Позиция России по Косову стала неожиданностью для сербских властей – эксперт

17 января состоялся визит Владимира Путина в Белград, в ходе которого было подписано более 20 соглашений о сотрудничестве между РФ и Сербией. Российский лидер долгие годы остается самым популярным иностранным политиком в республике: поприветствовать его приехали десятки тысяч людей со всей страны. Основные политические и экономические итоги поездки Путина в Сербию, перспективы участия балканских стран в проекте «Турецкий поток» и то, почему этот визит был так необходим президенту Александру Вучичу, в интервью «Евразия.Эксперт» проанализировал научный сотрудник Отдела современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института страноведения РАН, эксперт по Балканскому полуострову Георгий Энгельгардт.

— Георгий Николаевич, каковы основные итоги визита Президента России в Сербию?

— Главным политическим итогом стало подтверждение привилегированных стратегические отношений двух стран, и не только на официальном уровне, но и на уровне массовых симпатий к России.

Была подтверждена, и это не совсем то, чего ожидали сербские власти, принципиальная позиция России по Косову и, в частности, приверженность России решению на основе резолюции 1244 Совета Безопасности ООН.

Напоминание о резолюции явно не входило в планы сербского руководства, стремящегося сейчас удовлетворить требования Запада. На протяжении всего 2018 г. президент Александр Вучич убеждал свой народ в необходимости требуемого Западом соглашения о юридически обязывающей правовой нормализации между Сербией и Косовом. Речь идет о фактическом признании самопровозглашенного государства и о согласии Сербии на вступление Косова в международные организации. Для сохранения собственного рейтинга Вучичу было важно подкрепить свою позицию поддержкой со стороны России. Напоминанием о резолюции 1244 Москва показала, что не готова в интересах Запада отказываться от своей принципиальной позиции.

Также важным итогом стало уклонение Владимира Путина от вовлечения во внутренний политический кризис в стране, что позволило сохранить высокий рейтинг России и ее лидера в сербском общественном мнении.

Что касается экономических итогов, то была подтверждена заинтересованность как Сербии и Республики Сербской, так и России в сотрудничестве в проекте газопровода «Турецкий поток», в развитии связанной с ним инфраструктуры, в т.ч. ПХГ «Банатский двор». Россия выделила очередной транш кредита в рамках проекта РЖД по модернизации сербской железнодорожной сети. Помимо российских энергетических и инфраструктурных грантов был подписан ряд соглашений на уровне среднего бизнеса. Также были заключены соглашения о сотрудничестве между агентствами по цифровизации двух стран. Хотя до сих пор и там, и там эта сфера пока воспринимается как «модная игрушка» властей, но соглашения могут дать новые шансы ИТ-сектору наших стран: помочь выходу российских решений на сербский рынок, а сербским разработчикам – подключиться к российским проектам.

— Как вы считаете, почему данный визит был так важен для Вучича?

— Действительно, Белград активно лоббировал этот визит, изначально запланированный на осень 2018 г. Причина в крайней непопулярности продвигаемого Вучичем соглашения с Приштиной.

На протяжении всего прошлого года Вучич проводил общенациональный диалог, пытаясь заручиться хоть какой-то общественной поддержкой. В итоге ему это не удалось – все значимые структуры от церкви до Академии наук, общественные деятели, за исключением существующего на внешнем финансировании неправительственного сектора, пришли к противоположному консенсусу – заморозить конфликт, не идти на преждевременную капитуляцию, ни на какие новые уступки. Все согласны, что, пока силы НАТО поддерживают албанцев, военное решение вопроса невозможно.

Не секрет, что сам приход Сербской прогрессивной партии (СПП) и лично Вучича к власти в 2012 г. был разрешен Западом именно под обещание «нормализации» с Косовом. В 2018 г. от Вучича стали активно требовать выполнения договоренностей. Поэтому ему крайне важно любым образом снять в глазах сограждан ответственность с себя. Вполне удачный ход в его положении – возложить эту ответственность или часть ее на Россию, показать населению, что «даже Россия согласна с этим решением», «Россия поддерживает мою политику». Учитывая высокий авторитет как России, так и президента Путина в сербском обществе, идея «прислониться» к их рейтингу выглядит вполне прагматичной.

— А как в России смотрят на данную ситуацию?

— Во-первых, спасение рейтинга Вучича от последствий капитуляции по Косову привело бы к серьезному подрыву авторитета России в сербском обществе.

