Признаков вывода американских войск из Сирии не наблюдается

Террористы укрепляются в «Большом Идлибе», в Анкаре опасаются союза Дамаска и курдов

29 января стало известно об организуемой 6 февраля Госдепартаментом США очередной министерской конференции стран-участниц так называемой «международной коалиции». Главы внешнеполитических ведомств более чем 70 государств планируют обсудить дальнейшие планы операции против террористов запрещённой в России группировки «Исламское государство» «посредством стабилизации и содействия безопасности». Министры также обсудят важные дальнейшие шаги по деградации глобальных сетей и филиалов ИГ за пределами Ирака и Сирии, – говорится в сообщении Госдепа.

В Америке «преисполнены решимости предотвратить возрождение ИГ в Сирии и Ираке после вывода американских войск из Сирии, и по-прежнему привержены работе с глобальной коалицией по дальнейшему уничтожению остатков ИГ и срыву ее глобальных амбиций». В том, что эти амбиции, безусловно, сохраняются, оперативно заверил почтеннейшую публику глава национальной разведки Дэн Коутс: «ИГ по-прежнему командует тысячами боевиков в Ираке и Сирии и содержит восемь филиалов, более десятка сетей и тысячи разбросанных сторонников по всему миру, несмотря на значительные потери руководства и территорий», и террористы, скорее всего, и далее будут готовить из Ирака и Сирии атаки «против региональных и западных противников, включая Соединенные Штаты».

В свою очередь, решительные оппоненты Трампа из обеих партий незамедлительно подготовили пакет законопроектов, призванных ограничить право президента отдавать армии судьбоносные приказы. Согласно тексту законопроекта под названием «Ответственный вывод войск из Сирии», Белый дом не сможет самостоятельно сократить присутствие военных в Сирии менее чем до полутора тысяч, а конгресс получит право заблокировать финансирование вывода американской армии из ближневосточной страны: «Министерство обороны США не может использовать средства в 2019 финансовом году для вывода войск, пока госсекретарь, глава Пентагона и директор Национальной разведки не ответят на вопросы законодателей». Представленный в законопроекте список вопросов предполагает ответы относительно будущего расклада сил на территории Сирии, включая потенциал радикальных группировок. Лидер большинства в Сенате Митч Макконелл планирует и далее продвигать поправку к предполагаемому к принятию законопроекту по безопасности на Ближнем Востоке, направленную против «поспешного вывода» войск из Сирии.

Трансграничный терроризм, не только на Ближнем Востоке, но и в Центральной Азии, по-прежнему остаётся удобным прикрытием для тайных операций на пространстве «Большой Евразии». В этой связи обратим внимание на высказывание сопредседателя исполнительного комитета «Сирийского демократического совета» (политическое крыло «СДС») Ильхам Ахмед в интервью Washington Post о том, что она не видит на местах никаких признаков вывода войск США из Сирии. Ситуация остается «точно такой же», как и до известных заявлений Трампа 19 декабря. Конечно, можно допустить, что курдские политики, направленные в Вашингтон с целью задержать американские войска в Сирии, выдают желаемое за действительное. Но точно о том же, о чём и госпожа Ахмед, говорит и посол России в Аммане Борис Болотин. А и. о. главы Пентагона Патрик Шэнахан 29 января заявляет о продолжении «обдуманного, скоординированного, дисциплинированного» вывода войск из Сирии, при том, что процесс этот остаётся на ранних стадиях. В первый день февраля «Сирийская обсерватория по правам человека» сообщила о прибытии с севера Ирака в провинцию Хасеке «гуманитарного конвоя» из нескольких десятков большегрузов и топливозаправщиков. А в конце января, по информации Anadolu, на северо-восток Сирии было переброшено около 600 военнослужащих, которые могут быть задействованы для решения широкого круга оперативно-тактических задач.

Тем временем, состояние дел внутри вышеупомянутой «коалиции» можно выразить известным афоризмом: «подгнило что-то в Датском королевстве».  Некоторые её участники пытаются сорвать турецко-российское соглашение по Идлибу, уверен министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу – страны, длительное время поддерживавшей боевиков террористических группировок и контролирующей в настоящее время (прямо или опосредованно) часть земель на севере и северо-западе Сирии. Террористическое объединение «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещено в России) при поддержке некоторых входящих в «коалицию» государств завоёвывает в «большом Идлибе» всё новые позиции. Кроме того, «страны [коалиции] прилагают большие усилия, чтобы не допустить создания конституционного комитета только потому, что это делаем мы [Турция]». Российская сторона предлагает совместную операцию по удалению из региона боевиков, но страны, откуда они прибыли, не хотят принимать их обратно, сказал М. Чавушоглу в интервью изданию rriyet. При этом, по его словам, террористы больше не может вербовать новое пополнение, так как турецко-сирийская граница находится под контролем Анкары.

Нескрываемое раздражение главы турецкой дипломатии, очевидно, связано с негативной динамикой на северо-западе Сирии, что тормозит реализацию сентябрьских российско-турецких договорённостей о «демилитаризованной зоне», лишая Р. Эрдогана многих аргументов в его диалоге с Москвой и Тегераном. С другой стороны (и это никак не менее важно), кормовая база протурецких группировок за последнее время, по-видимому, существенно сократилась. В частности, по сообщениям местных источников, с 29 января боевики запрещённой в России группировки «Джебхат ан-Нусра» перекрыли все основные дороги из сельской местности северного Алеппо в Идлиб, а также ключевые трассы Хама – Алеппо и Латакия – Алеппо. При помощи бульдозеров насыпаны блокирующие дороги земляные заграждения (на фото). Въезд в Идлиб – теперь якобы строго по разрешению, за которое приходится платить по 100 долларов за один легковой автомобиль.

