Жертвы репрессивной машины прибалтийских этнократий

Начало нового года принесло новые известия с фронта борьбы с инакомыслием в Прибалтике. В Латвии судят журналиста за шуточный призыв присоединить эту страну к США. В Литве тоже продолжается очередной раунд гонений на тех, кого тамошний режим относит к числу «нелояльных».

Трагикомедия по-латвийски

В своё время трагикомическая история латвийца Максима Коптелова наделала немало шуму. В конце февраля 2016 года рижанина Коптелова приговорили к шести месяцам тюрьмы за опубликованный в интернете шуточный призыв подписываться за присоединение Латвийской Республики к России. В тексте своей «петиции» Коптелов особо подчеркнул, что это всего лишь шутка – но наказанием для «юмориста» стал вполне реальный срок. Это вызвало возмущение многих русскоязычных жителей страны. На портале общественных петиций avaaz.org (там же, где опубликовал свою инициативу М. Коптелов) в начале марта 2016 был объявлен шуточный сбор подписей за присоединение Латвии к США.

Автором этой инициативы стал журналист Денис Бартецкий. Он, по его словам, желал, чтобы у адвоката, представляющего интересы Коптелова, оказались на руках конкретные доказательства двойных стандартов. Д. Бартецкий был уверен, что за призыв присоединить Латвию к США (учитывая фактический вассалитет Риги перед Вашингтоном) наказывать его не за что. В свое время в отношении Коптелова был начат уголовный процесс по п. 1 ст. 82 Уголовного закона («публичный призыв к подрыву территориальной целостности Латвийской Республики»). В данном случае латвийская Фемида проявила принципиальность – по этой же статье закона завели дело и на Бартецкого. После обыска в его квартире и изъятия компьютерной техники Дениса отвезли на допрос в Полицию безопасности, а позже отпустили.

На два с лишним года дело заглохло, и, как показалось Бартецкому, от него отстали. Но не тут-то было! Когда в начале ноября 2018-го Денису пришло «письмо счастья» из прокуратуры, журналист сообщил в соцсетях: «В год столетия страны (в 2018-м в этом государстве широко отмечали столетие провозглашения Латвийской Республики. – О.Л.) меня решили, видимо, посадить. Два с половиной года назад парень по имени Максим Коптелов был приговорён к реальному тюремному сроку за шуточную, пусть и идиотскую, по моему мнению, петицию о присоединении Латвии к России. Петиция была опубликована в 2014 году на непонятном и ничего не значащем сайте avaaz.org. В конце петиции была приписка, мол, это шутка. Мотивация Коптелова мне была не очень понятна, с ним я не знаком даже виртуально, всё это по-идиотски, но за такое в тюрьму не сажают, мы всё-таки не КНДР. Общественность поохала-попричитала за свободу слова, но за парня никто особо и не вписался. В ответ на несоразмерное наказание парня, чтобы показать всю абсурдность ситуации, я опубликовал аналогичную петицию на том же ресурсе. Текст моей петиции полностью повторял текст оригинала (петиции Коптелова), то есть это был copy/paste, за исключением того, что «Российская Федерация» была заменена на «США»».

Бартецкий подчеркивает, что с Коптеловым он не знаком. «Да и дело тут не в нём конкретно. Это мог быть, например, некий Янис Скудриниекс, и призывать он мог присоединить Латвию не к России, а, например, к Швейцарии, Литве, Гоа, не принципиально. Мне принципиально, что за такие шутки выносится несоизмеримое наказание. Это ненормально. Моя «петиция copy/paste» была и методом поднять дискуссию по абсурдному приговору Максиму Коптелову, и заставить обратить внимание общества на данный случай, и несла правозащитную функцию. Это один момент. Второй момент, который хотелось мне поднять на обсуждение: рациональность использования бюджета спецслужбами. Год искали этого Коптелова. Год! Люди работали, получали за это зарплату. Примерно столько же длился судебный процесс. Дело – фикция, но деньги тратились немалые. Мы такое богатое государство? После всего этого в отношении меня было открыто уголовное дело по той же статье – 82.1 – за публичный призыв к ликвидации независимости Латвийской Республики. Был проведён обыск, изъяты все носители информации, включая планшет ребёнка. Странно, учитывая, что я не отрицал написание этой петиции, указал на свою мотивацию, а также указал сотрудникам спецслужб на компьютер, с которого это было опубликовано. Ну да ладно. Тем более через некоторое время мне всё вернули. Но всё равно обыск – не самая приятная вещь. Особенно, если люди в масках удерживают дома твоего ребёнка с девушкой», – сетует журналист.