Во-вторых, предоставление Косову права беспрепятственного участия в международных организациях неизбежно повлечет за собой серьезные изменения стратегической обстановки на Балканах. Если членство в Организации Объединенных Наций является для Приштины скорее элементом статуса и престижа, то возможность формальной интеграции Косова в НАТО куда более значима для Запада. Понятно, что и сейчас территория края де-факто контролируется альянсом, но окончательная формализация этого непосредственно повлияет на единственную зону в Южной Европе вне формального его контроля. Это особенно важно в контексте активных усилий Североатлантического блока включить в свой состав последние внеблоковые страны – Боснию и Герцеговину, Сербию, Македонию.

Понятно, что вопрос с вступлением Косова в ЕС будет долгим, но вот в НАТО примут Приштину очень быстро.

Учитывая членство в альянсе Албании и Косова, вопрос об интеграции будет поставлен очень остро и перед Сербией, причем в качестве единственной гарантии безопасности от дальнейшего дробления страны. Как признают даже патриотические сербские политики, только в такой ситуации народ Сербии согласится со вступлением в НАТО, более чем непопулярную даже через двадцать лет после бомбежек 1999 г. Учитывая, что единственным препятствием для вступления в альянс Боснии и Герцеговины является позиция Республики Сербской, которая следует в вопросе евроатлантической интеграции линии Белграда, то следствием изменения такой линии станет вынужденное согласие Баня-Луки на присоединение БиГ к НАТО.

На юге «внеблоковой зоны» Македония сейчас меняет название в рамках Преспанского соглашения и, если не произойдет эксцессов, к 2020 г. страна будет членом НАТО. Альянс сейчас максимально заинтересован в интеграции оставшихся стран. Таким образом, ненатовской зоны на Балканах больше не останется.

— Вы отметили подтверждение высокого уровня двухсторонних отношений. Александру Вучичу даже был вручен орден во время визита.

— С этим награждением связана отдельная история – пиарщики сербского президента развернули целую кампанию о его небывалом весе в российской орденской системе и что его нет ни у кого, кроме президента Вучича, и что сам факт награждения свидетельствует о полной поддержке Россией его политики. Примечательно, что слухи о награждении широко муссировались задолго до публикации указа Президента России.

Из других политических моментов стоит отметить, что в рамках визита в Сербию Путин встретился с председателем Президиума Боснии и Герцеговины Милорадом Додиком и с его преемницей на посту президента Республики Сербской Желькой Цвиянович. Здесь был подчеркнут особый доверительный характер отношений России с РС. Додик пожаловался на сильное давление со стороны Запада по вопросу вступления в НАТО, но подчеркнул, что ничего подобного он не допустит.

На торжественном приеме состоялась беседа главы российского государства с лидерами оппозиции из Черногории – Андрией Мандичем и Миланом Кнежевичем. Эти политики уже более двух лет находятся под судебным процессом по делу о якобы попытке госпереворота в день выборов 16 октября 2016 г. Власти Подгорицы пытаются лишить их депутатской неприкосновенности и бросить за решетку.

Впервые на высшем политическом уровне Россия продемонстрировала свою позицию в этом вопросе, явно и активно поддержав своих подвергающихся гонениям сторонников. Это нечто новое, не обтекаемые формулировки МИДа, а открытый политический жест в сторону молчаливого русофильского большинства населения Черногории.

Заново подтверждено и наше несогласие с расширением НАТО в регионе.

Это противодействие не евроинтеграции, в ее адрес негатива не звучало, а именно евроатлантической интеграции. Президент России сказал интересную фразу о «попытке растащить сербский народ по разным государственным квартирам, но вряд ли решения будут жизнеспособными, если они не будут справедливыми». Это высказывание – жест в сторону сербских патриотов не только в центральной Сербии, но и в Республике Сербской, Черногории и Косове, что Россия высказывает симпатию к тем, кто выступает за воссоединение сербского народа, и это очень важное регионально послание. И это важно отметить.

— Сербия высказала явную заинтересованность в «Турецком потоке». Насколько вероятно ее присоединение к проекту?

— И Вучич, и Додик заявляли о своем желании присоединиться к «Турецкому потоку», и это действительно так.

В начале 2010-х гг. и Белград, и Баня-Лука очень рассчитывали на «Южный поток». Именно поэтому Сербия продала «Газпрому» контрольный пакет национальной нефтегазовой компании «НИС» с большой скидкой. Предполагаось, что дисконт в цене будет компенсирован за счет «Южного потока», как путем преференций в цене газа, транзитными доходами, так и за счет российских инвестиций на модернизацию трубопроводной инфраструктуры. Но из-за противодействия США и ЕС, добившихся изменения позиции Болгарии­, «Южный поток» был сорван в конце 2014 г.

