Союзный договор России и Белоруссии: рывок или стагнация?

В нынешнем году исполняется 20 лет договору между Российской Федерацией и Республикой Беларусь от 8 декабря 1999 г. «О создании Союзного государства».

Что удалось сделать за эти годы? Как проявило себя общее государство? Каковы его перспективы? Требуется ли новый облик союзу, оформленному в совершенно другой геополитической реальности?

На эти и другие вопросы попытаются ответить авторы «Ритма Евразии». Сегодня – первая из задуманной редакцией «РЕ» серии публикаций.

Новый старт Союзу

Если взглянуть на текст договора, подписанного Александром Лукашенко и тогдашним президентом России Борисом Ельциным, даже не верится, что такой документ мог появиться в эпоху полного развала интеграционных процессов в СНГ, гражданских и этнических конфликтов, нестабильности в России, казалось бы, окончательного захвата Западом мировой гегемонии и контроля над бывшим СССР.

Тем не менее союз увидел свет и до сих пор включает в себя интеграционные положения, к которым даже не приблизились Евразийский союз, ОДКБ и СНГ. Во-первых, договор предусматривает создание шести союзных органов: Высшего Государственного Совета, Парламента, Совета министров, Суда, Счетной палаты Союзного государства. Во-вторых, Союзное государство предполагает формирование общего экономического пространства, единое гражданство, единую транспортную, энергетическую и валютную системы, общую охрану границ и т.д. Наличие союзнических отношений предполагает также координацию во внешней и оборонной политике, формирование совместного оборонного заказа, взаимодействие в международных организациях.

Но это – на бумаге. Если же говорить о реальном союзном строительстве, то за 20 лет удалось заметно продвинуться лишь на некоторых направлениях. Среди безусловных успехов Союзного государства стоит отметить военное и военно-промышленное сотрудничество, а также взаимное обеспечение равенства граждан стран-союзниц на территории друг друга. К наиболее же проблемным аспектам можно отнести институционализацию Союзного государства, создание Конституции и реальный, а не декларативный военно-политический союз. Далеко не во всем реализуются и экономические положения документа, порождая трения в двусторонних отношениях.

Это очевидно и для рядовых граждан наших государств, и для их лидеров. В связи с этим во время встречи в середине февраля в Сочи Владимир Путин и Александр Лукашенко объявили о готовности дать новый стимул для развития Союзного государства. По словам главы Белорусского государства, для этого «на уровне правительств созданы группы для подготовки предложений о дальнейшем развитии объединительных процессов в рамках двойки».

Неожиданно официальный Минск объявил и о готовности к созданию валютного союза, что стало некоторой неожиданностью для Москвы. Как прокомментировал предложение А. Лукашенко премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, «нужно создать те институты, которые не созданы, и тогда можно сказать, что этот Союз состоялся. Это может случиться, только если будет согласие двух сторон. Насильно туда затянуть никого невозможно и бессмысленно говорить о том, где будет эмиссионный центр, как будет называться валюта. Пока не будет проведена скучная работа по согласованию основных документов, на базе которых этот Союз должен работать». В этом как раз и проблема.

Независимость превыше всего

Из общих союзных органов управления реально созданы лишь Высший Госсовет и Совет министров. Роль союзного парламента выполняет Парламентское собрание Союза Беларуси и России. Счетной палаты и Суда нет по сей день. За отсутствием союзного законодательного органа невозможным становится принятие Конституции объединения и его символики.

Отсутствие прогресса в оформлении «лица» Союзного государства объясняется различием подходов Минска и Москвы к принципам его формирования. Главным камнем преткновения является государственная независимость. Как отметил во время сочинской встречи А. Лукашенко, «белорусский суверенитет – это икона, это святое». Белорусский президент, хотя и постоянно оговаривается, дабы его «правильно поняли», все же не скрывает, что видит в попытках создания полноценного Союзного государства угрозу независимости своей страны.

В частности, на одном из совещаний в Минске в середине января он заявил о том, что в 2019-2020 гг. Белоруссия будет подвержена «серьезной ревизии на предмет суверенитета и независимости», угроза которым, по его словам, исходит не только со стороны Запада, но и с Востока. А подлинный подтекст его ссылок на волю белорусского народа к объединению раскрывает другая фраза, произнесенная 1 марта на встрече с представителями общественности и экспертного сообщества, белорусских и зарубежных СМИ: «Если сегодня вынести на референдум в Беларуси вопрос об объединении двух государств и, как многие в России говорят, включении Беларуси в состав России, 98% проголосуют против».

Москва же – подчеркнем – настаивает на формировании всех предусмотренных договором 1999 г. союзных органов.

Другое противоречие – это требование Минска о полностью равноправном союзе двух суверенных государств по формуле 1+1. Российский же подход состоит в учете потенциала участников объединения без ущерба для конституции, законов и прав стран-членов в вопросах, не относящихся к компетенции союза. Таким образом, Минск хочет и союз сохранить, и обеспечить себе свободу рук и своеобразное право вето в союзных органах, что, понятно, выхолащивает саму идею Союзного государства.

Подобная тяга к «самостийности» резко тормозит процессы интеграции, которые осложняют и другие разногласия сторон.

Умные или красивые?

Одной из целей создания Союзного государства и условий его существования провозглашено «проведение согласованной внешней политики и политики в области обороны». Между тем Минск гордится многовекторностью своей политики, будто не замечая, что она подтачивает Союзное государство, как термит – дерево.

В этой сфере факты говорят сами за себя. Белоруссия так и не признала Абхазию и Южную Осетию. С Крымом еще интереснее. На днях зампомощника госсекретаря США Дж.Кент похвалил Белоруссию за «непризнание российской юрисдикции над Крымом». А сам Батька неожиданно разразился призывом «налаживать взаимоуважительные отношения с НАТО, которые в конечном итоге укрепляли бы безопасность нашей страны. Мы с ними должны разговаривать. Мы не должны на них смотреть, как на врагов».

