Саммит G20 в Аргентине: балансируя между глобализмом и неопротекционизмом

Итоги аргентинской встречи Двадцатки обещают неопределенное будущее

История Большой двадцатки (G20) тесно связана с мировыми экономическими кризисами. Этот международный формат был образован в конце 1990-х гг. для выработки глобальных решений по урегулированию азиатского финансового кризиса. После очередного потрясения в 2008 г. значение G20 в мировой политике возросло, поскольку ежегодно на ее площадке стали собираться лидеры государств Группы двадцати. Аргентинский саммит 2018 г. также волне может войти в историю как очередная веха в истории G20, поскольку в ходе его работы отчетливо проявились признаки смены генеральной парадигмы в мировой экономике от глобалистской к неопротекционистской.

Глобализация 1.12

Центральные темы аргентинской встречи Большой двадцатки – будущее трудоустройства, инфраструктура развития, продовольственная безопасность – указывают на признание мировыми экономическими элитами неотвратимости кризисных явлений в случае сохранения нынешней модели. Между тем общего четкого видения того, каким образом следует скорректировать мировую экономику на следующем цикле, у руководства стран G20 нет. Поэтому основная часть формальных решений саммита, закрепленных в итоговой декларации, подтверждает приверженность глобалистскому тренду.

Особый акцент в итоговой декларации участники сделали на необходимости совместных действий для устранения причин массовой миграции, искоренения коррупции, для чего был принят новый коллективный план на 2019-2021 гг., поддержки бизнеса, ликвидации неравенства, борьбы с терроризмом, развития чистой энергетики и защиты экологии.

Важнейшей угрозой для существующего миропорядка признано замедление темпов экономического роста, который осложняет прочие глобальные проблемы. Участники отметили существенную рассинхронизацию между странами по темпам экономического роста, а также указали на уязвимость глобальной финансовой системы и новые геополитические риски[1].

В этой связи наиболее интересным и важным среди прочих решений аргентинского саммита стало признание несовершенства работы Всемирной торговой организации и коллективное обязательство лидеров стран Двадцатки заняться ее реформированием, чему будет уделено особое внимание на следующей встрече в Японии.

Однако, говоря о проблемах ВТО, лидеры Двадцатки использовали весьма обтекаемые формулировки, за которыми скрывается одна неприятная для сторонников идеи глобализации истина – что мощнейший удар по ней нанес Вашингтон, некогда идеолог и главный двигатель глобального миропорядка. С избранием президентом Д. Трампа Соединенные Штаты начали открыто игнорировать нормы ВТО, если они, по их мнению, являются для США невыгодными. В 2017 г. данная практика была отражена в плане Торгового представительства США и фактически стала директивой их внешнеэкономической политики[2].

Учитывая, что США продолжают оказывать существенное влияние на глобальную политику, хотя и не столь решающее как в эпоху унилатерализма, нет ничего удивительного в том, что коллективные решения саммита столь обтекаемы и выхолощены в формулировках. Мир по инерции двигается в фарватере глобалистской доктрины, однако реальная политика уже сменила свой вектор, что можно было наблюдать в ходе двухсторонних встреч и в решениях отдельных стран на аргентинском саммите. Безусловно наибольший вклад в укоренение нового мирового экономического порядка внесли США.

Король бала

Главным событием саммита G20 для Вашингтона и мировой экономики в целом стало заключение нового торгового соглашения между США, Мексикой и Канадой. Вместо «самой невыгодной в истории США торговой сделки» была заключена новая, по всей видимости, более выгодная. НАФТА сменила название на менее благозвучное USMCA (The United States, Mexico, Canada Agreement). По факту же, хотя в новом торговом соглашении и была пересмотрена основная часть положений, составляющих предмет договора, говорить стоит скорее о реформировании НАФТА, нежели о создании принципиально новой международной структуры.

