Отмена виз для турок и крепнущее «нерушимое братство» Анкары и Баку

Визовый режим, действующий пока в Азербайджане для граждан Турецкой Республики, отменяется с 1 сентября, сообщил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. В свою очередь, пресс-секретарь МИД Азербайджана Лейла Абдуллаева подтвердила направление ноты, в соответствии с которой «визовое требование для граждан Турции, обладающих общегражданскими паспортами, отменяется с 1 сентября 2019 года» на срок до 30 дней. В сообщении также отмечается, что «решение об отмене визовых требований станет очередным содержательным вкладом в развитие братских и дружественных отношений между Азербайджаном и Турцией».

Напомним, визы для въезжающих в Турцию граждан Азербайджана (на аналогичный срок) были отменены более 10 лет назад, в 2007 году. Ожидалось, что в декабре 2009 года в ходе визита в Анкару главы внешнеполитического ведомства Азербайджана будет подписано соглашение об отмене виз на взаимной основе, однако этого не произошло. Несмотря на то, что визы в аэропортах выдавались легко, вопрос о причинах формально-сдержанной позиции официального Баку в, казалось бы, очевидном вопросе, время от времени становился предметом дискуссий на страницах прессы государств, дружба которых, как пишет азербайджанский посол в Анкаре Хазар Ибрагим, – «образец для подражания».

В 2011 году глава управления информации и по связям с общественностью аппарата президента Азербайджана Али Гасанов в интервью Today’s Zaman заявил об отсутствии у Баку проблем для отмены визового режима с Турцией. В то же время, по его словам, соседи-иранцы, также отменившие годом ранее визы для азербайджанских граждан сроком на месяц, требовали взаимности, угрожая в противном случае перекрыть коридор, связывающий «материковый» Азербайджан с Нахичеванской автономной республикой, отделённой от него Арменией и Нагорным Карабахом. Указанная транспортная артерия заработала в начале 1990-х годов по мере разрастания нагорнокарабахского конфликта и фактического изменения границ в бывшем советском Закавказье, по иранскому берегу Аракса, и движение по ней с востока на запад – весьма оживлённое.

Комментируя возникшие вопросы, А. Гасанов пояснил, что он «лишь отметил, что отмена визового режима с Турцией может иметь место одновременно с отменой визового режима с Ираном. Мы не можем устранить визовый режим с одним государством и оставить его с другим… На данный момент, одновременно устранив визовый режим с обоими государствами, мы не готовы решать вопросы, связанные с национальной безопасностью страны, внутренней миграцией и другими вопросами…  Хочу сказать, что Азербайджан не готов к тому, чтобы одновременно решить визовый вопрос с двумя такими крупными государствами».

Иными словами, если в ближайшее время въездные визы в Азербайджан для иранских граждан не будут отменены в порядке взаимности, это может свидетельствовать об утрате для Баку былого значения фактора иранского транзита в Нахичевань. Помимо упомянутого коридора вдоль Аракса, азербайджанская автономия соприкасается не только с Ираном, но и с Турцией. На участке Игдыр – Садарак реализуются коммуникационные проекты, способные оказать влияние не только на экономические, но и на военно-политические расклады в регионе.

В октябре 2018 года после встречи министров транспорта Организации Черноморского экономического сотрудничества в Баку министр транспорта и инфраструктуры Турции Мехмет Каит Турхан заявил о начале предварительной проработки вопроса о строительстве железной дороги из Карса через провинцию Игдир в Нахичеванскую автономную республику. Наряду с уже действующей (и потенциально имеющей двойное назначение) железной дорогой Баку – Ахалкалаки – Карс, двухпутная линия протяжённостью в 224 километра обеспечит коммуникационную связь Турции с восточными соседями. В ряде публикаций Нахичеванская автономия рассматривается не только в качестве конечного получателя коммерческих грузов, но и как часть транзитного пути к иранским портам Персидского залива или даже в Китай. Имеющаяся железнодорожная связь между двумя крупнейшими странами Ближнего Востока проходит через паромную переправу на озере Ван, пропускная способность которой весьма ограничена.

Конечно, экстремальные геополитические игры Америки на евразийских просторах (санкции против Турции после приобретения ею российских ЗРК С-400, чреватая вооруженными инцидентами антииранская истерия, торговая война против Китая) может приостановить реализацию масштабных трансграничных проектов по условной линии Восток – Запад. Да и коммерческая окупаемость, по крайней мере некоторых из них, – под большим сомнением. В то же время взаимосвязи Турции с Азербайджаном и Грузией, как в двусторонних, так и в многосторонних форматах развиваются быстрыми темпами и по многим направлениям.

Приоритетом азербайджано-турецких отношений остаётся экономика и взаимные инвестиции (в том числе ненефтяной сектор прикаспийской страны, где Турция лидирует) а также военно-техническое сотрудничество, включая регулярные совместные учения. Целью майских («Мустафа Кемаль Ататюрк – 2019» в районе Баку) и июньских («Нерушимое братство» в Нахичевани) масштабных тренировок было объявлено повышение уровня двустороннего взаимодействия, выполнение совместных боевых операций и обучение азербайджанских военнослужащих использованию турецкого оружия, экспорт которого демонстрирует устойчивую тенденцию росту. Министр обороны Азербайджана Закир Гасанов уверяет, что армии двух стран готовы к решению «любой задачи» – в контексте неурегулированного нагорнокарабахского конфликта намёк более чем понятен.