Театр абсурда

Далее, по его словам, были долгие допросы в Полиции безопасности, после чего «два с половиной года я ничего не слышал об этом уголовном деле. За это время произошла хоть и вялая, но дискуссия о соизмеримости наказания, о свободе слова. За это время Нил Ушаков (мэр Риги, глава партии «Согласие». – О.Л.) встретился с президентом Европарламента, в разговоре с которым пожаловался на, как он сам обозначил, репрессии в Латвии в отношении Коптелова и меня. Он же призвал людей репостить картинку Es esmu Koptelovs&Barteckis («Я – Коптелов и Бартецкий». – О.Л.), которую столичный градоначальник разместил у себя в профиле. За это, кстати, ему человеческое спасибо. И вот. Пришло письмо счастья. Генпрокуратура готова выдвинуть против меня обвинения. Удачный год – столетие, что ни говори», – сетует Бартецкий.

В начале января 2019 года Латвийский комитет по правам человека предложил Денису Бартецкому помощь. «Латвийский комитет по правам человека выразил намерение внести на мой расчётный счёт пожертвование на оплату услуг адвоката. Пожертвование предполагается из средств, которые собраны для лиц, преследуемых по политическим мотивам. Неожиданно», – обрадовался Бартецкий. Он также поведал о своем посещении Генпрокуратуры. «Я запросил перевод обвинения на русский язык. Не из вредности, просто некоторые казённые бюрократические формулировки на латышском понять сложновато. Слова все понятные, а формулировка – нет. Хотя не факт, что и на родном мне будет всё предельно ясно. Помимо этого, подписал бумажки, что имею на руках все материалы дела. Я уже как-то писал, что не планирую брать адвоката. Человеческий адвокат денег стоит. Но есть и другой момент, не финансовый. На собственной шкуре прояснить: стали ли мы после сотни лет демократическим государством или упорно движемся в сторону КНДР», – пишет журналист.

Так и тянется это нелепое дело – и, учитывая волокиту в латвийских судах, будет тянуться, видимо, еще долго, выматывая нервы фигуранту. И трудно сказать, чем оно может закончиться. Первое заседание суда по делу Бартецкого назначено на 25 сентября 2019 года. Возможно, власти, вдоволь помотав нервы журналисту, не станут подвергать его реальному наказанию. А может быть, повернется и по-другому – это если кто-то сочтет, что печальный пример «шутников» Коптелова и Бартецкого должен стать наглядным уроком всем остальным гражданам…

В ожидании приговора

Маховик репрессий раскручивается и в соседней Литве, где в октябре 2018-го арестовали и бросили за решетку известного оппозиционера Альгирдаса Палецкиса – причём его арест почти два месяца держали в тайне. Факт ареста Палецкиса выяснился в декабре 2018-го, когда сотрудники литовского Департамента государственной безопасности ворвались в дом к 72-летнему общественному деятелю, историку и публицисту Валерию Иванову, устроили обыск и временно его задержали. Когда представители литовской прокуратуры и спецслужб сообщали об обыске у Иванова, они проинформировали общественность и об аресте Палецкиса, которого, оказывается, обвиняют в создании «шпионской сети», работающей на Россию.

Палецкис оказался не единственной жертвой – ещё одним подозреваемым стал представитель Социалистического народного фронта Леонидас Минкявичюс. Также под подозрением оказался Артурас Шидлаускас, который в 2016 году баллотировался в Сейм от Литовской народной партии. Кроме того, среди возможных «участников шпионской сети» называют члена правления Социалистического народного фронта Андрея Горбатенкова.

