынок, который они получили. ЕЭК почти всегда находит компромиссные решения в масштабах всех пяти стран.

Кстати, Кыргызстан за четыре года успешно прошёл и этот этап. У нас появилась своя институциональная память, и мы научились понимать, как нужно работать, где наши сильные и слабые стороны. Евразийская интеграция стала фактором международной торговли, потому что ЕЭК от имени пяти стран ведёт переговоры об ассоциациях и ЗСТ с другими странами.

Соответственно, мы уже можем на равных отстаивать свою позицию в переговорах по созданию зон свободной торговли с разными странами. И это дорогого стоит, учитывая, что мы – маленькая и не очень богатая страна.

Впереди ещё много работы, но, как главное, стоит отметить следующее – Союз состоялся. Членство Кыргызстана в Евразийском экономическом союзе показало, что мы – на правильном пути, мы сделали осознанный цивилизационный выбор.

Кубат Рахимов

Заглавное фото: RFE/RL

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , ,

Похожие записи:

Буза как особенность киргизской элиты Буза как особенность киргизской элиты
Ирина Влах: Евразийский союз открывает для Молдовы новые экономические возможности Ирина Влах: Евразийский союз открывает для Молдовы новые экономические возможности
Своя стихия: Сергей Глазьев – о евразийской интеграции Своя стихия: Сергей Глазьев – о евразийской интеграции
«Выход к морю»: страны ЕАЭС интегрируются в сфере водного транспорта «Выход к морю»: страны ЕАЭС интегрируются в сфере водного транспорта

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.