Баку не готов открывать рынки для Евросоюза – азербайджанский эксперт

Россия продолжает оставаться объектом санкционной политики стран Запада – на днях США наложили на страну новую порцию ограничений. Вызванный таким подходом разворот российской экономики на Восток возрождает былые связи и дает новые возможности для ее соседей. Так, Азербайджан строит выгодный транзитный коридор для железнодорожных перевозок из России в Турцию и Иран. Предлагает Баку и перспективы расширения двусторонней торговли. О том, какие рынки выглядят для закавказской республики наиболее заманчиво и какие планы строят в Азербайджане по взаимодействию с такими интеграционными объединениями, как ЕС и ЕАЭС, в интервью порталу «Евразия.Эксперт» рассказал бывший министр иностранных дел Азербайджана Тофик Зульфугаров.

– В сентябре Россия и Турция начнут грузоперевозки по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс. Как вы оцениваете перспективы развития сотрудничества России и Турции?

– Сотрудничество в железнодорожных перевозках – логическое продолжение того сотрудничества, которое Россия и Турция имеют в других сферах. Чисто географически использование этого железнодорожного пути представляется намного более эффективным, чем другие вариации. Потому что если ехать через европейскую часть и т.д., получается транзит через многие страны. Исходя из вышеизложенного, этот вопрос чисто логистически представляется привлекательным.

Существует проблема для определенной категории российских товаров, связанная с транзитом через Грузию. Я думаю, что с учетом того, что определенный обмен мнениями имел место по вопросу открытия других направлений железнодорожных перевозок, этот вопрос тоже может быть решен. Во всяком случае, это более легкая проблема, чем вопрос железной дороги через Абхазию. Ее сначала хотели пустить, но потом Грузия отказалась.

В любом случае, функционирование железной дороги – очень выгодное направление. Я сказал бы, что не стоит забывать и о том, что осуществляется в рамках проекта «Север-Юг» (железнодорожная сеть, охватывающая Иран, Азербайджан, Россию и т.д). Азербайджан финансирует иранскую часть железной дороги. Известно, что уже сдан в эксплуатацию стык железной дороги в районе Астары, и дальше иранское направление тоже будет задействовано. Это открывает очень большие возможности для перевозок, в т.ч. железнодорожного транспорта в направлении Ирана и дальше в Персидский залив. Многие вариации продолжения этого коридора также хорошо известны. Поэтому это направление является очень перспективным.

В августе в Тегеране должны собраться представители России, Ирана и Азербайджана. Одним из обсуждаемых вопросов будет именно этот, и вот такой формат предназначен для обсуждения и решения практических вопросов в этом направлении. С точки зрения Азербайджана, это очень выгодный проект.

Потому что, насколько я знаю, когда мы говорим о проекте «Север-Юг», это не обязательно должно оканчиваться Россией, в определенной степени могут быть задействованы и скандинавские страны, страны Балтии, что даст возможность осуществлять через свои железнодорожные магистрали транзитные перевозки в направлении Персидского залива. Это очень перспективное направление для развития.

– Какое влияние оказывают США на эти транспортные проекты?

– Железнодорожные перевозки не являются частью каких-то военных программ, ядерных программ тех или иных стран. Это чисто экономический вопрос, который, я уверен, не будет попадать под санкции. Это некая чисто экономическая альтернатива.

С другой стороны, существуют определенные изъятия [из] санкций. Мы знаем, что такие изъятия были в отношении Азербайджана. Американская администрация не распространяла санкции на некоторые энергетические проекты, связанные с диверсификацией поставок азербайджанских энергоресурсов на европейские рынки. Тут такая практика существовала. Посмотрим, как будет развиваться ситуация. Пока речь идет о строительстве.

Как я уже сказал, строительство финансируется азербайджанской стороной. Азербайджан строит участок магистрали в 90 или 110 км. Исходя из вышеизложенного, это очень перспективное направление. В этой связи я хотел бы обратить внимание на то, что фактически Азербайджан, Баку становится перекрестком двух проектов: Север-Юг и Запад-Восток. Причем эти проекты поддерживаются Европейским союзом – помните программу ТРАСЕКА? Частично это направление может быть задействовано и китайской инициативой «Один пояс, один путь». Отправка каких-то железнодорожных транзитных перевозок через эту дорогу в сторону китайского направления уже состоялась. Поэтому в данном контексте мы имеем дело с комплексным развитием региона с точки зрения необходимых транзитных перевозок.

– Азербайджан уделяет большое внимание модернизации своей транспортно-логистической инфраструктуры. Как вы рассматриваете возможность использования транспортного потенциала Азербайджана в рамках сотрудничества с Евразийским экономическим союзом?