Например, в USMCA было ужесточено регулирование торговлей автомобилями. По новым правилам пошлинами не будут облагаться автомобили при условии, что они на 75% состоят из деталей, произведенных в Мексике, Канаде и США (ранее этот показатель составлял 62,5%). Также были введены квоты на автомобильный импорт в размере $2,6 млн, что наиболее выгодно для Мексики и Канады. Кроме того, произведена ревизия сельскохозяйственных тарифов, отрегулировано авторское право, достигнута договоренность поддерживать рыночный курс валют, приняты новые обязательства в IT-сфере, которая совершила мощный рывок с момента создания НАФТА в 1994 г., введены механизмы дальнейшего реформирования соглашения (каждые 6 лет возможно принятие новых поправок) [2].

Интересно, что вопрос о тарифах на сталь и алюминий, который был основным предлогом для США начать переговоры с Канадой и Мексикой, не претерпели изменений, что можно рассматривать как уступку со стороны Вашингтона партнерам по договору с целью сохранения единства экономического пространства. С другой стороны, в USMCA введено достаточно жесткое положение, которое позволяет его участникам выйти из соглашения, если одна из сторон активно сотрудничает с государством или структурой, чья экономика признана нерыночной. Вне всяких сомнений это нацелено на то, чтобы ограничить контакты Мексики и в особенности Канады с Китаем. С 2012 г. Оттава и Пекин ведут переговоры о создании зоны свободной торговли, что в случае успеха усилит уязвимость экономики США (из-за реэкспорта).

В целом же анализ USMCA показывает, что его главной целью является стимулирование промышленного производства в зоне действия соглашения и автаркизация экономического союза США с Канадой и Мексикой. Вашингтон вновь обращается к политике блестящей изоляции и доктрины Монро. Не случайно даже в названии он отказался от абстрактной НАФТЫ в пользу более конкретного «United States, Mexico, Canada Agreement», чтобы четко обозначить свою зону влияния. Вашингтон сосредотачивает силы на американском континенте, прямо обозначая своего противника – Китай.

С Китаем связано второе важное событие в работе американской делегации на саммите G20. Им стало временное перемирие между США и Китаем в так называемой торговой войне сроком на 90 дней. Вашингтон пообещал не увеличивать пошлины до 25% на китайские товары общим объемом в $250 млрд в январе 2019 г., за что Китай взял обязательство упростить доступ американских товаров на китайские рынки с целью выравнивания торгового баланса[3].

Поскольку торговый оборот между Китаем и США составляет большую долю мировой торговли в целом, глобальные экономические агенты отреагировали на эту новость крайне позитивно, потянув вверх биржевые котировки[4].

Но не стоит переоценивать американо-китайское перемирие и надеяться на скорое восстановления статус-кво. США не для того укрепляют собственный торговый бастион на североамериканском континенте, чтобы тихо в нем отсидеться. Не откажется от своей торговой экспансии и Китай, поскольку без нее экономику страны ждет коллапс. Стороны взяли паузу для перегруппировки сил и наращивания экономического потенциала в других регионах.

Неопротекционизм наступает

Американо-китайское перемирие фактически уже было нарушено. Буквально на следующий день после аргентинских переговоров разгорелся крайне резонансный скандал вокруг китайской телекоммуникационной кампании Huawei, которую США, объявив угрозой национальной безопасности, стараются вытеснить не только со своего рынка, но и с рынков Канады и ряда европейских стран – Великобритании, Бельгии, Чехии и т.д. [5]

Причина, по которой Китай и США не в состоянии продержаться хотя бы 90-дневный срок без конфликтов, заключается в необратимости начавшейся трансформации глобального экономического порядка. В какой-то момент Pax Americana столкнулся с китайским Шелковым путем, что спровоцировало волну неопротекционизма, которая постепенно накрывает весь мир, разрушая глобалистский уклад.  По этой причине по всему миру ускорились процессы регионализации.

