Президент Грибаускайте: 10 лет страха и власти

После процедуры инаугурации нового президента 12 июня в Литве закончилось десятилетие правления президента Дали Грибаускайте.

Верность выбранному курсу

В своей международной политике бывший президент прославилась тем, что, пожалуй, была единственным главой государства в мире, которая взяла и закрыла для себя и своих сограждан целую страну, и не просто страну, а страну-цивилизацию, какой является Россия. Не разрывая с ней дипломатических отношений, Грибаускайте запретила общение с Россией на любом уровне – начиная с МИД, литовского бизнеса и заканчивая детскими танцевальными коллективами. И только с ее уходом ТВ-эксперты заговорили о том, что, наверно, все-таки надо восстанавливать общение, пусть не на уровне министров, но хотя бы на техническом уровне.

Грибаускайте была и единственным мировым лидером, которая называла Россию «террористическим государством». В интервью газете Washington Post в 2014 г. она заявила, что «Европа и весь мир позволяют России быть страной, которая не только угрожает своим соседям, но и предпринимает военные действия против них. Это тот же международный терроризм, как в Ираке и Сирии. (…) Ни в Европе, ни в мире нет руководителей, которые смогли бы остановить Путина».

Спустя месяц в интервью литовскому телеканалу мадам уже прямо назвала Россию «террористическим государством». Последовал желчный ответ МИД России: «Хорошо бы литовскому президенту умерить свой комсомольский запал, не комплексовать по поводу своего «советского прошлого», которое, видимо, заставляет ее быть «святее Папы Римского»». Что, впрочем, Грибаускайте не остановило, и она до конца дней на президентском посту продолжала раскрывать миру глаза на Россию и требовать от НАТО и США обеспечить безопасность «восточного фланга» Запада всеми возможными вооружениями. То есть стала своего рода триггером всей современной антироссийской политики Запада.

Во внутренней политике Грибаускайте была более импульсивна и даже иной раз по-женски капризна, но и тут были жестко очерченные границы, за которые она не выходила. И в Литве, и в Евросоюзе было хорошо известно, чего можно от нее ожидать, а чего – нельзя. Поэтому ее второй срок, особенно в делах международных, был в каком-то смысле даже скучноватым, а ее личное будущее казалось успешным и международным. Однако уже ближе к инаугурации нового президента и после нее в литовских СМИ стали появляться первые попытки осторожного переосмысления деятельности Д. Грибаускайте, миф о политической «непорочности» которой те же самые СМИ культивировали годами.

Так, крупнейшее новостное агентство Литвы BNS впервые обнародовало о бывшем президенте некоторые ранее неизвестные факты. Выяснилось, например, что Грибаускайте в марте 2011 г. пыталась блокировать военную операцию НАТО в Ливии. По данным BNS, она считала, что «атака против правительства диктатора М. Каддафи будет незаконной, вызовет хаос, а ее исполнителям грозит международный трибунал». И только после сильнейшего давления из посольства США и американских «друзей» в Литве – правящей тогда партии «Союз Отечества» Грибаускайте, «сжав зубы, промолчала». Кризис в НАТО тем самым был исчерпан.

Какими бы ни были в данной ситуации её мотивы, возникает все же вопрос, так ли предсказуема (в смысле твердости взглядов) и «непорочна» (в смысле приверженности «ценностям») была занимавшая 10 лет пост президента Д. Грибаускайте? А если да, то кто или что стоит за этим?

Темные пятна на «солнце»

На самом деле в биографии Д. Грибаускайте полно противоречивых моментов или даже темных пятен. Окончив экономический факультет Ленинградского госуниверситета в 1983 г., она в том же году вступила в КПСС, что удавалось далеко не всем выпускникам вузов. Вернувшись в Вильнюс, работала в Вильнюсской высшей партийной школе, где до 1990 года вела курс по политэкономии. Не была замечена ни на каких митингах и тем более в участии в трагических событиях 13 января 1991 г.

