Программы публичной дипломатии США на пространстве Центральной Азии: обновленный план Маршалла

«В современном глобальном информационном веке победа часто зависит не от того чья армия побеждает, а чья история побеждает», – Джон Аркилла [1]. Смена исторической парадигмы в основном происходит за счет механизмов публичной дипломатии, включающей в себя информационные программы, проекты в области культуры, спорта, а также образовательные обмены. Западные эксперты полагают, что программы публичной дипломатии на сегодняшний день подобны плану Маршалла, реализованному в послевоенные годы в Европе: «План Маршалла действительно отражает сегодня проблемы и возможности, о которых мы говорим… И есть ряд параллелей между вызовами, которые они видели тогда, и проблемами, которые мы видим сейчас. Сегодня это не распространение коммунизма, но я бы сказал, что это соблазн авторитаризма. Москва все еще ищет влияния…» [2]

В данной работе считаем важным акцентировать внимание на проектах публичной дипломатии, реализуемых в Центрально-азиатском регионе (ЦАР), поскольку заинтересованность внешних игроков еще раз подтверждает геополитическую и геоэкономическую значимость данной территории, связанной с большими запасами газа и нефти, а также важным стратегическим положением. Используя политические и экономические рычаги давления, а также оказывая всевозможное воздействие на страны региона через международные и неправительственные организации (НПО), Вашингтон стремится максимально ослабить влияние Москвы на государства Центральной Азии.

В 2017 году в Конгресс США был внесен законопроект об иностранной помощи на последующий год (Foreign Operations, and Related Programs Appropriations Act), включающий в себя $2,5 млрд на проекты демократии [3]. Содержание закона, направленного на противодействие российскому влиянию в странах Евразии, описывается в разделах «Помощь для Европы, Евразии», «Центральная Азия», «Международный контроль над наркотиками», «Правоприменение, «Международное военное образование», «Обучение», а также «иностранное военное финансирование». Программы публичной дипломатии США направлены в первую очередь на совершенствование судебной системы, развитие и свободу СМИ и НПО. Важными проводниками т.н. демократических ценностей являются фонд Сороса, Международный республиканский институт, Национальный демократический институт, фонд «Евразия» и др. Интересно, что фонд Сороса «Открытое общество – Грузия» в 2001 году оказывал помощь в организации избирательной кампании М. Н. Саакашвили; в 2013 году фонд «Возрождение» сыграл значительную роль в перевороте на Украине. Из этого следует, что многие программы, реализуемые как государственными, так и негосударственными акторами проводятся под предлогом демократизации общества и в дальнейшем играют значительную роль в политическом процессе той или иной страны.

Агентство международного развития (USAID) на поддержание своей деятельности запросило у Конгресса на 2019 год $16,8 млрд, что на $1,3 млрд больше, чем было запрошено в текущем году. Увеличение финансирования в ЦАР объясняется свидетельскими показаниями администратора USAID Марка Грина перед комитетом по иностранным делам Палаты Представителей: «Члены Комитета, у меня была возможность обсудить со многими из вас растущее негативное влияние России и Китая во многих регионах и тревожную тенденцию к репрессивным ценностям. В ответ на наш запрос «Финансовый год-19» включает целевые инвестиции в Европу и Евразию, которые будут поддерживать сильные демократические институты и активное гражданское общество, противодействуя влиянию Кремля в регионе» [4].

На прошедших слушаниях по ЦАР в Комитете по иностранным делам Палаты представителей эксперты докладывали обстановку в регионе и дальнейшие пути развития в сторону открытого общества [5]. Стив Свердлоу, исследователь Центральной Азии из Human Rights Watch, отмечая проблемные моменты процесса демократизации, особо подчеркнул, что «США должны оказать давление на правительство Узбекистана, чтобы полностью разблокировать Интернет и расширить аккредитацию СМИ, таким как Радио Свободная Европа, а также восстановить финансирование образовательных программ обмена и стипендий» [6]. Опасения со стороны Узбекистана заключаются в том, что подобная тактика действий приведет лишь к одному сценарию – стремлению граждан к ассоциации с евроатлантикой и в дальнейшем к открытому противостоянию официальному правительству страны. Впрочем, об этом говорится в докладе: «Важно также отметить, что движущей силой реформы является молодое поколение космополитических и профессионально компетентных узбеков, которые учились за границей и стремятся увидеть, как их страна догоняет развитый мир» [7]. В американском понимании догнать развитый мир возможно только посредством установления демократического строя и смены авторитарного политического режима.

