Насколько реальны шансы у Транскаспийского газопровода?

В конце января Ашхабад посетила делегация ЕС во главе со спецпредставителем по Центральной Азии Петером Бурианом. В числе обсуждавшихся вопросов – сотрудничество в энергетике и открытие в Туркмении представительства Евросоюза, главной задачей которого станет строительство Транскаспийского газопровода.

Вопрос о газопроводе, судя по официальному сообщению туркменского МИД, в ходе переговоров напрямую не поднимался. Речь шла о сотрудничестве в области логистики, транспорта, энергетики и гуманитарных связей. Но то, что Европу в Туркмении интересует именно газ, хорошо известно, и главной целью визита являлось именно прощупывание почвы в этом направлении. Среди ключевых тем переговоров, в частности, фигурировало создание транспортно-транзитного коридора Каспийское море – Черное море, включающего маршрут Туркменистан – Азербайджан – Грузия – Румыния. Его составной частью, скорее всего, и станет Транскаспийский трубопровод, упоминать который в Брюсселе лишний раз не хотят, чтобы не злить Москву и Тегеран.

Сам по себе транзитный коридор из Центральной Азии в Европу через Закавказье большого интереса для Брюсселя не представляет. Попытки реализовать проект ТРАСЕКА (транспортный коридор Европа – Кавказ – Азия) предпринимались ЕС с момента распада СССР, но особого успеха не имели. Из-за особенностей географии и рельефа местности, по которой проходит маршрут, его логистика получается слишком сложной и дорогой. Товары надо несколько раз перегружать с автомобильного/ железнодорожного на морской транспорт и наоборот. В итоге сроки доставки становятся слишком большими, а стоимость – высокой, что наглядно показали попытки Украины пустить поезда в обход России через Закавказье и Казахстан в Китай.

При этом азербайджанские СМИ подоплеку визита делегации ЕС в Туркменистан не скрывают. Информагентство Trend, комментируя переговоры, отмечает, что Брюссель и Ашхабад с 2011 г. обсуждают проект, направленный на транзит туркменских энергоносителей в страны Евросоюза. И доставляться они будут по 300-километровому газопроводу, который пройдет через Каспийское море, связав Туркмению с Азербайджаном, Турцией и Европой. Заинтересованность Азербайджана в этом проекте понятна. Своего газа для полноценного функционирования Трансанатолийского газопровода (TANAP), продолжением которого и должен стать Транскаспийский, Баку не хватает, и найти его можно лишь в Туркмении. Без ее ресурсов выйти на проектную мощность Трансанатолийский газопровод не сможет.

ЕС же заинтересован в туркменском газе едва ли не больше, чем Азербайджан. Добыча газа в Европе падает, а потребности в нем из-за сворачивания Германией атомной и угольной энергетики только растут. Удовлетворить их может «Газпром», который активно тянет в Европу сразу два новых «потока» – вторую очередь «Северного» и «Турецкий». Но доля «Газпрома» на европейском рынке и так слишком быстро растет, что беспокоит евросоюзовских чиновников. Если в 2012 г. она составляла 26%, то по итогам 2017 г. увеличилась на треть и достигла 34,7%. Причем возможности «Газпрома» по наращиванию поставок далеко не исчерпаны. И для того чтобы создать российскому трубопроводному газу какую-то альтернативу, Брюссель пытается стимулировать создание альтернативных газопроводов, развивая сотрудничество с Азербайджаном и Туркменией.

Вообще идея строительства газопровода по дну Каспия возникла почти сразу же после распада СССР. Осознав географическую замкнутость Центральной Азии, которая, как тогда считалось, располагает большими запасами углеводородов, США и ЕС стремились проложить альтернативные транспортные маршруты в обход России и оторвать от нее закавказский и среднеазиатский регионы. Именно в рамках этой политики и родился проект ТРАСЕКА. С этой же целью в 2000-е гг. США пролоббировали строительство нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровода Баку – Тбилиси – Эрзурум для доставки азербайджанских нефтегазовых ресурсов в Турцию и Европу. Но вот с «форсированием» Каспия возникла проблема. Из-за неурегулированности его правового статуса построить газопровод без согласия других прикаспийских государств было невозможно, и проект был отложен до лучших времен.