При этом конкретики от литовских силовиков по существу обвинений в адрес Палецкиса и его сподвижников не прозвучало. Шпионы, мол, целились в «самые чувствительные точки для общества», включая рассматриваемое в настоящее время в литовском суде дело о событиях 13 января 1991 года у вильнюсской телебашни. «Подозреваемые занимались сбором информации. Правоохранители подозревают, что задержанные собирали данные непубличного характера. Целью этих незаконных действий было оказание влияния на политические процессы в Литве. Для этого вербуются лица, которые могут напрямую или через посредников формировать программы политических партий или их структуру, пользуясь различными медийными каналами, и содействовать укреплению «мягкой силы» России в стране», – заявили в Департаменте государственной безопасности.

А 15 января стало известно, что российский офицер в отставке, калининградец Юрий Мель, уже пятый год томящийся в литовских застенках, получил отказ в смягчении меры пресечения. Мель был задержан в марте 2014 года на российско-литовской границе – он возвращался домой из Литвы, которую раньше неоднократно спокойно посещал. Спецслужбы бывшей советской прибалтийской республики заявили, что в 1991 году Мель, будучи 22-летним лейтенантом, участвовал в штурме Вильнюсской телебашни. Всего по этому делу Литва заочно судит 61 человека, в основном это бывшие советские военнослужащие. Но только двое – Юрий Мель и проживающий в Литве россиянин Геннадий Иванов — попали на скамью подсудимых. Теперь им грозит пожизненное заключение.

Судьбы Меля и Палецкиса оказались связаны теми самыми событиями двадцативосьмилетней давности. Альгирдас Палецкис, ранее являвшийся депутатом Сейма, секретарем дипмиссии Литвы при ЕС и вице-мэром Вильнюса, получил широкую известность в 2011 году, когда подвергся судебному преследованию за сказанную им в телеэфире фразу «свои стреляли в своих». Он усомнился в официально принятой в Литве версии событий января 1991 года в Вильнюсе, согласно которой в толпу у телецентра стреляли советские солдаты. По мнению Палецкиса, гибель мирных граждан стала делом рук провокаторов из числа сторонников выхода Литвы из СССР. Суд первой инстанции оправдал политика, но повторный суд признал виновным и приговорил к крупному денежному штрафу.

Вокруг событий января 1991-го в Литве решили устроить «новый Нюрнбергский процесс». Кого-то для наглядности требовалось предъявить публике на скамье подсудимых – и под руку подвернулся неосторожно въехавший в Литву Мель. В настоящее время длившийся два года процесс, по которому Мель проходит в качестве обвиняемого, уже завершён – ожидается, что Вильнюсский окружной суд огласит приговор 18 февраля 2019 года. Супруга Юрия Надежда Мель в беседе с прессой сказала, что её «захлестывает чувство бессилия и разочарования». Она напомнила, что её супруг страдает тяжёлой формой диабета. «Я обычная женщина и понимаю свою беспомощность во всех этих спектаклях. Но меня очень тревожит, что нет свежих фотографий Юрия», – сказала Мель. Ничего хорошего от предстоящего приговора женщина не ждет…

Олег Левицкий

Заглавное фото: Rubaltic.ru

Источник

В рубрике: Общество Метки: , , , ,

Похожие записи:

Крым и мирохозяйственные связи: дальнее зарубежье все более интересуется, ближнее – воротит нос Крым и мирохозяйственные связи: дальнее зарубежье все более интересуется, ближнее – воротит нос
Военная база в Тартусе станет российским нефтяным хабом Военная база в Тартусе станет российским нефтяным хабом
США глупо бороться одновременно с Россией и Китаем – американский эксперт США глупо бороться одновременно с Россией и Китаем – американский эксперт
Американская Большая игра в Евразии продолжается Американская Большая игра в Евразии продолжается

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.