Газовый вопрос для Сербии и РС весьма важен не только из-за финансовых преференций, но и по экологическим соображениям – значительная часть городов до сих пор отапливается углем, а в провинции – дровами. За счет холмистого ландшафта большая часть городов стоит в низинах, и смог давно уже стал экологической проблемой. Переход на газ для многих – желанная вещь, и подключение к магистральному потоку не на конечном отрезке, (как в случае украинского транзита), а почти в начале, вызывает большой энтузиазм. Это понятно и рядовым гражданам, не только политическим элитам. Кроме того, Россия пообещала $1,4 млрд вложений в модернизацию инфраструктуры, что тоже значимо для экономики.

— Сообщается, что в ходе визита было подписано более 20 соглашений с сербской стороной.

— Если быть точными, то 25. Стоит отметить, что в этом списке есть несколько деклараций о намерениях, ряд соглашений в области образования. К примеру, Российский институт нефти и газа подписал несколько соглашений с нефтяной компанией Сербии, Санкт-Петербургский горный университет также подписал соглашение с «НИС». Подписано соглашение на очередной транш кредита от РЖД на развитие железных дорог, на $230 млн. 5 соглашений подписал господин Боос и его светотехническая компания «Боос Лайтнинг Групп». Подписана декларация о намерениях между Сбербанком и Телекомом Сербии, а также между Агентством прямых инвестиций и сербским Агентством по цифровизации, параллельно подписаны соглашения в сфере цифровой экономики. Соглашение подписали с сербским министерством, которое занимается вопросами передовых направлений, а возглавляет его сербско-российский олигарх Ненад Попович. Он также является лидером «Сербской народной партии» и считается одним из главных русофилов в сербской элите. Соответственно, в прошлом правительстве он был министром без портфеля, а сейчас ему дали курировать данное направление.

— Как вы можете охарактеризовать культурный аспект визита Путина в Сербию?

— Президент посетил главный храм страны – белградский собор Св. Саввы. Храм строится и отделывается уже порядка 80 лет, а в последние годы Россия финансирует работы над мозаикой в соборе. Как раз у храма Святого Саввы и был запланирован торжественный митинг в честь Путина, от которого президент очень технично уклонился. Точнее, он уклонился от участия в политическом митинге Вучича, потому как идея явно сводилась к тому, что он бы выступил агитатором в пользу кандидатуры Вучича. А он умело вышел из этой ситуации – подошел к людям, поблагодарил их за теплую встречу, но в политическом действии участвовать не стал. Ведь русофильские симпатии в Сербии не сконцентрированы только среди сторонников правящей партии. Они весьма широки, присутствуют в том числе в оппозиции и в неполитизированном населении. В условиях острого внутреннего противостояния нет смысла принимать какую-либо сторону.

— Внутреннее противостояние, о котором вы говорите, связано с протестами в стране?

— С начала декабря в Сербии идут массовые протесты против Вучича. За последние несколько лет им сформирована в стране определенная политико-экономическая вертикаль, что вызывает недовольство у населения. Добавляет масла в огонь и ситуация с Косовом.

Что показательно – за счет того, что Западу необходимо получить от Вучича подпись по Косову, за два месяца волнений и американские, и европейские политики не проявили даже минимальной озабоченности, ни тени внимания, которые обычно показывают западные политики в подобных ситуациях.

Ни слова осуждения, что тоже вызывает большую реакцию среди проевропейского населения. Они видят в этом лицемерие – Запад закрывает глаза на монополизацию Вучичем (а они считают его протеже Запада) власти и экономики в стране лишь потому, что ему нужна не свобода и демократия в Сербии, а Косово.

Интересный момент – название митинга в честь Путина прямо привязано к кампании протестов, «я – один из 300 миллионов». Это аллюзия на старую пословицу, которая звучит приблизительно так «нас и русских – 200 миллионов», идея так называемого старшего брата. А один из лозунгов протестов – «один из 5 миллионов». Это пошло с выступления президента Сербии в самом начале протестов – Вучич сказал: «пусть выйдет миллион, хоть 5 миллионов человек выйдет, я власть не отдам». Это подлило масла в огонь. Для семимиллионной Сербии десятки тысячи демонстрантов в столице и в крупнейших городах – тоже показатель.