Со своей стороны, его турецкий коллега Хулуси Акар напоминает о давней, озвученной в начале 1990-х годов ещё Гейдаром Алиевым формуле «одна нация – два государства». По сообщению пресс-службы Министерства обороны Азербайджана, к учениям «Нерушимое братство» привлекалось до 5000 военнослужащих, более 200 единиц танков и другой бронетехники, до 180 разнокалиберных ракетно-артиллерийских установок, реактивных систем залпового огня и минометов, 21 самолет и вертолет, беспилотные летательные аппараты и др.

К этому стоит заметить, что по сравнению с 2018 годом (7), количество совместных учений значительно возросло (на 2019 год их запланировано 19). В последние месяцы азербайджанские военнослужащие (в том числе солдаты дислоцированной в Нахичевани отдельной общевойсковой армии) принимали активное участие в учениях на турецкой территории, отрабатывая боевые задачи в сложных географических условиях. По сообщению Министерства обороны Азербайджана, весомый вклад в содержание этих мероприятий внёс турецкий опыт борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке (частью которого является массированное применение авиации и баллистических ракет собственного производства по «курдским сепаратистам» на севере Ирака).

Устойчивый характер носит информация о постоянном передовом присутствии в Нахичевани турецких военных либо же сложно отличимых от них «частных» военных подрядчиков, действующих по периметру турецких границ на Ближнем Востоке. «У Турции уже есть базы в Судане и Катаре. Нахиджеван – одно из ключевых направлений внешней политики Турции, и создание здесь военной базы является всего лишь вопросом времени», – полагает директор Института востоковедения Академии наук Армении Рубен Сафрастян.

В Баку не скрывают, что используют нахичеванский «фронтир» в качестве «операционной дилеммы» для Армении, вынуждая её в случае возобновления военных действий вокруг Нагорного Карабаха уделять серьёзное внимание потенциальному «второму фронту». В 2018 году большую тревогу вызвали обстрелы села Арени на трассе, связывающей Ереван со Степанакертом и с Мегри на иранской границе. А не так давно от пуль с сопредельной стороны пострадали дома в селе Елпин Вайоцдзорской области на границе с Нахичеванью. По мнению армянских экспертов, относительное затишье последнего времени связано с укреплением имеющихся и строительством новых долговременных опорных пунктов, в том числе на прежних «нейтральных» ещё с советского времени территориях. Дополнительным фактором осложнения ситуации могут стать пожары и иные стихийные бедствия как естественного, так и, возможно, искусственного происхождения.

Не менее важное, хотя и пропагандистское значение для Баку имело бы присоединение к «изоляции Армении» соседней Грузии, признаки которого, несмотря на известные разногласия с Тбилиси, из года в год ищут азербайджанские СМИ (не столь важно – провластные или «оппозиционные»). Так, 12 июня в Габале прошла очередная встреча министров обороны Азербайджана, Турции и Грузии, совпавшая с вступлением в силу соглашения о сотрудничестве в оборонной сфере, предполагающего широкий спектр совместных мероприятий, включая обмен засекреченной информацией. Грузинский министр Леван Изория упомянул о присоединении своей страны к тактическим учениям тюркских соседей. До сих пор совместные трёхсторонние мероприятия были направлены на защиту потенциально уязвимой критически важной энергетической инфраструктуры, включая построенный недавно участок Трансанатолийского газопровода (ТANAP). Через эту нитку обходящего Россию будущего «Южного газового коридора» в текущем году в Турцию ушло почти 800 млн кубометров голубого топлива с месторождения Шах-Дениз.

Безусловно, дальнейшее укрепление военного союза Баку и Анкары представляет собой серьёзный вызов для Армении и Нагорного Карабаха. В этой связи вполне логичными видятся шаги последнего времени, направленные на укрепление безопасности двух армянских государств, в том числе  посредством углубления двустороннего стратегического партнёрства, едва ли имеющего альтернативу для любой армянской власти. По словам пресс-секретаря Министерства обороны Армении Арцруна Ованнисяна, на текущий год запланировано несколько совместных учений, в том числе два масштабных. Бывший министр обороны Вагаршак Арутюнян отмечает, что в Ереване отслеживают военные мероприятия соседей и предпринимают меры по обеспечению военной безопасности страны на случай агрессии.

В заключение отметим, что не менее важным для (хотя бы относительно) мирного будущего Кавказа видится стабильный и предсказуемый характер диалога России и Турции в условиях глобальной и региональной нестабильности. Разумеется, в той мере, насколько это возможно – с учётом до некоторой степени схожих проблем, с которыми сталкиваются обе страны.

Как известно, апрельская «четырёхдневная» война вокруг Нагорного Карабаха 2016 года вспыхнула на фоне резкого ухудшения двусторонних отношений после уничтожения несколькими месяцами ранее протурецкими боевиками российского бомбардировщика в небе над Сирией. Однако с тех пор произошли позитивные изменения, позволившие Москве пойти на частичную отмену ранее введённых в отношении Турции специальных экономических мер с последующим упрощением, на основе взаимности, визового режима.

Андрей Арешев

Заглавное фото: wikiistanbul.com

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , ,

Похожие записи:

«Турецкий поток» попал в болгарскую ловушку «Турецкий поток» попал в болгарскую ловушку
Власть и оппозиция: что ждет Абхазию после выборов Власть и оппозиция: что ждет Абхазию после выборов
Новые развития вокруг Амулсара: Пашинян призвал жителей Джермука разблокировать дороги к руднику Новые развития вокруг Амулсара: Пашинян призвал жителей Джермука разблокировать дороги к руднику
Грузия: Провокация или верный расчет? Грузия: Провокация или верный расчет?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.