Эстония и Россия: диалог возможен?

Визит президента Эстонии Керсти Кальюлайд в Москву оказался нерядовым событием европейской политики. Многими резкое потепление в российско-эстонских отношениях было воспринято в качестве системной ошибки, спровоцированной внутриполитической ситуацией в самой Эстонии. Однако для возобновления межгосударственного диалога России и Эстонии имеются объективные причины, которые в перспективе позволят восстановить отношения и с остальными государствами балтийского региона.

Новая политико-экономическая реальность для стран Балтии

Прибалтийские республики СССР всегда относились к российскому центру с немалой долей негатива, что проявлялось даже на бытовом уровне. Когда же к концу 1980-х гг. во внутриполитическом процессе единого советского государства возобладали дезинтеграционные тенденции, Прибалтика первой начала движение к суверенизации и реинтеграции в евроатлантическое политико-экономическое пространство.

Сегодня это процесс практически завершен. После 2020 г. заканчивается льготный период пребывания стран Балтии в Европейском союзе, однако вместо того, чтобы обсуждать преимущества, которые получили балтийские страны, местные экономисты вновь поднимают тревогу. Прекращение льготного периода прежде всего будет означать сокращение дотационной помощи, в то время как национальные экономики Латвии, Литвы и Эстонии пока не готовы обеспечивать текущий уровень экономической жизни самостоятельно. А многие сферы, например, инфраструктура, сельское хозяйство, социальное обеспечение зависят от европейских программ в среднем на 80%[1].

Внутри Европейского союза также складывается крайне неблагоприятная экономическая ситуация. После Брекзита общий бюджет организации ежегодно будет недополучать по €12 млрд. В новых экономических условиях не только становится невозможным дальше датировать балтийские экономики по прежней схеме, но и возникает необходимость для их активного подключения к процессу перераспределения финансовых потоков, в частности предоставления поддержки менее развитым восточноевропейским членам ЕС. Отношения же стран Балтии с европейским центром постепенно будет переходить к модели долгосрочного кредитования, что создаст дополнительную нагрузку на их экономики[2].

В итоге стратегический курс стран Балтии на интеграцию с Европейским союзом оправдался не полностью. Западный вектор обеспечивает лишь часть их потребностей, и потому они оказались перед необходимостью диверсифицировать свой внешнеполитический курс. При этом учитывая географическое положение и политическую обстановку в регионе круг потенциальных партнеров стран Балтии серьезно ограничен. Наиболее же перспективным направлением становится развитие партнерского диалога с Россией.

За последние 25 лет отношениям России со странами Балтии был нанесен существенный политический, экономический и гуманитарный урон. Русскоязычная диаспора в странах Балтии серьезно ущемлена в правах, Эстония, Латвия и Литва охотно берут на себя роль проводников любых недружественных по отношению к России инициатив НАТО, а на постсоветском пространстве они развивают партнерские отношения с недружественными по отношению к РФ странами, выстраивая с ними единую антироссийскую политику[3]. Москва симметрично отвечает странам Балтии, усиливая собственную безопасность в балтийском регионе и сокращая объемы экономического взаимодействия со вчерашними союзниками.

Из-за общего негативного политического фона двусторонних отношений обе стороны целенаправленно разрушали совместные экономические проекты. Например, страны Балтии отказались от участия в электрокольце БРЭЛЛ и интегрировались в европейские энергетические системы, что привело к удорожанию электроэнергии для них в несколько раз. Россия же со своей стороны была вынуждена отказаться от транзита через страны Балтии и начала развивать собственные портовые мощности в Санкт-Петербурге (Усть-Луг) и Калининграде (Янтарный). Кроме того, по мере реализации в РФ программ импортозамещения снижается потребность в сельскохозяйственной продукции из стран Балтии[4].