Прорабатывая план Брекзита, Британия занимается определением своего нового места в мировой политике. Вооружившись экспансионистской доктриной «Глобальной Британии» Форин Офис пытается создать собственную зону экономического влияния из числа старых и новых партнеров Британии в Африке, Азии, Океании и Карибском бассейне, сохранив при этом развитые отношения с США и Европейским Союзом. Большинство стран, даже союзники Британии, считают указанную задачу невыполнимой, однако премьер-министр Мэй активно продолжает продвигать эту идею, в том числе и на полях саммита в Аргентине[6].

Некогда венчавшая британскую корону Индия также за последние несколько лет заметно усилила свою внешнеполитическую активность. На полях саммита G20 премьер-министр Нерендра Моди продемонстрировал высшее дипломатическое мастерство, проведя успешные трехсторонние встречи, с одной стороны, с США и Японией, а с другой с Россией и Китаем[7]. Удалось это индийскому премьер-министру только потому, что экономический вес Индии в мире растет, и вокруг нее начинает формироваться новое экономическое интеграционное образование на базе BIMSTEC (организация, куда помимо Индии входят Бангладеш, Бутан, Непал, Шри-Ланка и Таиланд).

За несколько недель до саммита G20 АСЕАН провел собственное крупнейшее в регионе мероприятие, саммит стран Восточной Азии, целью которого было продемонстрировать, что в мире формируются новые центры экономической активности за пределами интересов США или Китая. С 2012 г. АСЕАН прорабатывает возможность создания со своими партнерами в Азиатско-Тихоокеанском регионе зоны свободной торговли, которая может стать одной из крупнейших по совокупному ВВП участников.

Крайне в затруднительном положении оказался Европейский союз. На саммите G20 он имеет отдельное представительство, и формально Европейский союз остается последним оплотом идеи глобализации и свободной торговли. Однако человек, обещавший спасти евроинтеграцию, президент Франции Э. Макрон, оказался не в состоянии навести порядок в собственной стране, где разгорается новый пожар революции, а фактический лидер единой Европы А. Меркель сдает позиции внутри Германии националистам. Неудивительно в контексте отмеченных событий возвышение стран Вышеградской группы, претендующих на большую самостоятельность внутри ЕС, и стремление США создать на Балканах новый интеграционный блок, который будет находится под их контролем.

Неопределенное будущее

Уехал Д. Трамп из Аргентины по-английски. Сославшись на смерть бывшего президента США Дж. Буша Старшего, он покинул саммит без итоговой пресс-конференции, дав понять в очередной раз всем собравшимся, что для его администрации «Америка прежде всего». Но молчание американского президента оказалось гораздо красноречивее многословия итоговой декларации аргентинского саммита G20.

Глобальным трендом становится не формирование и исполнение общих правил и нормативов, а защита собственных интересов и сфер экономического влияния. С падающими темпами экономического развития также предполагается справляться внутри региональных структур, что будет стимулировать локальный рост промышленности и развитие научно-технического прогресса. Конкуренция между отдельными регионами будет усиливаться, однако состоявшееся глобальное разделение труда и либерализации рынков не позволят мировой экономической системе распасться окончательно.

Мир еще может устоять, какое-то время балансируя между глобализмом и неопротекционизмом, однако данная конструкция становится все более непрочной. Пунктирные линии вновь разделили мировую политическую карту, дан мощнейший толчок процессам регионализации. Однако распад мира на отдельные блоки столь же вероятен, как и новый виток интеграции через локальные экономические организации. Как бы там ни было, при любом из двух сценариев мир ждут турбулентные времена.

Роберт Толоян

Заглавное фото: AP

В рубрике: Экономика Метки: , , , , , , , , ,

Похожие записи:

Что Трамп может предложить Москве? Что Трамп может предложить Москве?
Новая тенденция – Россия завоевывает рынок СПГ Новая тенденция – Россия завоевывает рынок СПГ
США против Huawei – кто кого? США против Huawei – кто кого?
Украинские враги Трампа – кто они? Украинские враги Трампа – кто они?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.