«Северный поток — 2»: в спектакле прессинга на РФ роли распределены

Ситуация с «Северным потоком — 2» (СП-2), похоже, трансформируется во всё более иезуитскую геополитическую игру со стороны Запада, где США исполняют роль противников проекта, а большинство стран ЕС – в роли сторонников. Причем всё это происходит в условиях незаменимости российских поставок в общеевропейском энергобалансе.

Фактически вводимые Вашингтоном санкции против СП-2 обусловлены, прежде всего, геополитикой. Точнее, газоэкспортной геополитикой в связи с низкой ценовой конкурентоспособностью американского СПГ на европейском и других зарубежных рынках. Но опережающие темпы роста спроса на СПГ косвенно нивелируют ценовой фактор, усиливая фактор сугубо геополитический в стратегии Вашингтона насчет СП-2.

В последнее время быстро растут в ЕС-регион поставки сжиженного газа также из Алжира, Экваториальной Африки, даже с максимально отдалённого карибского Тринидада и Тобаго. И дело здесь уже не только и не столько в геополитике, сколько в том, что энергетика и другие основные газопотребляющие мощности в ЕС уже переориентированы в большинстве своем на сжиженный газ. Причем этот процесс стартовал еще с середины 1970-х – с началом крупных СПГ-поставок из Алжира и Ливии.

Что касается позиции Евросоюза, она представляется не столь однозначной в пользу СП-2. Возникает впечатление, что российскую сторону наиболее влиятельные и экономически мощные страны ЕС искусно «вовлекают» в реализацию проекта на своих условиях, политически и особенно экономически невыгодных России. В связи с чем некоторые СМИ БЕНИЛЮКСа, Скандинавии, Германии, Франции полагают, что растущая зависимость РФ от газоэкспорта вынудит её принять «евроусловия» по импорту газа и его сбыту, главные из которых – сохранение и возможное увеличение транзита через Украину. А также отчуждение «Газпрома» и его структур от сбыта газпромовского продукта в континентальном ареале ЕС.

А чтобы Москва «осознала» рычаги в этих вопросах, ЕС именно на днях – когда, подчеркнем, сгущается ситуация вокруг СП-2 – снова продлил антироссийские санкции на полгода. Тем самым ЕС не только солидаризировался с позицией США в отношении РФ, но и продемонстрировал, что Евросоюз существует не «сам по себе», но в составе НАТО, т.е. в стратегическом союзничестве с США. И всё это притом, что высшие госдеятели Германии, Франции, Австрии, ряда других стран ЕС активно высказываются в пользу «Северного потока — 2».

Касательно же означенных «евроусловий» 20 февраля комитет постпредов и послов по спецпоручениям стран ЕС одобрил вариант поправок по вопросам конкуренции к антимонопольной «Газовой директиве» Брюсселя. То есть в СП-2 придется предоставить доступ к его мощностям как минимум одному профильному хозяйствующему субъекту, причем из ЕС-региона. Также, согласно директиве, ЕС вправе запретить «Газпрому» использовать «Северный поток — 2» больше чем наполовину, оставив – непосредственно в ЕС-регионе – другие 50%-ные мощности тому же хозяйствующему субъекту или даже группе таких субъектов. Впрочем, сей вердикт касается и других газопроводных поставок в Евросоюз.

Проще говоря, «Газпром» вправе заключать долгосрочные/кратко-/среднесрочные контракты на поставки со странами ЕС, но непосредственная их реализация в этих странах не может быть сугубо газпромовской или взаимосвязанной с этим холдингом.