Тем не менее в 1991 г. ее направили на учебу в США. С этого момента началось стремительное восхождение Грибаускайте на литовский олимп власти. В 1991-1993 годах она – директор Европейского департамента Министерства международных экономсвязей Литвы, а затем перешла на работу в МИД, став полномочным министром посольства Литвы в США. В 1999-2000 годах – вице-министр финансов, руководила переговорами Литвы с МВФ. В 2001-2004 годах в правительстве А. Бразаускаса занимала пост министра финансов.

После вступления Литвы в ЕС в 2004 году была делегирована в Еврокомиссию, где была назначена комиссаром по бюджету и финансовому планированию. В 2009 году она в качестве кандидата на пост президента вернулась на выборы в Литву. И была выбрана. Удивительно не то, что в своей стремительной карьере Д. Грибаускайте, несмотря на членство в КПСС и работу в Высшей партийной школе, обошла многих известных и активных борцов за независимость, часть которых в новом государстве осталась не у дел. Бывает, тем более что Грибаускайте поначалу считалась протеже А. Бразаускаса, бывшего секретаря ЦК Компартии Литвы, а затем президента и премьер-министра независимой Литвы. Удивительно то, что за Грибаускайте всегда тянулся шлейф слухов о её принадлежности не только к компартии, но и к КГБ, к чему литовское общество всегда проявляло повышенную чувствительность. Грибаускайте же это почему-то сошло с рук, и она дважды становилась президентом страны.

Возможно, агент, но чей?

С ростом накала антироссийской риторики президента Литвы возникли слухи о том, что Грибаускайте была завербована во время своей стажировки в Вашингтоне в 1991 г. и что именно это позволило ей безнаказанно и почти без потерь в литовском общественном мнении сменить вектор своей карьеры ровно на 180 градусов. Именно этим можно объяснить, что все попадавшие в публичное поле слухи и даже документы о ее связях с КГБ грамотно и методично нивелировались всеми основными СМИ. Главным аргументом, естественно, стали утверждения о мести (!? – Ред.) России.

Однако взлет Грибаускайте уже в независимой Литве удивляет не только этим. Идя на выборы в 2009 г., будущий президент на онлайн-конференции на вопрос об отношениях с Россией ответила: «Политика в отношении России и всех соседних стран должна быть достойной, уважительной и конструктивной». То есть демонстрировала конструктивную позицию. И тем не менее ее кандидатуру неожиданно поддержала партия «Союз Отечества», т. н. консерваторы во главе с небезызвестным русофобом В. Ландсбергисом. Казалось бы, с чего бы партия, которая последовательно проводит жесткую антироссийскую политику, почти животную русофобию и стабильно демонстрирует приверженность не просто НАТО, но прежде всего «лично» США, поддержала кандидатуру, во-первых, протеже лидера партии социал-демократов, постоянных соперников консерваторов, во-вторых, бывшего члена КПСС, не имеющего никаких заслуг в борьбе за независимость, в-третьих, человека, вслед за которым упорно тянутся слухи о ее связях с КГБ? Тайна сия велика.

Но можно сопоставить факты. Одиозная фигура В. Ландсбергиса, который для электората партии «Союз Отечества» является в некотором роде иконой, тоже не свободна от слухов о связях его и его семьи с КГБ. Более того, считается, что в начале 90-х именно в его руки попали документы спецслужбы, которые не успели уничтожить или вывезти в Россию. Это, как считается, дало ему возможность шантажа многих известных людей, особенно политических противников. Вполне возможно, что среди них оказалась и Д. Грибаускайте.

