Выход Польши из Евросоюза: реальная угроза или шантаж?

Не секрет, что далеко не все страны, входящие в Евросоюз, полностью разделяют декларируемые им ценности. Последнее время антиевропейские настроения особенно широко эксплуатируются властями Польши, а участники марша в честь столетия независимости страны под лозунги «Долой Европейский союз!» даже сожгли флаг ЕС. Брюссель не устраивают многие решения польского правительства, и на днях председатель Европейского совета Дональд Туск заявил о том, что Польша может покинуть состав ЕС. Однако, в отличие от Великобритании, удержать которую Евросоюз стремился практически любой ценой, в случае Варшавы ситуация может быть иной.

Польша и Брюссель: подоплека конфликта

Польша в ЕС стремится играть роль лидера Восточной Европы, активно сотрудничает с партнерами по Вышеградской группе (Чехией, Словакией и Венгрией), которые часто опираются на поддержку друг друга по многим спорным вопросам политики Брюсселя, в частности, по вопросу миграционных квот. Помимо этого, между Польшей и Брюсселем, а также другими странами ЕС периодически вспыхивали конфликтные ситуации, которые уже можно назвать в некотором роде традиционными. С 2015 г. этот конфликт-противостояние развивается планомерно и постоянно. Начало ему положили два польских закона. Один из них ограничил полномочия Конституционного суда (ряд его полномочий перешел к польскому президенту и министру юстиции; президент утверждает председателя суда; был увеличен состав суда за счет ставленников президента, а решение суда считается принятым, если получает не простое большинство, а две трети голосов). Второй закон ограничил деятельность СМИ. При этом в Польше преференции получили медийные группы, отстаивающие идеи католичества и настроенные анти-интеграционно. Несогласие Конституционного суда Польши с реформами даже не было опубликовано и не вступило в силу. Европейские эксперты обвинили польское правительство том, что оно взяло курс на установление авторитарного режима. Эти обвинения Польша слышала неоднократно. Например, в свое время Мартин Шульц неожиданно обвинил Польшу в «путинизации Европы», хотя она всегда стояла на русофобских позициях. Когда Польша совместно с Венгрией блокировала решения Еврокомиссии о квотах на беженцев, Эммануэль Макрон обвинил польское правительство в евроскептицизме, заявив, что Польша находится в конфликте с демократическими ценностями. Европарламент также обвинил польское правительство в несоблюдении принципов правового государства.

В целом Польшу называют «нестабильным демократическим государством», но именно конфликт вокруг ценностей опасен, так как ЕС не выработал механизмов для его решения.

Сама Польша периодически обвиняет Германию с Францией в доминировании в ЕС.

«Полэкзит» как признак евроинтеграционного кризиса

При этом всегда было очевидно, что угроза выхода из ЕС Польши – страны, которая в наибольшей степени выиграла от евродотаций – не стоит на повестке дня, тем более важно обратить внимание на заявление Дональда Туска о возможном полэкзите сейчас.

Этот конфликт уже показывает линию раскола внутри интеграционной группы по многим вопросам внутренней и внешней стратегии ЕС. Так, по вопросу военных операций США страны-новички ЕС, включая Польшу, поддерживают их всецело, в то время как другие государства занимают разные позиции в зависимости от ситуации. Кроме того, бросая вызов Брюсселю, Польша автоматически подчеркивает преимущественное партнерство с США и НАТО, а членство в НАТО рассматривается ею как гарантия безопасности и сохранения своих позиций уже в рамках ЕС. Поэтому нынешнее заявление Туска – это признак растущего евроскептицизма и стратегическая ставка на военное сотрудничество с США.

Можно даже сказать, что Польша умело и эффективно использовала ресурсы других организаций – ЕС и НАТО – для того, чтобы решить собственные задачи, после выполнения которых ее стала тяготить опека и требования со стороны Брюсселя.

При этом возмущение позицией Польши со стороны других членов ЕС вызывает тот факт, что страны-новички, и среди них Польша, получают повышенные субсидии и гранты из структурных фондов ЕС (объем инвестиций из структурных фондов Польше за период с 2014-2020 гг. составит почти €90 млрд, притом, что это скорректированная цифра, так как ранее Польше планировалось выделить почти €100 млрд), но при этом часто становятся в оппозицию политическим решениям ЕС и не стесняются предъявлять Брюсселю различные обвинения в нарушении норм демократии. Помимо этого, Польша действительно стремится не допустить утверждения интеграционной стратегии двух скоростей и серьезно опасается уменьшения субсидий из структурных фондов ЕС.