– Транзитные возможности, которые создает Азербайджан, должны, прежде всего, базироваться на развитой транспортной инфраструктуре. Тогда вы всем заинтересованным странам предлагаете такой важный компонент транзита, как хорошая и развитая транспортная инфраструктура, включающая в себя автомобильную сеть дорог, железнодорожные линии, морской и воздушный транспорт. Исходя из вышеизложенного, именно Азербайджан в этом контексте становится заинтересованным, получая, конечно, свою выгоду от транзита. Поэтому использование выигрышного географического положения Азербайджана предполагает серьезные инвестиции в развитие транспортной инфраструктуры.

Это базисная часть политики Азербайджана. Конечно, азербайджанская сторона заинтересована в том, чтобы привлечь любые заинтересованные страны, бизнес любых стран для того, чтобы поставить его на службу своей инфраструктуре. Вторая, политическая цель заключается в том, что неурегулированный армяно-азербайджанский конфликт является естественным препятствием для этих стран в транзитной и транспортной перевозке. Это создает политические неудобства – в данном случае не только для Азербайджана. В определенной степени эта неурегулированность становится невыгодной для наших экономических партнеров, включая Россию и другие страны, с которыми мы поддерживаем активные экономические взаимодействия.

– А помимо армяно-азербайджанского конфликта, какие еще факторы сдерживают Азербайджан от более тесного сотрудничества с ЕАЭС?

– ЕАЭС достаточно открыт для того, чтобы взаимодействовать с Азербайджаном. Надо четко и ясно понимать, что Азербайджан не является членом ВТО. Он продолжает свои переговоры, а многие из государств этого экономического союза, почти все, являются членами ВТО.

Более того, это же обстоятельство является определенной проблемой во взаимоотношениях с Европейским союзом и его программой «Восточного партнерства». Проблема в том, что Азербайджан продолжает переговоры для получения более выгодных условий для членства в ВТО. Вместе с тем, он имеет основания для получения этих выгодных условий, потому что Азербайджан поставляет на внешний рынок ликвидные товары, такие, как энергоресурсы и т.д. В то же время он, естественно, хочет защитить свой внутренний рынок. Почему? Потому что экономика Азербайджана, его бизнес-элита, только-только формирует определенные сферы бизнеса, которые пока еще, может быть, не готовы к тому, чтобы действовать в рамках открытого рынка с иностранными конкурентами.

Поэтому такая ситуация создает определенные условия для протекционизма азербайджанских производителей, которые должны развиться до определенного уровня, а потом уже они будут конкурировать в рамках правил Всемирной торговой организации. Такой протекционизм, целенаправленно осуществляемый со стороны руководства Азербайджана, имеет цель поднять уровень сельского хозяйства, не нефтяного сектора.

А вы знаете, что программа развития ненефтяного сектора экономики серьезно осуществляется в Азербайджане? Программа развития регионов – комплексная программа, предусматривающая развитие сельского хозяйства, других видов производства. Все эти комплексные шаги должны привести к тому, чтобы азербайджанский производитель, азербайджанский бизнес поднялся на определенный уровень. Поэтому такая специфическая ситуация накладывает на сотрудничество Азербайджана с такими экономическими организациями, как, например, Евросоюз, Восточное партнерство и Ассоциативное соглашение свой отпечаток. То же самое в сотрудничестве с ЕАЭС. Азербайджан в данном случае руководствуется исключительно экономическими критериями и при выборе экономических партнеров, и в развитии самих этих отношений.

– Иран ратифицировал соглашения о свободной торговле с ЕАЭС. Может ли Азербайджан в будущем рассмотреть возможность такого сотрудничества с Союзом?

– Это чисто экономический вопрос. Его решение зависит от тех критериев, о которых я сказал выше. Первое, это защита своего собственного рынка и протекционизм собственного производства. Как конкретно в этих условиях можно сотрудничать с другими экономическими союзами, это уже вопрос практической деятельности. Сказать сложно.

Может быть, для какой-то категории товаров готовы сотрудничать. Может быть, для какой-то категории товаров, которые азербайджанская сторона пытается производить, мы не готовы к сотрудничеству. Это чисто практический подход. Я думаю, экономисты в этом плане должны сделать свои предложения о том, насколько мы готовы пойти на сотрудничество.