— Протестующие говорят о проблемах с работой и большом оттоке населения в другие страны. Действительно ли это так?

– Да, проблема занятости в стране крайне остра.

Любая работа, даже самая непрестижная, является мечтой для многих жителей страны, особенно в провинции.

Даже на низшие позиции без связей не устроиться. Поэтому молодежь стремится уехать из страны. Тренд на работу за границей в странах Евросоюза в целом характерен для Балкан, но если раньше, как правило, кто-то из семьи работал за рубежом и присылал домой деньги, на которые его родные жили в Сербии, то сейчас растет тренд на вывоз семьи из страны. Качество жизни в Сербии действительно хорошее, но раздражение ситуацией, невозможность пробиться без причастности к правящей партии формирует такую массовую тенденцию. Плюсом идет постоянно ожидание капитуляции по Косову, которое воспринимается как унижение.

— А как в целом протесты повлияли на внутреннюю политику Сербии?

— Из-за протестов не исключается проведение досрочных парламентских выборов, например, в апреле этого года. И визит российского президента был необходим Вучичу и с этой точки зрения, ведь несмотря на весь административный ресурс, который там активно работает, электорат президента – русофильский.

При этом политику Вучич проводит реально прозападную. Визит был хорошей работой на рейтинг, ведь среди электората Путин явно имеет положительный отклик. В каких-то моментах он даже популярнее самого Вучича. Поэтому Вучичу не остается ничего, кроме как работать на этом рейтинге и максимально продвигаться за его счет.

Сценарий проведения апрельских выборов подразумевает, что правительство будет сформировано только Сербской прогрессивной партией, без коалиционных партнеров, что она получит конституционное большинство и, опираясь на него, быстро проведет соглашение по Косову. Есть технический вариант: провести его в формате территориального раздела – часть сербских территорий Косова на севере присоединить к Сербии, т.е. сербы отказываются от прав на территории Косова, получая взамен небольшую часть. И отдают в Косово часть Прешевской долины, стратегической территории, по которой проходит одна из ключевых европейских магистралей с севера на юг – Салоники – Вена. Транзит с Турцией идет как раз по ней. И это разграничение теоретически может помочь Вучичу подать ситуацию как успех.

Но это в любом случае будет тяжелым ударом. И не только политическим, но и с точки зрения личной безопасности Вучича, потому как у сербов не менее серьезное отношение к Косову.

Существует значительная часть людей, в том числе и в элите, которые относятся к теме Косова очень лично. И капитуляция будет их толкать на месть «изменнику».

И это очень прагматичный элемент расчета. Вучич, очень прагматичный политик, долго оттягивал этот вопрос. Именно поэтому ему необходимо переложить вину на кого-нибудь. Ему 49 лет, он достаточно молодой политик, который явно не собирается завершать свою карьеру в ближайшие 2-3 года, у него большие планы. Он видит перед собой эту опасность, и понимает, что даже в его близком кругу это слишком эмоциональный вопрос, болезненный. Вокруг косовского завета во многом была выстроена национальная идентичность сербов, которая прочно делит исторических деятелей на героев и предателей. Это совершенно реальный элемент, который президент учитывает. Именно поэтому его предшественник, абсолютно прозападный президент Борис Тадич, делал все что угодно, но не подписывал даже промежуточные соглашения, что сделал Вучич за последние 5 лет. По материалам WikiLeaks четко видно, что Тадич не был борцом за Косово, но он видел настроения внутри страны. Тогда Вучичу помогли победить Тадича на выборах, а сейчас пришло время платить по счетам.

Георгий Энгельгардт

Заглавное фото: РИА Новости

Источник

В рубрике: Точка зрения Метки: , , , ,

Похожие записи:

«Восточное партнерство»: казнить нельзя помиловать (II) «Восточное партнерство»: казнить нельзя помиловать (II)
Азербайджан нацелен на развитие коридора Север-Юг с Россией и Беларусью – эксперт Азербайджан нацелен на развитие коридора Север-Юг с Россией и Беларусью – эксперт
О «холодной гражданской войне» в Польше – обострение к 80-летию начала Второй мировой О «холодной гражданской войне» в Польше – обострение к 80-летию начала Второй мировой
После падения ДРСМД возрастают угрозы ядерной безопасности – казахстанский эксперт После падения ДРСМД возрастают угрозы ядерной безопасности – казахстанский эксперт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.