Невольно возникает вопрос, неужели в Минске не знают, что альянс прямо объявляет Россию главной угрозой, тем самым врагом?     На фоне санкционной и информационной войны против России, которую ведет объединенный Запад, Минск идет на явное сближение с ЕС и США. В ответ на отмену части антибелорусских санкций со стороны Брюсселя и Вашингтона в январе 2019 г. Минск снял ограничение на число американских дипломатов в стране.

Между тем западные НКО ведут планомерную работу по формированию в Белоруссии антироссийского гуманитарного пространства. По словам посла РФ в Белоруссии Михаила Бабича, «в отношении Минска США и ЕС проводят хорошо спланированную, организованную и системную работу. На нее выделяются сотни миллионов долларов и евро в сферах образования, культуры, гуманитарных проектов… Эта работа нацелена на то, чтобы разорвать вековые связи между нашими народами, сначала посеять недоверие, затем довести их до вражды, оторвать эту территорию от России – в гуманитарном, идеологическом и экономическом плане. Она нацелена на то, чтобы в дальнейшем использовать эту территорию как плацдарм для давления на Россию».

Как ни парадоксально, но антироссийский дискурс поддерживают государственные органы Белоруссии. Примером может служить совместный проект общественной организации «Белая Русь» с Институтом истории НАН Беларуси и историческим факультетом Белорусского государственного университета под названием «Исторические формы белорусской государственности в IX-XIII вв.» При этом в современных учебниках по истории Белоруссии Древняя Русь, Российская империя и СССР изучаются в курсе всемирной истории, а Первая Речь Посполитая, столица которой находилась в Варшаве, изучается в истории Белоруссии.

Крайне настораживает «сепаратный» подход А. Лукашенко к исторической памяти. В частности, в 2018 г. разразился скандал по поводу акции «Бессмертный полк». Белорусский лидер назвал её «российской», а в Белоруссии, мол, есть своя, «суверенная», под названием «Беларусь помнит».

Широко праздновалась 100-летняя годовщина создания бутафорской БНР, а вот юбилей создания БССР, которая и стала основой современного Белорусского государства, прошел незамеченным.

Операция «Модернизация»

Российская сторона предложила Минску актуализировать договор о Союзном государстве. В частности, министр финансов РФ Антон Силуанов отметил, что это может помочь разрешить ряд накопившихся вопросов в двусторонних отношениях, в частности связанных с налоговым маневром РФ в нефтяном секторе, из-за чего Белоруссия требует компенсаций. По его словам, «если хотите такой же режим – давайте вернемся к нашему Союзному договору и будем двигаться не только по этому направлению (а оно, кстати, есть в Союзном договоре), но и по всем остальным».

И в самом деле, документ был подписан два десятилетия назад в совершенно других геополитических и экономических условиях, которые нельзя не учитывать, если стороны рассчитывают на поступательное движение в союзном строительстве.

Во-первых, это необходимо в связи с формированием Евразийского союза и смещением приоритетов экономического сотрудничества в Азию. Часть из направлений Союзного договора уже регулируется Евразийской экономической комиссией, потому необходимо избежать дублирования функций органов Союзного государства и ЕАЭС. Кроме того, развитие евразийской интеграции делает крайне актуальными положения Союзного договора о формировании единой транспортной сети, таможенной и инвестиционной политики, налогового и миграционного законодательств.

Во-вторых, сам документ изначально имеет ряд системных недостатков, которые надо устранять. Как отмечает заведующий отделом Белоруссии Института стран СНГ А. Фадеев, договор 1999 г. по форме и содержанию не может претендовать на роль документа конституционного звучания, не является источником права и не носит характер международного правового документа. При закрепленном в нем принципе сохранения верховенства конституции двух государств, необязательности исполнения статей соглашения и без предусмотренной ответственности сторон документ стал невыполнимым.

И, наконец, в новой геополитической реальности требуется больше внимания уделить проблемам военно-политического союза России и Белоруссии. Новая гонка вооружений в Европе, цветные перевороты, терроризм, расширение НАТО и разрушение системы международных соглашений в области разоружения несут угрозы в равной степени и России, и Белоруссии. Попытки наводить мосты с Западом в нынешних условиях чреваты. Слабину политиков в Минске, которые призывают «налаживать взаимоуважительные отношения с НАТО», явно почувствовал бывший генеральный секретарь альянса А. Расмуссен. Он взялся пугать Белоруссию «российской агрессией», заявив, что единственный шанс уберечься от неё – это «начать реформы, ведущие к демократии и свободе». Очевидно, по рецепту бывшей Югославии, Ирака, Афганистана, Ливии, Украины…

Думается, главное сегодня – не прислушиваясь к евроатлантическим доброхотам, сохранять дух союзного договора, направленного на настоящее единение двух братских народов, и наполнить его реальным смыслом, отвечающим вызовам сегодняшнего и завтрашнего дня.

Ольга Деркул

Заглавное фото: ТАСС

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , ,

Похожие записи:

Москва посылает серьёзный политический сигнал Москва посылает серьёзный политический сигнал
ЕС и «Северный поток — 2» – разрядка напряжённости или временный компромисс? ЕС и «Северный поток — 2» – разрядка напряжённости или временный компромисс?
Москва, Бойко, газ и выборы на Украине Москва, Бойко, газ и выборы на Украине
Если в Минске правильно воспримут импульс из Москвы, дело пойдет Если в Минске правильно воспримут импульс из Москвы, дело пойдет

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.