То, что в контексте большой геополитической игры в Европе считалось естественным, в ситуации ухудшения экономической ситуация становится суицидальным. Экономики стран Балтии оказались в условиях двойного давления – со стороны ЕС, пытающегося свести новый бюджет после Брекзита, и России, которая в целях укрепления собственной безопасности пошла на сокращение экономических контактов с Прибалтикой. Поэтому нисколько неудивительно, что в Эстонии, Латвии и Литве появились политические силы готовые выстраивать с Россией прагматические отношения.

Ветры перемен в российско-эстонских отношениях

Эстония адаптируется к новой политике ЕС гораздо быстрее и эффективнее своих соседей по региону. Когда экономические условия были более благоприятными, бывший премьер-министр А. Ансип инициировал масштабную программу цифровизации экономики, которая чуть более чем за 5 лет вывела Эстонию по данному направлению в мировые лидеры. Прогресс Эстонии в сфере информационных технологий был высоко оценен внутри ЕС, потому Эстония получила в Еврокомиссии пост комиссара по единому цифровому рынку.

Динамично меняется и эстонская внутриполитическая среда. Как и большинство стран Европейского союза эстонское общество устало от леволиберальной политики блока. Но в отличие от остальной Европы правые силы в Эстонии чувствуют себя гораздо увереннее, и на прошедших в апреле 2019 г. выборах в Рийгикогу Консервативная народная партия Эстонии (EKRE) заняла 19 из 101 мест. Объединившись с Центристской партией и партией Отечество (Isamaa) EKRE образовала фракцию, контролирующую 56 мест в парламенте и сформировала новое правительство.

Партия EKRE открыто выражает свои евроскептические настроения и обрушивает мощнейшую критику на сторонников евроинтеграции внутри страны, поэтому успех EKRE на выборах серьезно встревожил Брюссель. Европейские газеты начали высказывать предположения о том, что правый поворот в Эстонии вернет ее в орбиту влияния Москвы, тем самым нарушив единство восточной границы евроатлантического мира[5].

Прием Керсти Кальюлайд в Кремле. Источник: Kremlin.ru

При том, что в Эстонии действительно наблюдаются существенные политические перемены и действительно предпринимаются попытки дать более зрелую оценку европейскому вектору, подобные алармистские предположения сильно преувеличены. Новейший тренд эстонской политики по отношению к России заключается в том, чтобы вывести дипломатический диалог с Москвой из идеологического поля ради прагматических соображений. Так, отдельные члены партии EKRE неоднократно публично высказывались крайне негативно и даже оскорбительно по отношению к российской диаспоре и России в целом, но в союзе с центристами они приняли решение не форсировать процесс перевода школьного образования на эстонский язык[6].

Сдвинула же дипломатические отношения Москвы и Таллина с мертвой точки не принадлежащая ни к одной партии парламента президент Керсти Кальюлайд, которая 18 апреля 2019 г. прибыла в Москву по случаю окончания работ по реконструкции здания эстонского посольства. Выступая на торжественной церемонии открытия Кальюлайд отметила, что, хотя эстонское посольство – одно из самых близких к Кремлю, это не всегда отражается на двусторонних отношениях. С этим сложно не согласится, так как последняя встреча между Россией и Эстонией на высшем уровне состоялась 8 лет назад в Ханты-Мансийске, а после 2014 г., как отметил президент России, торговый оборот между странами сократился в 2 раза[7].

Владимир Путин мог бы и не напоминать своей коллеге о крайне неутешающих показателях российско-эстонского взаимодействия, поскольку именно экономически причины и оказались главным импульсом для поездки Кальюлайд в Россию. Во время визита в Москву ее сопровождала делегация эстонских бизнесменов, которые, по мнению ряда экспертов, и убедили Кальюлайд встретиться с Путиным. Вошедшие в делегацию руководители кампаний Alexela Хейти Хяэль и Standard Энн Вескимяги не побоялись выступить даже по национальному телевидению в защиту отношений с Россией. Благо, что их позицию подкрепляет довольно простое математическое действие – ежегодно из-за сокращения российского транзита Эстония теряет $300 млн и за последние 12 лет (с бронзовой ночи 2007 г.) накопилось $3.6 млрд[8].

