Смена власти в Литве может оказаться гораздо глубже, чем предполагают

О новом надпартийном президенте Литвы

Как бы сдержанно ни оценивали некоторые эксперты шансы победившего в Литве Гитанаса Науседы (65,86% голосов) на внесение существенных корректив в литовскую политику, шансы такие существуют.

Стартовавший как резервный кандидат консервативной партии «Союз отечества – Христианские демократы Литвы» (СО ХДЛ) Г. Науседа в ходе избирательной кампании, по сути, превратился в независимую политическую фигуру общенационального масштаба. Эта трансформация особенно ярко проявилась между первым и вторым туром.

Случилось то, что экономист Науседа с хорошими связями в скандинавских банковских кругах показался руководству СО ХДЛ (семейному подряду Ландсбергисов) и стоящей за ними Д. Грибаускайте слишком самостоятельным, и они отказали ему в поддержке. Перед заключительным этапом голосования эта партия целиком сосредоточилась на продвижении своего официального кандидата Ингриды Шимоните, которая в итоге потерпела сокрушительное поражение (32,86%). Причём консерваторы начали критиковать Науседу, не чураясь даже провокационных методов. Так, депутат Сейма от СО ХДЛ Раса Юкнявичене обвинила его в том, что он якобы требовал от неё при личной «тайной» встрече выгнать из этой партии конкурента Науседы на праймериз достаточно популярного В. Ушацкаса. Компромат, запущенный, по мнению Науседы, с подачи Шимоните, оказался мелким и эффекта не произвёл.

Что же всё-таки принесло Науседе оглушительную победу, если по большинству ключевых вопросов его высказывания действительно мало отличались от высказываний Шимоните и после первого тура она его опережала? Невозможно ведь всё свести к тому, что литовцы просто устали от авторитарного курса Д. Грибаускайте и не захотели принять её «наследницу» Ингриду Шимоните.

Пунктом, по которому конкуренты резко разошлись, были отношения с Россией. И есть все основания полагать, что он явился решающим в выборе литовцев. Ещё перед первым туром голосования в Литве, когда стало известно о внезапном визите в Москву президента Эстонии К. Кальюлайд, местные кандидаты обсудили этот вопрос на теледебатах. Шимоните возможность повторения чего-то подобного или иных контактов с В. Путиным полностью для себя  исключила. Другой фаворит на то время С. Сквернялис, как всегда, высказывался противоречиво: он вроде тоже был готов поехать в такую поездку, но при этом резко оценил «агрессивную политику» Москвы, которая после таких слов вряд ли захотела бы его видеть. Науседа же был гораздо дипломатичнее, обязательств особых не брал, но и от нападок воздержался. Он призвал не торопиться оценивать планы Кальюлайд. По его словам, позиция Литвы по отношению к России всегда была последовательной, но при этом Науседа отметил необходимость экономических и культурных связей с соседней страной. В общем, оставил двери открытыми.

Перед вторым туром советники, видимо, подсказали Науседе, что по опросам около 65 % литовцев поддерживают идею прямых контактов с Россией на высшем уровне, а против надоевших всем санкций высказываются ещё больше людей. И Неуседа стал более определённым.

В интервью польской радиостанции Znad Wilii, растиражированном затем во всех литовских СМИ, он заявил: «Я точно не являюсь сторонником конфронтации. От меня вы точно не услышите каких бы то ни было озлобленных слов о России, как, например, «мафиозное государство» или какое-то «террористическое государство». Я считаю, что в дипломатическом языке мы должны избегать подобных выражений… Мы хотим жить дружно с жителями России. Политики и президенты меняются, а люди остаются. И тот факт, что жители Литвы живут по соседству с россиянами, останется». По крайней мере, две политические партии Литвы свои выводы из этого заявления сделали.

Накануне окончательного голосования в поддержку Неуседы официально высказалась партия «Союз крестьян и зелёных Литвы» (СКЗЛ) Р. Карбаускиса, чей кандидат Саулюс Сквернялис в первом туре пришёл третьим с 19,5% голосов. Консерваторы регулярно подвергают эту партию ожесточённым нападкам за «пророссийские симпатии». Литовские аграрии действительно в наибольшей степени страдают от санкционной войны с Россией, поэтому понятно их стремление поскорее её прекратить.

Кроме того, голосовать за Науседу призвала «Избирательная акция поляков Литвы – Союз христианских семей» (ИАПЛ-СХС) Вальдемара Томашевскго. В первом туре он был четвёртым, собрав около 5% голосов. ИАПЛ – СХС состоит в коалиции с Русским альянсом Литвы и ещё более последовательно, чем СКЗЛ, выступает за полную отмену санкций и нормализацию отношений с Россией. Кстати, Томашевский прошёл от своей партии на выборах в Европарламент.

В каком-то смысле можно сказать, что Науседа начал избирательную кампанию в одном политическом стане, а закончил в другом. При этом решающее значение в его победе, возможно, имело даже не это, а экономическая ситуация в стране. Он добился успеха во всех 60 муниципалитетах республики, получив в земледельческих районах до 90% голосов и уверенно лидируя в крупнейших городах – Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде. Они тоже несут большие потери от свёртывания экономических связей с Россией. Энерготарифы в Литве, например, только за один месяц выросли на 9%. Самый северный незамерзающий порт на Балтике – Клайпеда, который мог бы стать главным перевалочным пунктом на всём постсоветском пространстве, за последние годы потерял не только весь российский, но и белорусский транзит. Кстати, Науседа – выходец из Клайпеды, и для него интересы родного города что-то значат.

Конечно, ожидать от Науседы резкого изменения курса, решительного разворота от НАТО и ЕС не приходится. Никто на это и не надеется. Прекращение оголтелой русофобии и конфронтационной риторики, что обещает Науседа, уже было бы существенным прогрессом. Экономика всё расставит по своим местам. Если за визитом Кальюлайд в Москву во многом стоял эстонский Союз работодателей, то Науседу подталкивает к движению в эту сторону литовский Союз предпринимателей, а это сила помощнее, чем гнев Ландсбергисов или ещё чей-то, особенно в условиях сокращения западной помощи.

В целом у Науседы руки свободны. На любые упреки консерваторов в забвении их поддержки он легко может ответить, что электорат партии СО – ХДЛ исчерпывается теми, кто голосовал за Шимоните. Все остальные были за него. В отличие от Д. Грибаускайте, Науседа – надпартийный президент, не скованный предубеждениями прошлого или потребностью оправдываться за «советские грехи». Никто не ждёт от него чудес, но с такой избирательной базой он может развернуть Литву на путь прагматизма, а не идеологических догм, вредящих её национальным интересам.

Дмитрий Минин

Заглавное фото: AP Photo

Источник

В рубрике: Общество Метки: ,

Похожие записи:

Что на самом деле думают в Литве о белорусах Что на самом деле думают в Литве о белорусах
Балтия для контроля над своим воздушным пространством зовет иностранцев Балтия для контроля над своим воздушным пространством зовет иностранцев
Как Эстония объявила войну российскому «Спутнику» Как Эстония объявила войну российскому «Спутнику»
Сможет ли НАТО «защитить» Прибалтику: взгляд из Швеции Сможет ли НАТО «защитить» Прибалтику: взгляд из Швеции

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.