Хотя турецкий лидер периодически вспоминает о возможности «антитеррористической операции» в Идлибе, однако приоритетом для Анкары по-прежнему остаётся противодействие курдам на севере Сирии, в связи с чем были актуализированы «Аданские соглашения» 1998 года. Впрочем, вряд ли турки ограничатся предусмотренной этим документом 5-километровой «буферной зоной», предлагая, как мы отмечали ранее, 32-километровую. Этот вопрос будет обсуждаться Мевлютом Чавушоглу 5 февраля в ходе его рабочей поездки в США. По его словам, Анкара против того, что сирийская арабская армия будет заполнять вакуум после гипотетического вывода войск США из северо-восточных районов страны: «Присутствие режима в этом регионе не устранит озабоченности Турции по поводу безопасности. Режим и YPG могут объединиться против Турции. Таким образом, зона безопасности очень важна для нас… США также считают, что режим не должен туда входить, у нас здесь нет разногласий». Одновременно, находясь в Вашингтоне, И. Ахмед допустила возможность того, что «Сирийские демократические силы могут стать частью новой сирийской армии».

Даже в случае замедления вывода американских войск из Сирии разворот курдских сил в сторону Дамаска может сорвать планы того, что в Пентагоне понимают под «стабилизацией» территорий, освобождённых от террористов. В этой связи любопытна утечка The Wall Street Journal о том, что администрация Трампа просят партнёров по «коалиции» (Австралии, Франции, Великобритании) поучаствовать в создании и усилении «буферной зоны», отделяющей курдов от турок на севере Сирии. Очевидно, такой вариант способствовал бы сохранению нынешнего статус-кво с де-факто расколом страны по Евфрату, но позитивной реакции на это предложение пока не просматривается. В апреле 2018 года то же издание сообщало о разговоре Джона Болтона с египтянами о возможном выделении ими воинских подразделений для отправки на северо-восток Сирии. Однако отставные американские чиновники, как пишет Al Monitor, говорят об ограниченных возможностях Каира к проведению такой операции, несмотря на получение им военной помощи США в размере около 1,3 млрд. долл в год.

В начале февраля боевики группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» разблокировали дорогу, соединяющую запад провинции Алеппо с Африном, занятым турецкими вооружёнными силами в ходе операции «Оливковая ветвь», со значительным присутствием протурецких группировок. В любом случае, ситуация на северо-западе страны остаётся предельно неустойчивой, способствуя продолжающимся обстрелам и нападениям на лояльные Дамаску поселения в провинциях Латакия, Хама и Алеппо. Только 31 января «в идлибской зоне деэскалации в течение суток боевики совершили обстрелы населенных пунктов Нахшеба (дважды) провинции Латакия, Телль-Базам провинции Хама и Крах провинции Алеппо», сообщил глава российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-лейтенант Сергей Соломатин. Незадолго до этого обстреливался район научно-исследовательского центра города Алеппо – не исключено, что освобождённая два года назад «северная столица Сирии» вновь может стать объектом крупномасштабных провокаций. На роликах, распространяемых через социальные сети,  террористы «готовятся сирийско-ирано-российской атаке на Идлиб».

«Не спадает напряженность вокруг идлибской зоны деэскалации. Боевики нусровского альянса «Хайат Тахрир аш-Шам» не только осуществляют ежедневные обстрелы близлежащих населенных пунктов, но и активно наращивают группировки своих сил вблизи линии соприкосновения с сирийскими правительственными силами», – в очередной раз заявила 31 января официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. Кроме того, «серьезную озабоченность вызывают и поступающие сообщения о том, что террористы не оставляют попыток инсценировать применение химического оружия против мирного населения. По имеющейся информации, группа активистов, печально известная псевдогуманитарная организация «Белые каски» заготовила в нескольких больницах Идлиба необходимое оборудование для проведения съемок подобных провокационных акций». Выступая 30 января на заседании Совбеза ООН, российский представитель Василий Небензя отметил, что с момента подписания российско-турецкого меморандума от 17 сентября 2018 года зафиксировано свыше тысячи нарушений режима прекращения огня, в результате которых погибли 65 человек, ранения получили более двухсот. Эта тревожная тенденция пока не преодолена, и отсутствие крупномасштабных провокаций вовсе не даёт поводов к расслабленности, тем более что и частота интенсивность разведывательных полётов американской авиации над районом расположения российских объектов в Хмеймиме и Тартусе не снижается.

Проведение очередной трёхсторонней встречи России, Ирана и Турции по Сирии намечено на 14 февраля. Руководители трёх стран обсудят формирование конституционной комиссии в Сирии. Однако процесс этот, как и политическое урегулирование в целом, вряд ли продвинется далеко в условиях, когда в «демилитаризованной зоне» на северо-западе страны по-прежнему верховодят и наводят свои порядки наиболее «отмороженные» и радикальные элементы. Как подчеркивает В. Небензя, «наша позиция остается неизменной, лучшее решение для стабилизации обстановки на северо-западе или северо-востоке Сирии связано с переходом этих территорий под контроль законных властей САР. Это пойдет на пользу не только Сирии, но и позволит снять озабоченности соседних стран по защите национальной безопасности».

Андрей Арешев

Заглавное фото: AP Photo

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , , ,

Похожие записи:

Грузия: транспортные проекты и «перепись имущества» в Абхазии и Южной Осетии Грузия: транспортные проекты и «перепись имущества» в Абхазии и Южной Осетии
Белорусский транзит перед вызовом «другого уровня интеграции» с Россией Белорусский транзит перед вызовом «другого уровня интеграции» с Россией
Ruexit: Чем грозит выход России из Совета Европы Ruexit: Чем грозит выход России из Совета Европы
Иран наносит ответный удар Иран наносит ответный удар

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.