Препоны экономическому партнерству Армении и России – не только географические

Более активное экономическое взаимодействие Армении с Россией – главная гарантия не только устойчивого социально-экономического развития страны, расположенной на южном фланге ЕАЭС, но также социально-политической стабильности в ней. Однако на современном этапе обоюдные заявления о взаимной приверженности тесному экономическому партнерству идут впереди конкретных решений по развитию такого партнерства. Таковы основные оценки заседания российско-армянского «Лазаревского клуба», состоявшегося в Москве.

Такая ситуация была обозначена, прежде всего, в «центровом» выступлении на этом форуме Сергея Глазьева, советника президента РФ. Он откровенно заявил, что, «в отличие от Украины, Армения сделала правильный геополитический выбор». В то же время «доля взаимной торговли Армении с ЕАЭС пока невелика в ее товарообороте (в 2018 г. около 30%; почти 25% приходится на США, Канаду и страны ЕС. – Ред.), и наблюдается некоторый спад в иностранных инвестициях в Армению».

Основной причиной этих трендов С. Глазьев считает «разрыв промышленной кооперации в постсоветский период и последовавший за этим экономический кризис в регионе ЕАЭС». В то же время, по мнению эксперта, совместные с РФ экономические проекты способны обеспечить ежегодный рост ВВР Армении не ниже 8%.

Как отмечалось в материалах состоявшегося форума, потенциальные возможности двустороннего (российско-армянского) и многостороннего (в рамках ЕАЭС) совместного инвестирования в производственные отрасли Армении ныне используются максимум наполовину, в ее производственную инфраструктуру – меньше 50%. Притом что западный бизнес всё более активно вкладывается, например, в добычу и переработку руд цветных металлов на юге страны.

Как уточнил автору эксперт Владимир Мкртчян (ереванская Академия ОДКБ и ЕврАзЭс), «речь идет о рудно-металлургическом «треугольнике» Капан – Горис – Каджаран, где в советский период были сосредоточены крупные мощности по добыче и переработке меди, кобальта, ванадия, свинца, редкоземельных металлов. Компании США и Западной Европы, в отличие от российских, всё активнее инвестируют в восстановление и развитие этих мощностей; растет и экспорт добываемых и обогащаемых здесь руд в США и Западную Европу».

Кроме того, западный бизнес, по оценке В. Мкртчяна и ряда других участников форума, активно присматривается к проекту кратчайшего железнодорожного маршрута из Армении на внешние рынки: прежде всего, это проект Гюмри – Вале – порт Батуми, разработанный еще в первой половине 1950-х, но так и нереализованный. Будет ли такой проект осуществлен с российским участием – не ясно по сей день. Во всяком случае, обе стороны всё активнее используют действующий «трансгрузинский» грузовой маршрут: порт Кавказ (РФ) – порт Поти (паром) – железная дорога Поти – Тбилиси – Марнеули – Гюмри.

Кроме того, в армяно-иранском приграничье действует с конца декабря 2017 г. свободная экономическая зона «Мегри», но здесь пока доминируют иранские, а не российские производители/компании. В этом приграничье Армении, как отмечалось на форуме, в агрохозяйственном плане возможно также крупномасштабное производство разнообразной продукции субтропического земледелия, ориентированное в основном на российский рынок. Тем более что в 1930–1970-х годах эта продукция в растущих объемах направлялась в РСФСР (но затем в Москве «предпочли» наращивать поставки той же продукции в основном из Грузии).

Что касается взаимодействия, скажем, в АПК, крупных совместных проектов здесь пока нет, если не считать развития сети совместных тепличных овощехозяйств в центральной и северной Армении. И хотя объем экспорта сельхозпродукции из Армении в РФ и другие страны ЕАЭС вырос в целом более чем вдвое за 2013-2018 гг., увеличивается риск залёживания этих товаров в других странах Союза. Ввиду высоких розничных цен на эти товары, обусловленных, прежде всего, перевозочными и в первую очередь грузотранзитными тарифами в Грузии.

Очень многое, по оценке армянских экспертов, во взаимном экономическом сотрудничестве зависит от ценовой динамики российского газоэкспорта. Причем некоторые из них сетовали, что ввиду новых цен для Армении на российский газ с 2019 г. внутриармянские цены на газ вскоре могут повыситься. Хотя российская сторона в лице компании «Газпром Армения» не единожды заверяла, что этого не будет. Что же касается единой газоценовой политики в рамках единого рынка газа в ЕАЭС, то ускорить его создание рекомендовали на форуме многие эксперты из Армении. Зампредправления «Газпрома» Александр Медведев на том же форуме заявил, что в лучшем случае такой рынок будет сформирован не позже 2025 года.

В целостном контексте многие эксперты Армении и РФ сетовали на отсутствие общеблоковой концепции в плане двух- и многосторонней промышленной и сельхозкооперации в рамках ЕАЭС. Что особенно негативно сказывается на экономике южной страны, поскольку она географически удалена от основной территории Союза. К примеру, и по этой причине медленными темпами восстанавливаются, по словам советника гендиректора «Главкосмоса» Виктора Кривопускова, научно-производственные цепочки не только в атомной промышленности, но и в космических исследованиях, хотя с 2017-го вступило в действие российско-армянское соглашение о сотрудничестве в космической сфере.

На политико-экономическое взаимодействие Армении и других стран-партнеров по ЕАЭС с РФ всё активнее, по оценкам армянской стороны, влияет антироссийская санкционная политика Запада, предусматривающая также санкции против стран и их компаний, сотрудничающих с РФ. Но практически все эксперты из Армении, сетуя на негативные последствия такой политики, не предлагали Еревану присоединиться к ответным контрсанкциям Москвы. Впрочем, не предлагали того же и российские участники форума. И ведь по сей день нет, напомним, и официального осуждения странами-партнерами РФ западных санкций. По союзнически ли это?

Впрочем, на самом форуме вполне определенное мнение на этот счет прозвучало. Как подчеркнул депутат Нацсобрания Армении Арташес Гегамян, главная цель западных санкций – «это подрыв экономической безопасности России, а стало быть, и ее союзников – Армении и других партнеров по ЕАЭС». В связи с чем «санкционная война является серьезным вызовом экономической безопасности не только России, но и Республики Армения». При этом депутат дал понять, что указанные санкции касаются и Армении, а это влияет на динамику двустороннего экономического партнерства.

Было заявлено, что «наша победа в этой «войне» неизбежна, если мы будем действовать единым фронтом». А в эпилоге А. Геганян высказался вполне конкретно: «Республика Армения в лице премьер-министра и спикера Национального собрания должны публично выразить официальную позицию нашей страны к санкционной войне Запада против России, стратегического союзника Армении». Иначе, по словам депутата, высокопарные слова в адрес России будут не более чем декларативными заверениями.

С такой комплексной оценкой вполне можно согласиться.

Алексей Балиев

Заглавное фото: Sputnik

Источник

В рубрике: События и комментарии Метки: , , ,

Похожие записи:

Единый энергорынок Евразийского союза позволит создать новые рабочие места – министр ЕЭК Единый энергорынок Евразийского союза позволит создать новые рабочие места – министр ЕЭК
Долговая нагрузка вымывает из белорусского бюджета средства, предназначенные на развитие Долговая нагрузка вымывает из белорусского бюджета средства, предназначенные на развитие
Что Трамп может предложить Москве? Что Трамп может предложить Москве?
10 лет Восточному партнерству ЕС: итоги для Армении 10 лет Восточному партнерству ЕС: итоги для Армении

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.