Самому же «патриарху литовской независимости» есть что скрывать. Кроме связей с КГБ, на его плечах лежит и другая тяжесть – ответственность за кровавые события, неоднозначные и плохо расследованные, у вильнюсской телебашни 13 января 1991 г. В январе 2011 г. уголовное дело по этим событиям должны были закрыть за истечением срока давности, и создавалась реальная угроза для официальной версии январских событий и появления вопросов к Ландсбергису и его клану. Нужен был президент, который бы поставил «правильную» точку в этом деле. И таким президентом стала Грибаускайте. Почти сразу после избрания ею был назначен новый генпрокурор, подправлен Уголовный кодекс, в котором появились статьи о военных преступлениях и преступлениях против человечности, не имеющие срока давности, внесены поправки, позволяющие литовским судам судить граждан других государств без их участия в уголовном процессе.

Были предприняты и другие необходимые шаги, в результате которых Грибаускайте уже на излете своего президентства все-таки успела провести суд по делу о событиях 13 января. 27 марта литовские судьи огласили «исторический» приговор, согласно которому на сроки от 4 до 14 лет были осуждены 67 граждан Российской Федерации, Белоруссии и Украины. Их признали виновными в военных преступлениях и преступлениях против человечности, большинство обвиняемых осуждено заочно.

По мнению специалистов, с юридической точки зрения приговор суда сомнителен и уязвим, поэтому вполне возможно, что в этом деле поставлена не последняя точка, тем более что правда – рано или поздно – всегда выходит наружу.

Никто не хотел молчать

Самым ярким заключительным акцентом десятилетия правления Д. Грибаускайте стало даже не ее июньское годовое сообщение парламенту, в котором она призвала искать внутренних врагов и бороться с ними, а поднятая в СМИ и соцсетях истерия в связи с показом 6 июля – в День государства – одним из литовских телеканалов фильма режиссера В. Жалакявичуса «Никто не хотел умирать» (1965 г.). Этот многомерный фильм в свое время пропустила даже советская цензура, и он стал классикой литовского и советского кино не только по своему художественному воплощению, но и по своей идеологической глубине. В фильме, рассказавшем о становлении советской власти в послевоенной Литве и бесчинствах «лесных братьев», нашла отражение вся сложность того времени.

Поднятая из-за фильма истерия, боязнь другой точки зрения на не такое уж далекое прошлое, нежелание понять и принять иное мнение «иных» соотечественников, требование покарать виновных за показ фильма в праздничный день – вот эта утвердившаяся в стране атмосфера страха и нетерпимости и есть, как представляется, подлинный итог десятилетия Грибаускайте.

Испытывала ли все эти 10 лет страх сама президент? Вероятно, да. Но это сейчас и не очень важно. Велики ли глаза у страха или охота пуще неволи – каждый выбирает сам, но выбор есть всегда, потому что, как говорится, своя воля, своя и доля. И похоже, нечто подобное поняло и большинство литовских избирателей, которые на этот раз на выборах ясно сказали, что больше молчать не хотят. Проигрыш на президентских выборах И. Шимоните, которую называли прямой преемницей политики Грибаускайте, стал для другой части литовского общества во многом неожиданным и неприятным звоночком. Вторым звоночком было неизбрание Грибаускайте в начале июля ни на один из высших постов Евросоюза.

Думается, впереди ожидает еще немало «открытий чудных», касающихся бывшего литовского президента.

Марфа Черенкова

Заглавное фото: tv3.lt

Источник

В рубрике: Общество Метки: ,

Похожие записи:

Cosa Nostra – в Литве агонизирует могущественный клан Ландсбергисов Cosa Nostra – в Литве агонизирует могущественный клан Ландсбергисов
Во что обойдётся Литве её энергетическая независимость Во что обойдётся Литве её энергетическая независимость
БелАЭС – кампания дискредитации станции набирает силу БелАЭС – кампания дискредитации станции набирает силу
Четыре сценария для «русского шпиона» Альгирдаса Палецкиса, антифашиста из Литвы Четыре сценария для «русского шпиона» Альгирдаса Палецкиса, антифашиста из Литвы

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.