Характерна в этой связи точка зрения Райнера Зеле, главы австрийского концерна OMV, участвующего в реализации проекта. По его данным, упомянутые поправки в «Газовой директиве», помимо всего прочего, «впредь не позволят странам Восточной Европы вводить высокие цены за транзит газа». Что, заметим, касается и Украины, а это едва ли не означает косвенное «принуждение» РФ к сохранению, если не к росту российского газотранзита через Украину. И это подтверждается тем же г-ном Зеле: «Украиной «пренебрегать» нельзя, поскольку Евросоюзу вскоре понадобится больше газа из-за планов отказаться от атомной энергии и угля. Поэтому энергокомпании будут заинтересованы в использовании всех транзитных маршрутов».

Схожее мнение у эксперта МГИМО профессора Николая Топорнина: «Статьи 101-102 Лиссабонского договора, де-факто замещающего для ЕС конституцию, запрещают монополизм в любой отрасли, ставят во главу угла принцип свободной конкуренции и надгосударственный мониторинг соблюдения этого принципа. Между тем «трубой» в СП-2 монопольно владеет «Газпром» и он же является поставщиком газа: это делает российскую корпорацию доминантом на рынке, что недопустимо по евросоюзовским нормам. В том числе и потому, что такая ситуация чревата неконкурентным управлением ценой». Тем более что «Газпром» является еще и фактически государственным оператором». Судя по поддержке Западом пролонгации газотранзита через Украину, «если «Газпром» не будет заполнять украинскую «трубу», в ЕС ему наверняка не разрешат заполнять «Северный проток — 2» больше, чем на 30−40%».

Между тем ту же взаимосвязь на днях подчеркнула и, по сути, адресовала России сама Ангела Меркель: «Украина должна оставаться страной-транзитёром. Но и другие газопроводы – например «Ямал», идущий через Польшу и Белоруссию, – не должны из-за этого быть отключены». То есть маршрут через Белоруссию – Польшу не должен простаивать не только из-за СП-2, но также из-за транзита через Украину. Иными словами, Москве «советуют» сохранять газотранзитную зависимость от всего западного региона экс-СССР.

А вводное слово «например» подразумевает, скорее всего, беспрепятственные трубопроводные поставки газа в Европу и из Казахстана, Узбекистана, Азербайджана, газопроводная сеть которых стыкуется с российской (на Северном Кавказе, Среднем и Нижнем Поволжье).

Зато Украине А. Мергель рекомендует не расценивать СП-2 как направленный исключительно против ее газотранзитной инфраструктуры. Ибо «строительство и эксплуатация газопровода «Северный поток – 1» не привели к тому, что «это направлено полностью против Украины».

Весьма характерно и то, что эти высказывания, наряду с вышеозначенными поправками в «Газовую директиву» ЕС (2009 г.), имели место вскоре после прекращения российского газотранзита через Белоруссию – Литву для Калининградской области РФ в связи с началом морских поставок туда СПГ. Оно и понятно: зависимость от транзитёров, как известно, не только экономическая.

В сложившихся же условиях – в связи с упомянутыми политико-правовыми трендами – представляются более целесообразными межгосударственные/межправительственные соглашения о поставках газа из РФ в страны ЕС, как это успешно было апробировано советско-западноевропейской практикой 1970-х – середины 1980-х. И вовсе не мешало бы разнообразить структуру поставок, увеличив здесь сегмент сжиженного газа. Ибо СПГ-экспорт из РФ пока сориентирован в основном на тихоокеанский рынок. Но СПГ всё более востребован и на европейском рынке, и вдобавок это продукт более дорогостоящий, чем трубопроводное газовое сырье.

Алексей Чичкин

Заглавное фото: nord-stream2.com

Источник

В рубрике: Без рубрики Метки: , ,

Похожие записи:

«Финансовый голод»: почему западные партнеры не спешат инвестировать в Армению «Финансовый голод»: почему западные партнеры не спешат инвестировать в Армению
Не Европа от Лиссабона до Владивостока, а Евразия от океана до океана Не Европа от Лиссабона до Владивостока, а Евразия от океана до океана
Перспективы российского СПГ Перспективы российского СПГ
Мираж мирного процесса в Афганистане Мираж мирного процесса в Афганистане

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.