Политические итоги года в Кыргызстане

Политический, 2018-й, год в Кыргызстане не имеет чётко обозначенных итогов. Скорее всего – это некий незавершённый процесс. Он характеризуется тремя фазами в развёртывании событий: А) двоевластие; Б) обострение отношений двух элитных групп; В) появление перспективы решительного политического столкновения. Рассмотрим главные события по очерёдности.

А. Двоевластие    

Когда избирают нового президента, должна происходить перегруппировка существующих политических сил. Отсутствие смены элит может говорить либо о хорошо работающей команде, и зачем тогда её менять, либо о подчинённом положении нового президента.

Начало деятельности президента КР Сооронбая Жээнбекова происходило в условиях фактического двоевластия. Многие процессы в стране, и в частности, кадровые вопросы, по-прежнему оставались под влиянием экс-президента Атамбаева. Перед своей отставкой в ноябре 2017 г. А. Атамбаев сохранил всё основное окружение будущего президента в виде «своих» людей на ключевых должностях. ГКНБ и его подразделения продолжал возглавлять родственник экс-президента. Хотя руководителя Агентства по борьбе с коррупцией (АКС) ГКНБ президент Жээнбеков обвинил в неэффективности, и затем отправил в отставку, важно то, что это произошло внутри структуры, остававшейся фактически подконтрольной экс-президенту. Генеральная прокуратура возглавлялась чиновниками, которые в 2017 г. провели все процессы против неугодных Атамбаеву политиков и журналистов. МВД возглавлял человек, назначенный на эту должность из числа собственных телохранителей экс-президента. Наконец, премьер-министром до апреля оставался непопулярный и не авторитетный Сапар Исаков, т.н. «правая» рука Атамбаева в его делах. Руководителем аппарата нового президента был назначен старый выдвиженец Атамбаева и его верный сподвижник.

Между тем, правительство Исакова с момента назначения совершало ошибку за ошибкой, начиная с аферы по привлечению псевдо-инвесторов в проект строительства средних ГЭС, и завершая неспособностью подготовиться к отопительному сезону, а также подозрительными действиями с китайскими кредитами при модернизации Бишкекской ТЭЦ. Да и стратегические установки правительства в виде концепции «Таза Коом» и стратегии т.н. «40 шагов» не вызвали доверия, т.к. остались исключительно бумажными текстами-хотелками. Во внешней политике были проделаны спорные шаги: от выступления премьера в Давосе, до попытки привлечения арабских инвесторов. При этом, внешнеполитическая позиция президента Жээнбекова относительно этих инициатив не была проявлена, что создавало возможность различных маневров.

Двоевластие – это череда постоянных трений, скрытых и открытых стычек противоборствующих сторон, что и происходило на протяжении первых трёх месяцев года. Но острая фаза противостояния началась в феврале решениями Совета безопасности под председательством президента КР относительно борьбы с коррупцией. Поскольку было заявлено намерение искоренить действительные источники и корни коррупции на высшем уровне, под удар автоматически попадали структуры прежнего правления. К тому же авария на Бишкекской ТЭЦ и проблемы с теплоснабжением столицы остро поставили вопрос о законном и эффективном расходовании средств китайского кредита на модернизацию оборудования. В итоге были задержаны и оказались под следствием в течение нескольких месяцев не только энергетики, но и ряд высших чиновников.

Экс-президент Атамбаев в начале года не мог определиться с проектом своей деятельности после ухода с поста. Несколько раз переносился съезд СДПК, главной целью которого было избрание экс-президента генеральным секретарем партии. Параллельно были запущены дрязги и вносился раскол во все партии, находящиеся в парламенте. Эти интриги запускались на случай перехода к проекту досрочных выборов парламента. Парламентский кризис мог бы стать основанием для самороспуска Жогорку Кенеша КР. А на досрочных выборах предполагалось взятие власти СДПК и союзными партиями. В принципе, можно реконструировать и второй проект, где целью являлся «выход» Атамбаева на пост премьер-министра, для чего ещё в 2016 году был проведён референдум по расширению полномочий премьер-министра. Возможен был и вариант замены С. Исакова на другого премьера из команды Атамбаева, который, при всех равных, отличался бы одним свойством: отсутствие подозрений в вовлечении в коррупционные дела.

Двоевластие – формальное или реальное – никогда долго не продолжается. По циклам политики – это около 3 месяцев, или пресловутые 100 дней, т.е. необходимый для политической определённости срок. Таким образом, все циклы политики, и действия игроков сошлись в точке от середины до конца марта. Здесь и нужно было ожидать основных событий.

