ЕАЭС в 2019 году: экстенсивные и интенсивные источники роста

В 2019 году исполнилось 25 лет современной концепции евразийства, предложенной в 1994 г. Н. Назарбаевым, и 5 лет Евразийскому экономическому союзу, который воплотил ее на практике. Несмотря на внутренние и внешние проблемы, с которыми сталкивается ЕАЭС, интеграционные блок стремительно развивается, демонстрируя успехи не только в международной, но и во внутриполитической и внутриэкономической деятельности.  

Евразийский юбилей

В январе 2019 25 лет исполнилось исторической речи президента Казахстана Н. Назарбаева, произнесенной им в 1994 г. в МГУ им. М.В. Ломоносова, в которой он сформулировал идею евразийской интеграции. За четверть века концепция евразийства не только не утратила своей актуальности, но и привлекла широкое внимание международного сообщества. Уже 5 лет на идеологической базе, предложенной казахстанским лидером, функционирует Евразийский экономический союз – интеграционное объединение Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизстана и России, появление которого стало одним из наиболее значительных событий мировой экономической жизни за последние несколько лет.

Образованию ЕАЭС предшествовал длительный и сложный переговорный период, а на первые годы работы Союза пришелся целый ряд серьезных локальных и глобальных потрясений. Во-первых, в результате острого политического кризиса на Украине произошла смена правящей элиты на проевропейскую, в результате чего страны евразийского пространства потеряли давнего и надежного экономического партнера. На самой же территории Украины разразился мощнейший этнический конфликт, который способствует дальнейшему ухудшению отношений с Россией и тормозит развитие контактов со странами евразийского пространства.

Во-вторых, серьезный удар по экономикам стран ЕАЭС нанесло резкое падение цен на углеводороды в 2014 г. Нефтяной шок оказался одинаково неприятным событием для всех участников Союза, поскольку, если для России и Казахстана доходы от экспорта углеводородов составляют значительные статьи пополнения бюджета, то, например, для Белоруссии и Армении дешевые энергоресурсы, получаемые от союзников, являются важнейшим условием успешного функционирования их экономик. Таким образом, нестабильность рынков углеводородов в 2014-2015 гг. стала еще одним фактором, замедляющим евразийскую интеграцию.

Наконец, в-третьих, все описанное выше сопровождалось кризисом глобалистского миропорядка, который наиболее остро начал ощущаться с 2017 г., после избрания в США президентом Д. Трампа. Новая логика мировых экономических отношений подразумевает более агрессивную конкуренцию и борьбу за рынки сбыта и сферы влияния. ЕАЭС как новое, проходящее этап становления экономическое пространство оказалось в уязвленном положении, учитывая, что его западные (Европейский союз) и восточные (Китай) соседи прикладывают немалые усилия для установления контроля над евразийским пространством.

Тем не менее даже несмотря на столь тяжелые стартовые условия Евразийский союз состоялся как международная экономическая организация и постепенно увеличивает свою региональную и глобальную роль. На сегодняшний день ЕАЭС является одним из наиболее динамично развивающихся интеграционных объединений в мире, и потенциал его экстенсивного и интенсивного развития только начинает в полной мере раскрываться.

ЕАЭС на международной арене

Внешнеполитические связи Евразийского союза являются одним из наиболее наглядных показателей эффективности его деятельности. По словам министра иностранных дел России С. Лаврова, ЕАЭС получил более 50 предложений от разных стран и международных организаций об установлении или расширении торгово-экономических отношений. Наиболее интенсивный диалог ЕАЭС ведет с Индией, Египтом, Сербией, Сингапуром, Израилем, МЕРКОСУР и Аргентиной[1].

В 2016 г. ЕАЭС заключил соглашение о создании зоны свободной торговли с Вьетнамом, что привело к росту взаимного товарооборота в среднем на 30%[2]. В 2018 г. было заключено временное соглашение о создании ЗСТ с Ираном и договор об экономическом сотрудничестве с Китаем.

По сообщениям Евразийской экономической комиссии, на текущий момент высокой динамикой характеризуются отношения ЕАЭС с Сингапуром, соглашение о ЗСТ с которым предполагается подписать в середине 2019 г.[3], с МЕРКОСУР, заинтересованным в более глубокой интеграции с Евразийским союзом, которая предусматривала бы не только ликвидацию торговых барьеров, но и создание особых экономических условий для специальных двусторонних проектов[4], и с Египтом, первый раунд переговоров о формировании ЗСТ с которым успешно завершился в середине января 2019 г. Кроме того, оценивая успехи временного соглашения с ЕАЭС, иранские парламентарии начали рассматривать возможность перехода к постоянному договору о ЗСТ.

Как отмечают эксперты Financial Times Кристофер Хартуэлл и Мартин Мисзерак, одним из главных достижений евразийской интеграции стало то, что ее участники получили благодаря созданной ими структуре новый механизм для входа в международные и региональные торговые соглашения и структуры [5]. Развивая тезис Хартуэлла и Мисзерака, можно добавить, что помимо этого площадка Евразийского союза предоставляет странам-членам необходимый уровень защиты и позволяет действовать более эффективно даже на уровне двусторонних отношений с внешними партнерами.

Поэтому у большинства наблюдателей нет сомнений в том, что Евразийский союз продолжит развивать внешние связи и расширять круг международных контактов как в 2019 г., так и в последующем.

