Каким будет отношение к России у нового президента Литвы?

В Литве выбрали нового главу государства – Гитанаса Науседу. Какую политику будет проводить новый президент и займется ли он улучшением отношений с Россией? Пока трудно сказать со всей определённостью, но особых поводов для оптимизма нет.

Вышел из тени

Самовыдвиженец Г. Науседа, занявший по итогам второго тура выборов 26 мая президентское кресло, доселе за пределами Литвы был известен очень мало. Ранее он позиционировал себя как экономист: в 90-х вёл в газете колонку соответствующего профиля, позже работал в государственной антимонопольной службе, входил в правление Банка Литвы, был главным экономистом местного филиала шведского банка SEB, активно комментировал экономические вопросы в СМИ. В начале 90-х Науседа учился в Германии, и, по его словам, именно там он заразился идеями «свободного рынка» и «либеральной экономики».

Сразу после избрания на пост президента он дал «парадное» интервью британской корпорации ВВС, призванное презентовать нового главу Литвы за пределами республики. В беседе с журналистом Г. Науседа припомнил, как в своё время сотрудничал с командой бывшего президента Валдаса Адамкуса. Они познакомились в 2003 году, и во время тогдашней предвыборной кампании Адамкуса Г. Науседа был его внештатным советником. «Все эти годы мы поддерживаем тёплые и дружественные отношения, он (Адамкус. – О.Л.) дает мне некоторые советы. Как человек он мне очень симпатичен, мне близки те принципы, которые он внёс в политику – взаимное уважение, поиски компромиссов», – сказал политик.

Адамкус – примечательная личность. В ранней молодости он успел послужить в нацистских подразделениях, был порученцем майора Антанаса Импулявичюса (известного по прозвищу Минский Мясник), заочно приговоренного за военные преступления к смертной казни. Как и Импулявичюс, Адамкус бежал в США, где и провёл большую часть жизни. Спустя много лет он вернулся в Литву, дважды с подачи Вашингтона становился президентом (в 1998−2003 и в 2004−2009 гг.) и получил, как пишет ВВС, «репутацию политика, активно продвигавшего принципы западной демократии на постсоветском пространстве».

Такой вот был у Гитанаса Науседы «учитель». Однако, в отличие от своих предшественников, заниматься «экспортом демократии» на постсоветском пространстве Науседа не собирается. И в этом его отличие не только от Адамкуса, но и от своей непосредственной предшественницы Дали Грибаускайте, активно поддержавшей, как известно, переворот на Украине. Науседа со своей стороны считает: «Я думаю, что сами люди Украины и других стран должны решать эту проблему, вряд ли экспорт какой-то демократии – лучшая альтернатива. Но делиться теми приобретениями, которые получила Литва со вступлением в ЕС… Это западные ценности – мы должны делиться, а люди сами решат».

Впрочем, что касается России, Г. Науседа не собирается отступать от линии Д. Грибаускайте. Россию он считает «агрессором» и обвиняет в «нападении на Украину». Науседа сказал: «Моя политика в отношении России вряд ли изменится (по сравнению с Грибаускайте. – О.Л.). Вряд ли возможно поддерживать теплые отношения со страной, которая, к сожалению, сейчас является агрессором по отношению к Украине».

Если какие-то изменения во внешнюю политику Вильнюса и будут внесены, то они окажутся чисто косметическими. Грибаускайте не стеснялась в выражениях и не гнушалась прямыми оскорблениями – она называла РФ «террористическим государством», а российского президента – «параноиком». Естественно, вплоть до конца срока Грибаускайте это поставило крест на любой возможной перспективе нормализации отношений. Науседа пообещал так не делать. Ещё в день выборов, когда ситуация окончательно не определилась, он заявил, что несколько изменил бы официальную риторику Литвы в отношении России. «Я бы хотел быть дипломатичным и стал бы использовать лексикон, который мог бы быть несколько иным по сравнению с тем, что применялся ранее», – сказал Науседа журналистам. И тем не менее он подчеркнул, что расценивает присоединение Крыма к России как «агрессию» против соседнего государства. «С этим мириться нельзя», – сказал победивший кандидат. Впрочем, а мог бы он сказать что-то другое, не рискуя немедленным концом своей политической карьеры?