– Кстати, в последнее время Азербайджан стал больше импортировать белорусских молочных продуктов. Практически во всех крупных азербайджанских магазинах можно увидеть белорусское молоко…

– Есть категории товаров, которые выгоднее импортировать, чем производить. Это молоко. У Азербайджана много климатических зон, но даже производство молока требует определенных температурных режимов. И так получается, что у Азербайджана намного более жаркий климат, чем требует промышленное производство молока. Поэтому нам выгоднее молоко закупать, а не производить. Все это вопросы практической реальной выгоды, которые определяются рынком.

У нас в большом количестве представлены товары не только ЕАЭС, но и стран Балтики. Я знал там бизнесменов, которые поставляли молочные продукты в Азербайджан. Более того, они производили определенное изучение рынка, и пришли к выводу, что производить молоко у нас просто невыгодно по ряду причин, и климатических – прежде всего. Возьмите любой вопрос. Даже оборонную сферу. Что-то мы покупаем, что-то пытаемся производить сами.

– Какие товары Азербайджан мог бы экспортировать на рынки ЕАЭС?

– Собственно, если посмотреть структуру азербайджанского экспорта, сразу определите, какие выгодно, а какие нет. На данном этапе, как я понимаю, среди товаров, которые Азербайджан экспортирует, таким является сельхозпродукция. Потому что климатически, мы можем поставлять конкурентоспособную продукцию в Россию и другие страны. Что касается промышленного производства, я пока не уверен насчет того, что мы поставляем на экспорт. Пока мы сами находимся в развитии.

– Переговоры по новому всеобъемлющему соглашению между ЕС и Азербайджаном вступают в решающую фазу. Недавно глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров сообщил о согласовании порядка 90% вопросов. Но процесс подписания затягивается – выходит, есть какие-то факторы, которые не устраивают азербайджанскую сторону?

– Обратите внимание: даже в рамках «Восточного партнерства» все страны этой группы являются членами ВТО. По сути дела, они открыли свои рынки для ЕС, и, так как у них нет таких товаров, которые без какой-либо конкуренции продаются на Западе, их производитель оказывается в достаточно сложных условиях. Они экспортируют какие-то группы товаров, но вместе с тем свой рынок открыли. Азербайджан в основном экспортирует нефть, газ, а сельскохозяйственную продукцию экспортирует преимущественно в Россию, в северные страны. Эта продукция востребована, ликвидна, конкурентоспособна. И она принимается. Но с другой стороны, Азербайджан продолжает защищать свой рынок.

То же самое относится к Европейскому Союзу. Все страны ЕС и наши партнеры в ЕАЭС заинтересованы в азербайджанском рынке. Это хороший рынок, имеются покупатели продукции. Поэтому они, естественно, хотят, чтобы этот рынок был открытым. Мы же его держим пока полуоткрытым, потому что протекционистскими мерами пытаемся развить собственное производство.

Насколько я знаю, это основная проблематика, связанная с этим вопросом. В качестве других проблем называются различные причины, в зависимости от политической симпатии или антипатии. Вопросы, связанные с гуманитарными аспектами, с правами человека, армяно-азербайджанский конфликт и т.д. – это все вещи, которые достаточно легко решаемы. Это вопросы, применяемые для оказания давления на своего оппонента.

Второй момент, посмотрите на ход переговоров по поводу заключения соглашения с другими участниками «Восточного партнерства». Вы увидите, что, например, для Армении и Украины основным вопросом было то, как совместить экономические взаимоотношения Украины и Армении с Россией, или с другими странами Таможенного союза. Этот вопрос был одним из основных. Ну, как-то они его решили, и, думаю, в данном случае решение тоже будет найдено. Мне сложно сказать, будет ли подписан договор в этом или следующем году. Во всяком случае, в ходе саммита Восточного партнерства эти вопросы обсуждались. И недавний визит главы Европейского совета Дональда Туска в Азербайджан показывает их [ЕС] заинтересованность в том, чтобы подписать договор в ближайшее время.

Тофик Зульфугаров

Заглавное фото: Sputnik

Источник

В рубрике: Точка зрения Метки: , , , , , , ,

Похожие записи:

«Визит Лукашенко в Австрию пришелся на неудачное время» – белорусский эксперт «Визит Лукашенко в Австрию пришелся на неудачное время» – белорусский эксперт
«Сербский гамбит»: Что стоит за изменением стратегии ЕС на Балканах «Сербский гамбит»: Что стоит за изменением стратегии ЕС на Балканах
Германия не поддержит демарш Макрона в отношении НАТО – американский эксперт Германия не поддержит демарш Макрона в отношении НАТО – американский эксперт
В США обсуждают, как «сдержать» одновременно Россию и Китай В США обсуждают, как «сдержать» одновременно Россию и Китай

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.