Специалист торгово-промышленной палаты Республики Казахстан по вопросам промышленной политики, содействия экспорту, развития инфраструктуры и ГЧП Кубат Рахимов считает, что сегодня экстенсивное развитие ЕАЭС не исчерпывается заключением торговых соглашений с третьими странами и организациями. По его мнению, географический ареал Евразийского союза вполне может быть расширен за счет привлечения в его состав новых стран-членов, прежде всего государств пространства СНГ. Наиболее вероятными кандидатами, по его мнению, являются переживающий экономический расцвет Узбекистан и все более тяготеющий к евразийскому пространству Таджикистан. Рахимов отмечает, что благодаря уже имеющимся разветвленным отношениям со странами ЕАЭС Узбекистан и Таджикистан могут стать его полноценным участниками даже без промежуточного этапа в роли наблюдателей[6].

Казахский эксперт также считает, что эффективность евразийской интеграции в области привлечения новых партнеров и полноправных участников можно существенно повысить, однако для этого необходимо усилить общую привлекательность интеграционного блока за счет углубления интенсивного развития.

Повышение эффективности евразийской интеграции

Технологическое отставание и экономическая неэффективность всегда были проблемой стран постсоветского пространства, которая продолжает оказывать негативное влияние и на Евразийский союз. Традиционно низкоэффективной остается система менеджмента и юридического сопровождения деятельности Союза. По отмеченным причинами связи между участниками Союзам развиваются медленно, а объем внешней торговли ЕАЭС заметно превышает внутреннюю.

Вместе с тем как специалисты стран Евразийского союза, так и международные аналитики отмечают, что в последние годы, в особенности в 2017-2018 гг. ситуация начала меняться. Действительно, объем внешней торговли интеграционного блока превышает уровень внутренней ($584.4 млрд против $44.2 млрд), но при этом торговля внутри ЕАЭС растет последние два года на 11-14%[7]. Кроме того, важно отметить, что структура внутрисоюзной торговли с экономической точки зрения является более «качественной», поскольку растет она за счет реального увеличения товарооборота (7.2%) продукции с высокой добавленной стоимостью (машины, оборудование, транспортные средства, продовольствие, сельхозсырье)[8].

Крайне успешным в контексте развития внутренних связей оказался для стран Евразийского союза 2018 г. На новый уровень внутри ЕАЭС вышла торговля продовольствием. По оценке министерства сельского хозяйства РФ, на ноябрь-декабрь 2018 г. российский импорт из стран дальнего зарубежья оказался на 65% замещен продукцией из стран ближнего зарубежья, преимущественно Евразийского союза. Наиболее успешно происходит импортозамещение плодоовощей и продуктов их переработки, свинины, баранины, продуктов птицеводства, рыбоконсервных, масломолочных, кондитерских изделий. В этих сегментах товарное замещение дальнезарубежного импорта поставками из ЕАЭС и СНГ превышает 70%[9].

Наиболее ощутимые выгоды от переориентации продовольственного рынка ЕАЭС ощутила Киргизия. В стране был фактически создан полный цикл кондитерского производства: от выращивания сахарной свеклы и переработки ее в сахар, до производства различных видов продукции в том числе под новыми брендами. В результате киргизские кондитерские изделия практически целиком заменили украинские и турецкие[10].

В декабре 2018 г. страны ЕАЭС подписали Договор о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров Евразийского экономического союза, который существенно упростит процедуру регистрации товаров для представителей бизнеса стран Союза. Соглашение вступит в силу в 2020 г. и станет существенным шагом на пути дальнейшей либерализации евразийского рынка[11].

С 1 января 2019 г. председательство в органах Евразийского экономического союза (Высший Евразийский экономический совет, Евразийский межправительственный совет и Совет Евразийской экономической комиссии) перешло к Армении. Премьер-министр Республики Н. Пашинян обозначил основные приоритеты деятельности интеграционного блока на ближайшее время. По его мнению, наиболее важными направлениями для Союза должны стать формирование единого энергетического рынка, строительство новой инфраструктуры, развитие IT-сферы, совершенствование механизмов менеджмента и расширение нормативно-правовой базы Союза[12]. Обсуждением конкретных мер по реализации обозначенных армянским премьером векторов развития участники ЕАЭС занимались в Алматы на заседании Евразийского межправительственного совета 1 февраля 2019 г.[13]

Подходя к своему пятилетнему юбилею, Евразийский союза, наконец, достиг существенного прогресса в исполнении своей главной задачи – формировании среды для свободного движения товаров, капитала и рабочей силы – и по темпам развития некоторых рыночных механизмов опережает даже Европейский союз[14], что обычно и отличает развивающиеся системы от уже сформированных. ЕАЭС становится завершенной «вещью в себе», обладающей не только международной, но и внутренней ценностью для своих участников.

Тем не менее путь, на который встали участники евразийской интеграции, является длительным и подразумевает интенсивную работу. Дисбаланс в структуре торговли Союза продолжит оставаться существенным из-за сырьевой ориентации ведущих экономик ЕАЭС – казахской и российской. А общее преодоление низкой эффективности в сфере управления и гармонизации интересов еще более сложный и емкий процесс, поскольку он подразумевает трансформацию обществ стран Евразийского союза в целом.

Роберт Толоян

Заглавное фото: primeminister.kz

В рубрике: Экономика Метки: , , , , ,

Похожие записи:

Парламентские выборы в Молдове: «качели» между Евросоюзом и ЕАЭС Парламентские выборы в Молдове: «качели» между Евросоюзом и ЕАЭС
В преддверии съезда президентской партии правительство Казахстана отправлено в отставку В преддверии съезда президентской партии правительство Казахстана отправлено в отставку
Что ждет белорусскую экономику в 2019 году: основные риски и точки роста Что ждет белорусскую экономику в 2019 году: основные риски и точки роста
Армения – Россия: нет ли попыток газового «нахлебничества»? Армения – Россия: нет ли попыток газового «нахлебничества»?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.