Откроются ли альтернативные транспортные коридоры в Грузию и Армению?

В конце января Ереван посетил заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин, проведший многочасовую рабочую встречу с главой МИД Армении Зограбом Мнацаканяном. В ходе этого визита в сквере Признательности Российско-армянского (Славянского) университета был открыт памятник Александру Грибоедову.

Во время своего пребывания в Армении Г. Карасин, в частности, сообщил о том, что российская сторона постарается поскорее закончить внутригосударственные процедуры, чтобы в ближайшие месяцы подписать документы по имплементации соглашения с Грузией от 2011 года о мониторинге грузов на российско-грузинской границе. «Мы возлагаем большие надежды на это соглашение: рассчитываем, что оно придаст мощный импульс торговле в регионе», – заявил дипломат в интервью «Коммерсанту».

Речь идёт о части пакета документов, заключенных в процессе вступления России во Всемирную торговую организацию. Взамен на снятие грузинского «вето» по вступлению России в ВТО Москва открыла свой рынок для товаров грузинского экспорта, и прежде всего вина.

Однако соглашение с Грузией, предусматривающее создание между двумя странами трёх торговых коридоров, два из которых проходят через Абхазию и Южную Осетию, пока так и не заработало. Москве и Тбилиси понадобилось семь лет переговоров, чтобы подготовить  его к реализации: только в 2017-2018 годах состоялось семь раундов консультаций между Григорием Карасиным и спецпредставителем Тбилиси по вопросам нормализации отношений с Россией Зурабом Абашидзе. О прогрессе  на переговорах между представителями двух стран в Праге стало известно в мае прошлого года. Взаимоприемлемые решения найти, похоже, удалось, но с большим трудом.

6 февраля в Женеве прошло первое заседание межведомственных делегаций России и Грузии по вопросу выработки окончательных механизмов задействования транскавказских транспортных коридоров. Ещё раньше, в декабре 2017 года, Служба доходов Грузии, выполняя свою часть обязательств, оформила контракт со швейцарской компанией SGS. Российская сторона подписала соответствующий документ в мае прошлого года. Согласно достигнутым договоренностям, для таможенного контроля над грузами на территориях Абхазии и Южной Осетии должна быть сформирована трехсторонняя комиссия из представителей Грузии, России и компании SGS. В этом международном договоре обозначены точные географические координаты мест, отведенных для грузинской и российской таможенной службы. Это район Казбеги на границе с Россией, место южнее реки Ингури (за которой начинается территория Абхазии) и окрестности Гори (вблизи границы с Южной Осетией). Предполагается, что «абхазский коридор» будут  также обслуживать терминалы, расположенные в российском Адлере и грузинском Зугдиди, а южноосетинский – в Алагире, российско-грузинский коридор – во Владикавказе и в районе Казбеги (Военно-Грузинская дорога).

Соглашение «предусматривает мониторинг транзитных коридоров. Не идёт речи о каких-либо видах таможенных терминалов», говорит министр иностранных дел Грузии Давид Залкалиани. Функционал мониторинга ложится на швейцарскую компанию SGS, в полномочия которой будет входить предоставление информации о грузах, вывозимых в Россию / Грузию и ввозимых из этих стран по указанным выше транспортным коридорам.

Говоря о возможности реализации соглашения, Г. Карасин в прогнозах был очень осторожен, постоянно указывая на недопустимость «политизации этого процесса», так как два коридора из трех по соглашению будут проходить через территорию Абхазии и Южной Осетии. «Давайте дадим нашим экспертам возможность спокойно непредвзято поработать… Грузы, которые идут через Грузию в Россию (необязательно только грузинские, но, например, и армянские) будут фиксироваться на пунктах таможенного мониторинга швейцарской фирмой SGS, потом с пломбами идти через территории Абхазии или Южной Осетии, а уже на российской территории пломбы будут сниматься. Все данные по товарам, которые будут проходить по этой территории, будут передаваться в ВТО», – говорит заместитель министра иностранных дел России.

Комментируя начало завершающейся стадии сложного и многолетнего процесса, российский эксперт-кавказовед Сергей Маркедонов отметил: «Если коридоры будут открыты, то товары из Грузии в Россию и наоборот могут пойти не только через КПП «Казбеги – Верхний Ларс», но и через территорию Абхазии и Южной Осетии. Региональная изоляция Армении может быть уменьшена, а экономические связи между РФ и Грузией увеличатся поверх неразрешенных конфликтов. К чему это приведет? К формированию новой повестки поверх старых фобий, стереотипов, обид, проблем. Не факт, что это будет быстро. Но шанс есть, и он интересен».