Директор Евразийского национального фонда за демократию Спаска Гатцинска в своем выступлении также акцентировала внимание на Узбекистане и отметила, что с приходом нового президента страна стала активнее взаимодействовать с США [8]. Председатель Центрально-Азиатского института Кавказа Фредерик Старр в свою очередь отметил, что ЦАР представляет прямой интерес для Соединенных Штатов, поскольку регион подвергается геополитическому давлению со стороны России и Китая [9]. Неспроста в выступлении эксперта также упоминается американский проект TAPI (газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), целью которого еще в 1990-е гг. было вовлечь Исламскую Республику Афганистан в орбиту влияния США. Для этого, как полагает Фредерик Старр, США должны впредь считать Афганистан полностью частью Центральной Азии: «Первым шагом в этом направлении будет превратить существующий формат «C5+1» в «C6+1». Данная инициатива говорит о том, что ослабив сотрудничество ЦА с Россией, США стремятся обеспечить господство в Евразии, поскольку строящийся газопровод TAPI позволит уменьшить зависимость Европы и Центральной Азии от подконтрольных России энергетики и инфраструктуры [10]. Как утверждает и.о. старшего заместителя администратора бюро Азии в USAID «Центральная Азия способна противостоять российскому давлению и противодействовать дезинформации России — например, благодаря расширению торговых отношений в регионе и за его пределами, а также за счет лучшего доступа к независимым источникам информации» [11].

Далее в докладе упоминается обстановка в дружественном нам Казахстане: «Трудно представить, что преемник президента Назарбаева будет менее открытым для современности, чем сам Назарбаев, или что молодые казахи будут менее энергичными в продвижении своих интересов».Последний отчет, представленный в 2015 году ген. инспектором Госдепартамента США свидетельствует о том, что «Правительство Казахстана строго ограничивает свободу прессы» [12]. С такими же проблемами Совет управляющих вещания (Broadcasting Board of Governors – BBG) [13] сталкивается в Таджикистане [14]. Признавая возрастающую динамику отношений между Вашингтоном и Астаной, стоит отметить укрепление сотрудничества по вопросам политики и безопасности, а также торговли и инвестиций. В связи с этим полагаем, что новый уровень стратегического партнерства значительно отразится на межчеловеческих связях и приведет к ослаблению позиций России в регионе.

Далее несмотря на то, что Киргизская Республика практически не упоминается в докладах госдепартамента США и Агентства международного развития, в указанной стране также действует значительное количество программ, направленных на развитие демократических процессов [15].

Эмансипация женщин также является приоритетной задачей публичной дипломатии США, поскольку получение политических прав предоставляют им право на участие в выборах в органы государственной власти. Так, с 2011 года USAID оказывает поддержку Форуму женщин-депутатов, в который входят 21 женщина-депутат Парламента Киргизии Жогорку Кенеша. USAID через Национальный демократический институт организует для членов форума тренинги по публичным выступлениям, навыкам переговоров, работе со СМИ и оказанию помощи местным общинам [16]. Таким образом, за ширмой борьбы за права женщин просматривается возможность Вашингтона напрямую влиять на текущую обстановку в стране. Примечательно, что член комитета по международным делам, обороне и безопасности Парламента Киргизии Орозова Карамат Бабашевна [17] работала в 2001-2010 годах — региональным представителем коалиции «За демократию и гражданское общество» [18], которая финансируется Агентством международного развития США [19].

Подводя итог всему вышесказанному отметим, что программы публичной дипломатии США являются «миной» замедленного действия, способной полностью изменить политические настроения в той или иной стране. Поэтому вполне очевидно, что в дальнейшем Вашингтон будет всячески стремиться укреплять свое влияние на государства не только Центральной Азии, но и всего постсоветского пространства. Вместе с тем приведение к власти в бывших республиках СССР лидеров, лояльных Вашингтону, по-прежнему рассматривается Соединенными Штатами, как одна из важных геополитических задач [20]. Об этом свидетельствуют данные по финансированию демократических процессов, из которых один Национальный фонд демократии [21] выделяет $ 80.000 на свободу информации, а $ 165.000 на укрепление неправительственных организаций [22].

Имеющиеся открытые документы Правительства США позволяют сделать вывод о том, что обновленный план Маршалла при поддержке информационных ресурсов (например, Радио Свобода / Свободная Европа) действительно способен создать мощный оппозиционный фронт, смотрящий в сторону Европейского Союза и Североатлантического альянса. Не в последнюю очередь – потому, что средства массовой коммуникации подчинены одной цели – идеологической ликвидации конкурентов Соединенных Штатов Америки. И добиться ее намного проще, когда из нашей памяти будут стерты понятия об общем историческом прошлом, постоянно напоминающем нам о роли многонационального советского народа в борьбе с фашизмом.