Б. Обострение отношений элитных групп

Новая фаза борьбы началась 31 марта на съезде СДПК. Сама организация партийного форума, отбор делегатов и недопущение на съезд ненадёжных для лидера партии лиц, показали истинные цели его проведения. Но особенно показательной была речь Атамбаева, выдержанная в стиле обвинений и нападок на руководство страны, «отошедшее» от генеральной линии партии, т.е. её лидера. В итоге это привело только к обострению отношений двух элитных групп, в результате которого позиции команды Атамбаева были ослаблены.

Дело в том, что в условиях Кыргызстана президент просто обязан взять власть целиком, без сомнений, иначе его сомнут. В этом плане какой-то авторитетный и равный президенту советчик не нужен, и даже опасен. К тому же важно было учитывать, что объявленная парламентская республика остаётся до сих пор неким идеалом на горизонте политических событий. В действительности, какие бы полномочия не прописали премьер-министру, если на этот пост попадает человек без формального авторитета, опирающегося на традицию, он не сможет ими воспользоваться. Президент в этом случае всё равно будет оставаться главной фигурой, а его аппарат будет оставаться местом, где формируются стратегические решения, которые правительство призвано выполнять, и нести публично ответственность за их реализацию.

Президент Жээнбеков не остался в позиции подконтрольного экс-президенту, зависимого от его советов и непубличных решений. Уже в апреле произошла смена правительства: назначен новый премьер-министр, внесены изменения по персональному составу руководителей министерств и ведомств. Президент Жээнбеков приступил к реализации своей политики, как кадровой, так и в принятии стратегических установок, таких как борьба с масштабной коррупцией в среде правоохранителей, что прямо указывало на отсутствие результатов такой борьбы у предшественника.

Экс-президент Атамбаев совершил политическую ошибку: вступил в борьбу со своим однопартийцем, президентом КР, которого он продвигал на этот пост всеми доступными средствами. Вероятно, он надеялся на свой авторитет и возможность влиять на ситуацию.

Реальность оказалась иной. Не учтены были следующие факторы. Первый – партий в собственном смысле слова в Кыргызстане как не было, так и нет; нет реальных сплачивающих партийных программ, целей и т.д. Есть объединения людей для достижения своих, далёких от высокой политики, целей. Есть депутаты, которые дорожат своим местом, и намерение роспуска парламента для них является главной угрозой, против которой они готовы сплотиться под руководством любого лидера. Что и произошло: фракция СДПК в парламенте, в значительной своей части не поддержала своего партийного лидера, и голосовала за то, что быть с президентом Жээнбековым, т.е. с властью. Поэтому, если власть считает, что премьер-министр её не устаивает, то он должен уйти.

Таким образом, очень быстро, и в рамках законных процедур правительство Исакова было отправлено в отставку, а самому Исакову – «правой руке» Атамбаева, как он сам об этом говорил —  был выражен вотум недоверия. Двоевластие завершилось, президент Жээнбеков начал укрепление своей власти.

Смена правительства – это была, по сути, смена «атамбаевских» кадров. Из самых важных можно отметить следующие. Вслед за председателем ГКНБ и генеральным прокурором, в отставку ушёл премьер-министр и три вице-премьера, а также министр внутренних дел. В правительстве нового премьер-министра Мухаммедкалыя Абылгазиева сменились «силовики» и министр экономики. Однако многие министры и руководители важных ведомств – всего 10 человек — кто просто выполнял свою работу, остались на своих местах.

Изменения в парламенте привели к складыванию удобной для президента конфигурации фракций и коалиции большинства. Однако по сути, это конец так называемой «апрелевской» Конституции 2010 года и её посыла — движения к парламентскому правлению. Как оно возможно, если нет партий. Одновременно это победа Конституции в части обеспечения бесконечности «игры» политиков, постоянства борьбы за интересы местных групп и т.д. В этом плане «демократические процедуры» будут обеспечены.

Укрепление власти президента Жээнбекова произошло. И теперь только он отвечает за путь движения страны, и указание целей. И параллельно пошёл процесс формирования властной группы, которой президент может доверять в условиях усиливающейся борьбы за власть. Ведь много тех, кто ставит уже сейчас задачу победы в парламентских выборах 2020 года, и не за горами новые президентские выборы. Да и экс-президент, со своим окружением не отошёл в сторону. Появилось множество признаков того, что Атамбаев начал подготовку критической кампании против политики Жээнбекова.