Грузинские аналитики, как, например, Гела Васадзе, призывают к большей сдержанности, полагая, что не нужно себя обманывать  насчет формирования новой реальности поверх конфликтов, ибо  «эта реальность существует для телеканалов и СМИ. Не бывает поверх конфликтов, не может быть отношений между РФ и Грузией без учета фактора оккупированных регионов».

Добавим к этому, что Абхазия и Южная Осетия в российско-грузинский переговорный процесс не вовлечены. Абхазская политическая элита, несмотря на значительную представленность армян в населении многонациональной республики, в целом не очень склонна к открытию своих транспортных коммуникаций для транзитной транспортировки грузов. «Открытие дорог спровоцирует  большие изменения во всем регионе – и в плане экономики, и в плане политики, и в плане общей безопасности. Это и новые вызовы, и одновременно  возможности для решения определённых вопросов», – отмечает политолог из Цхинвала Диана Алборова.

Вместе с тем заявления лидеров Южной Осетии о готовности рассматривать вопрос открытия торгово-экономической границы с Грузией традиционно довольно расплывчаты. Но, как представляется, в Южной Осетии в вопросе открытия дороги в Россию проблем будет куда меньше, нежели в Абхазии, где можно говорить даже о некоем «антижелезнодорожном лобби» – как в парламенте, так и в исполнительной власти. Впрочем, этому есть объяснение: в 1992 году война пришла в Абхазию по железной дороге.

Разумеется, Баку и Анкара и далее будут стремиться к сохранению нынешнего высокого уровня коммуникационной изоляции Армении. В бакинских СМИ требуют, чтобы по этим коридорам был запрещен провоз не только военной продукции, но и товаров двойного назначения. При этом возможность открытия для Армении новых коммуникаций, связывающих её с Россией, является одним из ключевых факторов развития ее экономики. Постоянные многокилометровые заторы на КПП «Казбеги – Верхний Ларс» из-за снежных заносов, оползней или чисто технических проблем давно стали притчей во языцех для армянской прессы, внимательно отслеживающей ситуацию на этом участке грузино-российской границы.

В Армении все прекрасно понимают, какое значение имеет для страны  полная имплементация соглашения по расширению наземного транзита через Грузию в Россию (главный торгово-экономический партнёр Армении) и обратно. Сейчас Верхний Ларс, по сути, является единственным пунктом, связывающим Армению по суше со странами ЕАЭС. Согласно контракту Москвы и Тбилиси с SGS, транспортные коммуникации через Абхазию и Южную Осетию могут быть использованы не в постоянном режиме, а как альтернативные дороги в случае чрезвычайных ситуаций. Это ещё одна причина, по которой в Армении приветствуют достигнутые между Москвой и Тбилиси предварительные договорённости. «В случае реализации соглашения у нас будут альтернативные пути транспортировки грузов в тех случаях, когда дорога через Верхний Ларс будет закрыта», – отметил вице-премьер Армении Тигран Авинян.

Впрочем, чрезмерный оптимизм здесь вряд ли уместен. Не приходится сомневаться в том, что связанная с бывшим президентом М. Саакашвили оппозиция в лице «Единого национального движения» в очередной раз назовет ожидающуюся имплементацию «очередным предательством национальных интересов». «По соглашению, которого я достиг в 2012 году, посты выставлялись исключительно на наших международно-признанных границах. Эта капитуляция Иванишвили будет иметь долгосрочные катастрофические последствия для грузинской государственности!» – оставил беглый президент запись на своей странице в сети Facebook, демонстративно путая таможенные посты с пунктами мониторинга грузов.

Экономика Грузии, несмотря на демонстративную «интеграцию» с Европейским союзом, находится не в лучшем состоянии, и намерение увеличить торговлю с Россией видится вполне прагматичным. Пусть и в ограниченных масштабах, но соглашение со швейцарской компанией до некоторой степени расширяет возможности российских предприятий и фирм в торговле с Грузией и в целом на Кавказе. Насколько заинтересованы в этом западные друзья Тбилиси, это, конечно, большой вопрос. Так что основные события, связанные в этом сюжете борьбы за Южный Кавказ между крупными внешними игроками, впереди.

Саркис Мартиросян

Заглавное фото: Sputnik

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , , ,

Похожие записи:

Грузия: транспортные проекты и «перепись имущества» в Абхазии и Южной Осетии Грузия: транспортные проекты и «перепись имущества» в Абхазии и Южной Осетии
Белорусский транзит перед вызовом «другого уровня интеграции» с Россией Белорусский транзит перед вызовом «другого уровня интеграции» с Россией
Ruexit: Чем грозит выход России из Совета Европы Ruexit: Чем грозит выход России из Совета Европы
Яблоки из Молдовы как аргумент в пользу ориентации на российский рынок Яблоки из Молдовы как аргумент в пользу ориентации на российский рынок

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.