Плохой и очень плохой варианты

Тут стоит заметить, что свою соперницу Ингриду Шимоните Науседа победил во втором туре с разгромным счетом. Как пишет политолог Алексей Ильяшевич, объясняется это тем, что Шимоните воспринималась как «вторая Грибаускайте» – а люди за десять лет изрядно устали от первой. Показательно, что незадолго до второго тура социологи опубликовали любопытные данные. 65% жителей Литвы высказались за проведение встречи между новым главой страны и президентом России Владимиром Путиным. Другое дело, что Науседа лишен возможности, даже если бы у него появилось такое желание, реально поработать над улучшением отношений двух стран.

Проблема в том, что внешнюю политику Литвы определяет группировка идейных последователей Витаутаса Ландсбергиса – объединение «Союз отечества – Христианские демократы Литвы» (они же консерваторы), к которому, кстати, принадлежит и Шимоните. «Дедуля» Ландсбергис, официально провозглашённый «отцом нации», строго следит, чтобы глава государства не сошёл с проторенного антироссийского курса. В последний раз такую попытку предпринял избранный президентом в 2003-м Роландас Паксас, пытавшийся строить добрососедские отношения с Россией. Но ему быстро организовали импичмент, заменив «проверенным кадром» Адамкусом. Кому, как не бывшему помощнику Адамкуса Науседе, помнить об этом!

Как пишет Ильяшевич, узкий коридор возможностей, в котором оказался Науседа, предполагает всего два варианта развития событий. «Новый президент либо станет, подобно Грибаускайте, послушным проводником воли консерваторов, либо попытается сделать «косметический ремонт». Конечно, рассчитывать на нормализацию отношений с РФ не приходится – недаром Науседа дал понять, что этого не произойдет, если Москва не изменит свою политику в отношении Украины. Но встретиться с Путиным он готов. Здесь его позиция немного отличается от позиции Шимоните: та вообще отказывалась рассматривать возможность переговоров с российским лидером. Для России победил плохой кандидат. Но ведь мог победить и очень плохой», – констатирует политолог.

Ситуация лучше всего познается в сравнении. В соседних Латвии и Литве президентские выборы прошли почти одновременно. Латвийский Сейм (в этой стране главу не выбирают всенародно), решил, что новым президентом станет праворадикал Эгил Левитс. Он известен своими националистическими убеждениями – именно Левитс, как юрист, в 2013-м разрабатывал добавленную к основному тексту конституции государства преамбулу, в которой указывается, что Латвия предназначена для латышей. Давая пресс-конференцию по случаю своего избрания, Э. Левитс ответил в том числе и на вопрос: на каком языке он будет общаться с местной русской прессой?

Напомним, что русскоязычные в Латвии, хотя государство изначально взяло курс на их вытеснение и ассимиляцию, до сих пор составляют в этой стране до 35% населения. Логично было бы, если бы Левитс, пожелав уважить столь солидную часть налогоплательщиков, разговаривал с ними на их родном языке. Но нет! «Русским я владею не слишком хорошо, но я учился в русскоязычной школе, по русскому языку у меня были хорошие оценки. В Латвии я использую государственный язык и буду делать это последовательно. Это же касается и общения со СМИ, которые вещают на других языках. Так что я с удовольствием стану ходить на интервью и буду говорить на государственном языке», – сказал Левитс.