Вопрос строительства трубопровода вновь возник осенью прошлого года – и не случайно. В августе 2018 г. пять прикаспийских государств подписали Конвенцию о правовом статусе Каспия. Ее 14-я статья разрешает строить в Каспийском море подводные магистральные трубопроводы «при условии соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах, участницами которых они являются…».

Вскоре после подписания конвенции Туркмения и ЕС заметно активизировались. В октябре Брюссель посетила туркменская делегация во главе с министром иностранных дел Решидом Мередовым, которая провела переговоры с зампредседателя Еврокомиссии по энергетике Марошем Шефчовичем и представителями Генерального директората ЕК по энергетике. По словам вице-премьера М. Мередова, ЕК выразила большой интерес к строительству газопровода и выразила готовность содействовать привлечению инвестиций в этот проект.

22-23 ноября минувшего года в Брюсселе прошли министерские консультации ЕС – Центральная Азия, в ходе которых рассматривалось развитие экономических, политических и культурных связей с государствами региона. А 23 ноября по итогам заседания Совета партнерства ЕС – Туркмения Верховный представитель Евросоюза по внешней политике Федерика Могерини заявила о планах открыть представительство в Туркмении, оставшейся единственной страной региона, где у ЕС не было дипмиссии. Среди задач, которые будет решать новое представительство, одно из главных мест вновь заняла энергетика. Судя по всему, перспективы строительства газопровода в условиях, когда с правовым статусом Каспия возникла наконец определенность, а инвестиционные и технологические возможности ЕС вопросов не вызывают, оценивалась обеими сторонами достаточно оптимистично.

На деле же конвенция по Каспию вовсе не снимает всех вопросов, связанных со строительством газопровода. Во-первых, она до сих пор не ратифицирована всеми прикаспийскими государствами, а в некоторых из них с ратификацией могут возникнуть проблемы. В Иране, например, подписание конвенции, по данным азербайджанских СМИ, было встречено неоднозначно. Часть депутатов парламента считает договор невыгодным, и его ратификация может затянуться.

Во-вторых, Туркмения, Азербайджан и Иран до сих пор не договорились о разграничении дна в южной части Каспийского моря. А значит, с маршрутом трубопровода могут возникнуть проблемы. Напомним, что Тегеран изначально настаивал на том, чтобы разделить Каспий на пять равных частей – по 20% каждому из прикаспийских государств, что увеличило бы его долю по сравнению с протяженностью побережья (около 12%) почти вдвое.

В-третьих, даже ратификация конвенции не означает, что прибрежные государства автоматически получают право прокладывать магистральные газопроводы. Дело в том, что проекты трубопроводов в соответствии с текстом документа должны соответствовать закрепленным в международных договорах экологическим требованиям. Одновременно с конвенцией был подписан протокол по оценке воздействия на окружающую среду, в соответствии с которым, как пояснил «Коммерсанту» глава российской делегации на переговорах по Каспию, посол по особым поручениям МИД Игорь Братчиков, каждое из прикаспийских государств может участвовать в оценке воздействия проекта на экологию Каспия. То есть прибрежные государства должны урегулировать свои противоречия в плане экологии путем переговоров и консультаций, которые могут тянуться годами.

Не случайно энергетическая проблематика с августа прошлого года стала главной темой российско-туркменских переговоров на самых различных уровнях, а в ходе последнего визита Сергея Лаврова в Ашхабад именно сотрудничество двух стран в газовой сфере больше всего интересовало журналистов. Не факт, впрочем, что Россия вообще будет выступать против строительства Транскаспийского газопровода. Учитывая неоднозначное отношение части иранских политиков к конвенции о правовом статусе Каспия, эту роль вполне может взять на себя Иран. В этом случае Брюсселю и Ашхабаду придется договариваться уже не с Москвой, а с Тегераном, отношения с которым у них в последнее время складываются довольно непросто.

Александр Шустов

Заглавное фото: Каспийский вестник

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , , ,

Похожие записи:

Средняя Азия неуклонно движется к опустыниванию Средняя Азия неуклонно движется к опустыниванию
Евросоюз в Центральной Азии: Стратегия проникновения Евросоюз в Центральной Азии: Стратегия проникновения
INSTEX – механизм обхода санкций США в торговле с Ираном или троянский конь? INSTEX – механизм обхода санкций США в торговле с Ираном или троянский конь?
Ведущие центробанки втягиваются в валютную войну Ведущие центробанки втягиваются в валютную войну

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.