Во-первых, резко усилилась пропаганда в подконтрольных экс-президенту СМИ против т.н. «семейной власти», которую, по мнению этих источников, стала олицетворять власть президента Жээнбекова. Во-вторых, по технике взятия и удержания власти в Кыргызстане прежний президент должен быть максимально отдалён от властных рычагов, или даже «удалён» из страны, и выжидание здесь играет на руку только оппозиции. Затягивание решения этого вопроса неминуемо ставит группу Жээнбекова перед необходимостью задержать и судить за коррупцию всю прежнюю властную группу. Это вело к противопоставлению региональных элит севера и юга страны.

К середине июня позиции сторон определились, и дальнейшие события на данной фазе были связаны только с последовательным задержанием одного за другим представителей команды экс-президента, в том числе экс-премьера правительства, экс-мэра г. Бишкек, экс-руководителя таможенной службы и других приближённых Атамбаева.

Таким образом, у экс-президента почти не осталось шансов на спокойное разрешение противоречий с новой властью: либо уезжать из страны по примеру первых двух президентов, либо пойти на жёсткое столкновение. Конечно, можно было попробовать начать перераспределение материальных ресурсов и финансовых средств в пользу новой властной группы, но это из серии маловероятного. При сложившемся ходе событий прежняя властная группа неизбежно попадает в число обвинённых в коррупции, на неё могут возложить ответственность за бедственное положение энергетики и транспорта, она будет отвечать за невероятно возросший внешний долг, и прежде всего, китайским финансовым структурам. Не менее тяжелы будут обвинения в провальной внешней политике, рассорившей Кыргызстан с соседями и союзниками. Всё указывало на переход в новую фазу борьбы уже в октябре, после завершения III Всемирных игр кочевников.

В. Перспектива политического столкновения

В октябре-ноябре продолжилась смена персоналий наверху пирамиды власти. Произошли скандальные отставки министра труда и социального развития, а также её заместителя. Не менее громкой стала отставка министра иностранных дел, и повод к этому — скандальная отставка посла Кыргызстана в Южной Корее с дальнейшим обращением его за предоставлением политического убежища. Более того, экс-посол заявил, что вернётся в Кыргызстан только после прекращения «семейно-кланового правления Жээнбековых». В это же время произошло задержание бывшего руководителя Аппарата президента Атамбаева, бывшего его помощника и водителя Икрама Илмиянова. Лишились своих постов и некоторые другие руководители, ранее работавшие на ключевых должностях.

В своём декабрьском интервью экс-президент прямо обвинил президента Жээнбекова в предательстве. Сделан шаг к прямому столкновению. Либо президент Жээнбеков и команда ответят на личное обвинение, и вступят в традиционную внутри элитную схватку. Тогда снова СМИ страны запестрят компроматом на политиков и очередным поиском «чистых», «патриотичных» и т.п. кадров для власти.  Либо будет выбран другой путь – не ввязываться в перепалку, демонстрирующую личное неприятие. Продолжить, и не затягивать, дела по коррупции в высших эшелонах власти. И – главное – реализовать все правовые шаги, требуемые законом, открыто представить общественности в судах все аргументы совершения противоправных действий высшими должностными лицами. Что заслужил по закону, то и должен получить коррупционер, кем бы он до того ни был. Есть все признаки выбора властной группой именно этого пути.

Ситуация, сложившаяся на конец 2018 года, не может оставаться не определённой. И чтобы перейти к реализации программ развития страны надо разрешить, наконец, затянувшийся внутриполитический кризис в отношениях двух элитных групп. Это и будет содержанием следующей фазы.

Сергей Масаулов

Заглавное фото: Радио Свободы

Источник

В рубрике: Общество Метки: ,

Похожие записи:

Меры доверия в Азии – формат, становящийся все более востребованным Меры доверия в Азии – формат, становящийся все более востребованным
Индия сделала ставку на сближение с Казахстаном и Узбекистаном Индия сделала ставку на сближение с Казахстаном и Узбекистаном
Казахстан: предсказуемые выборы с не совсем предсказуемым результатом Казахстан: предсказуемые выборы с не совсем предсказуемым результатом
Сотрудничество с Китаем – перспективы или ловушка для Киргизии? Сотрудничество с Китаем – перспективы или ловушка для Киргизии?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.