Совсем по-другому себя повел в аналогичной ситуации Гитанас Науседа. «Было бы очень наивно связывать язык с геополитикой. Если со мной хотят общаться на русском языке, я пробую это делать. Навыки немного уменьшились – не так много поводов говорить на русском. Когда некоторые люди говорят, может, лучше общаться на английском языке, я тогда спрашиваю: а вы читаете Достоевского на английском? Наверное, если вы можете говорить на обоих языках, вы хотели бы читать Достоевского на русском», – отметил новый президент Литвы в беседе с ВВС.

А ведь в Литве русскоязычных жителей значительно меньше, чем в Латвии! И всё равно Науседа, в отличие от Левитса, решил продемонстрировать хотя бы формальное уважение к ним – отчего и смотрится на фоне латвийского коллеги более выигрышно.

Хотя бы быть вежливым

Калининградский политолог Александр Носович пишет, что Науседа правильно подобрал ключ к восстановлению полноценных межгосударственных отношений с Россией. «Для этого не обязательно быть пророссийским или хотя бы нейтральным политиком – достаточно просто не хамить. Гитанас Науседа никаких «красных линий» пока не переходил и до прямых оскорблений в адрес соседей не опускался, поэтому Литве под его руководством все пути к корректировке отношений с Россией открыты», – отмечает эксперт.

Впрочем, он подчёркивает, что прорыва в литовско-российских отношениях от нового президента Литвы никто не ждёт. «Науседа слишком близок к русофобам-консерваторам Витаутаса Ландсбергиса, чтобы выстраивать отношения с Россией без влияния ландсбергистов. Да и Россия едва ли горит желанием слиться в объятиях со страной, в которой героизируют нацистских преступников и помогают украинским ультраправым боевикам. Так что прорыв невозможен. Возможна лишь относительная нормализация. Выправление нездоровой ситуации, когда Литва остается единственной страной Евросоюза, в которой фактически табуированы отношения с Россией на высшем уровне.  Эта ситуация – результат президентства Грибаускайте, её так называемых принципов», – констатирует специалист.

Он ссылается на недавний пример президента Эстонии Керсти Кальюлайд, которая, хоть и никогда не была другом России, но всегда держалась в рамках корректности. Поэтому, когда Кальюлайд попросила о встрече с Владимиром Путиным, Москва сочла возможным эту просьбу удовлетворить. В свою очередь, бывшей коммунистке Грибаускайте нужно было постоянно показывать западным партнерам, что «она святее папы римского» – отчего та и изощрялась в оскорблениях в адрес восточного соседа. Таким образом, она добилась того, что именно Литва (наряду с Украиной) стала восприниматься в России как наиболее враждебная из постсоветских республик.

Конечно, как уже говорилось выше, не надо подходить к Науседе с завышенными ожиданиями. К слову, тот говорит, что хотел бы завязать «искренний диалог» и с Минском. Но и тут Науседе придется пробираться через баррикады, нагроможденные его предшественницей. «Хотелось бы узнать, как Науседа будет дружить с Минском, пока в законодательстве Литовской Республики прописан запрет на покупку электроэнергии у Белоруссии? Тут, видимо, лишь исключительное миролюбие белорусского МИД удерживает Минск от жёстких высказываний на эту тему», – отмечает профессор кафедры европейских исследований СПбГУ Николай Межевич. Так что и в этом направлении Г. Науседе предстоит немало работы – если, конечно, он пожелает её проделать.

Олег Левицкий

Заглавное фото: Delfi

Источник

В рубрике: Политика Метки: , ,

Похожие записи:

Ирина Влах: Евразийский союз открывает для Молдовы новые экономические возможности Ирина Влах: Евразийский союз открывает для Молдовы новые экономические возможности
Своя стихия: Сергей Глазьев – о евразийской интеграции Своя стихия: Сергей Глазьев – о евразийской интеграции
Разрыв в уровнях развития стран ЕАЭС не препятствует дальнейшей интеграции – эксперт Разрыв в уровнях развития стран ЕАЭС не препятствует дальнейшей интеграции – эксперт
Грузия: Провокация или верный расчет? Грузия: Провокация или верный расчет?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.