Принимающая российская делегация была максимально представительная. Помимо президента Путина в переговорах участвовали министр иностранных дел С. Лавров, министр экономического развития М. Орешкин и помощник президента по вопросам внешней политики Ю. Ушаков. Переговоры продолжались более двух с половиной часов. Как сообщается в эстонском и российском пресс-релизах, на повестке дня стояли вопросы экономического и гуманитарного сотрудничества, политика санкций и контрсанкций, а также актуальные международные проблемы[9]. Российскую сторону особенно интересовал вопрос о положении русскоязычного населения Эстонии, но после решения правящей партийной коалиции и избрания мэром Таллина русскоговорящего политика М. Кылварта ситуация стабилизировалась.

Встреча закончилась без подписания документов и каких бы то ни было формальных договоренностей. Несмотря на продолжительность переговоров гостья сохранила чувство юмора, и отвечая на вопрос журналистов о том, что было «в меню» (обеденном), не задумываясь ответила «национальные интересы Эстонии». Кроме того, эстонский президент пригласила В. Путина в Таллин с ответным визитом в следующем году[10].

В любом другом случае подобный исход переговоров можно было бы признать провальным, однако учитывая контекст российско-эстонских отношений визит Кальюлайд в Москву стал настоящим событием, получившим широчайший отклик, как внутри Эстонии, так и в Европе в целом. Многие европейские политики, особенно из стран Балтии, осудили Кальюлайд, обвинив ее в том, что она разрушает региональное политическое единство и ставит под угрозу отношения с Европейским союзом. Но Кальюлайд была готова к такой реакции и как эстонским, так и международным журналистам отвечала, что невозможно не иметь диалога с соседними странами, тем более такими крупными как Россия[11].

Кальюлайд ощущает себя столь уверенно по той причине, что ее визиту предшествовал краткий восстановительный этап в российско-эстонских отношениях. В 2018 г. наблюдался 18% рост торгового оборота, который наконец превысил $3 млрд[12]. Помимо этого, Эстония лидирует среди прочих стран Европейского союза по количеству туристов, посещающих Россию. С 1 июля для эстонских граждан (наряду с гражданами 52 стран) начинает действовать упрощенный визовый режим, по которому можно будет посетить Калининград по электронной визе.

После визита Кальюлайд в Москву, российско-эстонский диалог не прекратился, как это предсказывали западные эксперты. С 6 по 8 июня 2019 г. министр экономики и инфраструктуры Эстонии Таави Аас принял участие в работе Санкт-Петербургского международного экономического форума, во время которого он провел переговоры с министром транспорта РФ Евгением Дитрихом. В центре внимания министров было возобновление российского грузового транзита через Эстонию, для чего было принято решение о возобновлении работы двусторонней транспортной комиссии[13].

Россия и Эстония находятся только в самом начале пути восстановления двусторонних отношений, однако политическая воля Москвы и Таллина, которые, не взирая на протесты оппозиции, внешнее давление и сохраняющиеся идеологические противоречия, нашли в себе силы для проведения конструктивных переговоров, доказывает, что, как бы не были глубоки взаимные противоречия, всегда остается место для диалога. Эстония первой из стран Балтии предприняла попытку восстановить отношения с Россией, но вполне вероятно, что позитивный опыт российско-эстонского экономического взаимодействия станет геймченджером для всего балтийского региона.

Владимир Сахаров

Заглавное фото: ERR

В рубрике: Политика Метки: , , , ,

Похожие записи:

«Турецкий поток» попал в болгарскую ловушку «Турецкий поток» попал в болгарскую ловушку
Ирина Влах: Евразийский союз открывает для Молдовы новые экономические возможности Ирина Влах: Евразийский союз открывает для Молдовы новые экономические возможности
Своя стихия: Сергей Глазьев – о евразийской интеграции Своя стихия: Сергей Глазьев – о евразийской интеграции
Разрыв в уровнях развития стран ЕАЭС не препятствует дальнейшей интеграции – эксперт Разрыв в уровнях развития стран ЕАЭС не препятствует дальнейшей интеграции – эксперт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.