Примечания

[1]. The soft power 30 // USC Center on Public Diplomacy. — URL
[2]. Remarks By Administrator Mark Green At The Brookings Institute’s «The Marshall Plan’s 70th Anniversary And The Future Of Development Cooperation» Event // USAID. — 2018. — 5 June. — URL
[3]. H.R.3362 — Department of State, Foreign Operations, and Related Programs Appropriations Act, 2018 -115th Congress // Congress. — 2017. — 24 July. — URL
[4]. Testimony of USAID Administrator Mark Green before the House Foreign Affairs Committee // USAID. -2018. -21 March. — URL
[5]. Current Developments in Central Asia // Foreign affairs Committee. — 2018. — 18 July. — URL
[6]. Testimony before the House of Representatives Foreign Affairs Committee Subcommittee on Europe, Eurasia and Emerging Threats. Hearing on Current Developments in Central Asia. // Foreign affairs Committee. — 2018. — 18 July. — URL
[7]. The Emergence of Central Asia, 2018, And U.S. Strategy. Hearing before House Committee on Foreign Affairs. — 2018. — 18 July. — URL
[8]. Before the Subcommittee on Europe, Eurasia, and Emerging Threats United States House Committee on Foreign Affairs. // Foreign affairs Committee. -2018. — 18 July. — URL
[9]. The Emergence of Central Asia, 2018, And U.S. Strategy. Hearing before House Committee on Foreign Affairs — 2018. — 18 July. — URL
[10]. См. более подробно «Why Pakistan Is TAPI’s Biggest Hurdle» // The Diplomat. — 2018. — 7 April. — URL
[11]. Statement Of Ann Marie Yastishock Acting Senior Deputy Assistant Administrator, Bureau For Asia, Before The House Subcommittee On Europe, Eurasia, And Emerging Threats // USAID. — 2017. — 25 July. — URL
[12]. Memorandum // Office of Inspector General. — 2015. — 28 May. — URL
[13]. «BBG является независимым федеральным учреждением, которое контролирует международное вещание при поддержке правительства США. BBG предназначена для информирования людей во всем мире в поддержку свободы и демократии через радио, телевидение и Интернет. Ключевым стратегическим приоритетом для BBG является оказание помощи людям в получении доступа к информации в странах, где правительства используют цензуру информации в политических целях». Audit of Radio Free Asia Expenditures. United States Department of State and the Broadcasting Board of Governors // Office of Inspector General. — 2015. — June. P.3. — URL
[14]. Memorandum // Office of Inspector General. — 2015. — 12 June. — URL
[15]. Democracy, human rights and governance // USAID. — URL
[16]. Gender programming // USAID. — URL
[17]. Состоит в депутатской группе дружбы Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по сотрудничеству с Италией, Швейцарией, Ватиканом, Польшей, Австрией, Чешской Республикой, Венгрией, Словакией, Турцией и Японией. Депутатские группы дружбы Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по сотрудничеству с парламентами зарубежных стран (обновлен 29.06.18) // Жогорку Кенеш Кыргызской Республики. — 2016. — 6 сентября. — URL
[18]. Орозова Карамат Бабашевна // Жогорку Кенеш Кыргызской Республики. — URL
[19]. Жогорку Кенеш Кыргызской Республики: Обзор деятельности за ноябрь-декабрь 2017 год // Коалиция за демократию и гражданское общество. — URL
[20]. «На этом фоне переход к демократии и постепенный уход со сцены состарившихся лидеров времен Советского Союза, руководящих политикой, экономикой и социальной сферой, придает дополнительную значимость периоду, который охватывает данная стратегия» — Стратегия регионального сотрудничества в области развития на 2015-2019 гг. // USAID. -2014. — октябрь. — URL
[21]. Организация, основным направлением работы которой является сотрудничество с оппозиционными политическими силами внутри стран с неугодными режимами. По опубликованным данным WikiLeaks в 2011 году Национальный фонд демократии активно поддерживал молодежные движения ряда арабских государств, выступивших против законных властей.
[22]. Regional: Eurasia 2017 // National Endowment for Democracy. — URL

Вероника Мальчикова

Заглавное фото: Посольство США в Узбекистане

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , , , , ,

Похожие записи:

Иран через несколько дней нарушит лимит запасов урана в стране Иран через несколько дней нарушит лимит запасов урана в стране
Однажды в Америке – серия подозрительных смертей сенаторов и полицейских Однажды в Америке – серия подозрительных смертей сенаторов и полицейских
Меры доверия в Азии – формат, становящийся все более востребованным Меры доверия в Азии – формат, становящийся все более востребованным
Сирия: террористы Идлиба пытаются спровоцировать конфликт Турции и России Сирия: террористы Идлиба пытаются спровоцировать конфликт Турции и России

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.