В целом потеря ЕС прежней привлекательности, сокращение финансовых субсидий из коммунитарного бюджета, проекты развития интеграции, основанные на идее «интеграции на разной скорости» и соответствии «нормам демократии», способствуют росту польского евроскептицизма. В этом контексте очень показательна позиция Туска, который ранее в спорах с Ярославом Качиньским поддерживал ориентацию Польши на ЕС, будучи главой Евросовета, а теперь полагает полэкзит реальным. Это свидетельствует о том, что нарастание евроскептицизма стало ощутимым фактором внешней и внутренней политики Польши.

Слова Туска некоторым образом подкреплены заявлениями партнера Польши по Вышеградской группе – Венгрией – в лице Виктора Орбана, заявляющего о необходимости вернуть национальным государствам самостоятельную внешнюю политику и отказаться от чрезмерных требований Брюсселя.

Общественность Польши: за или против ЕС?

Несмотря на то, что мы по-прежнему не видим веских оснований для полэкзита, а заявления различных деятелей Польши, скорее, воспринимаются как орудие шантажа в перепалках с Брюсселем и в спорах за власть внутри самой Польши, все-таки стоит признать, что даже в год вступления в ЕС (2004 г.) польское общество вовсе не было единодушно настроено в отношении своих перспектив в единой Европе, как раз полагая, что может потерять суверенитет и традиции, право самостоятельно принимать решения. Так, в 2004 г. 47% респондентов заявили, что их тревожит будущее Польши в ЕС. Через десять лет после этого, в 2014 г. 72% опрошенных посчитали, что вступление в ЕС было правильным решением, хотя к этому времени серьезно уменьшилось число сторонников углубленной интеграции.

Очевидной стала зависимость голосования в поддержку членства в ЕС граждан Польши от объема инвестиций и успехов единого рынка. Как только они давали какие-то сбои, еврооптимизм населения Польши сокращался. Так что с самого начала евроинтеграционной истории польские граждане никогда и не думали о так называемых европейских ценностях как о базовом принципе единения с другими народами ЕС.

Число еврооптимистов приблизительно сохранилось и в апреле 2017 г., когда против выхода из ЕС высказались 76% респондентов, в то время как «за» выступили около 21%. Но уже в начале 2018 г. пришли данные о том, что число сторонников выхода Польши из ЕС увеличилось. Теперь почти треть граждан Польши считает этот вариант верным (около 30%), «против» высказались только около 48%, а еще около 23% респондентов не смогли определиться с ответом. Кроме того, как только Брюссель угрожает в отношении Польши санкциями, процент противников ЕС вырастает. Конфликты с Брюсселем вызывают всплеск антиинтеграционных настроений. Очевидно, что эти данные также отражают нарастание конфликтного потенциала как в ЕС, так и в отдельных государствах-членах ЕС. В Соединенном Королевстве эта проблема просто вышла наружу гораздо раньше, чем в остальных странах ЕС.

Выводы

Очевидно, что в такой ситуации можно говорить только о двух возможных сценариях развития ситуации, учитывая, что требования ЕС о необходимости сократить штат судей и снизить пенсионный возраст для судей Верховного суда до 65 лет, вряд ли буду выполнены.

Первый сценарий предполагает, что Брюссель так или иначе смирится с польским бунтарским духом и будет настроен на примирение, благодаря чему польская сторона пойдет на заключение компромисса.

Второй сценарий предполагает, что Польша будет наращивать свое противление решениям Брюсселя, подчеркивать свою значимость регионального лидера и стремиться к большему объему ресурсов для влияния на ЕС. Сделать это она может только на волне русофобии и более плотного контакта с США по линии НАТО и двусторонних отношений с США.

В существующих условиях и при нынешней власти в Польше, скорее, реализуется второй сценарий. Однако он означает еще одну линию напряжения в Европе в целом.

Наталья Еремина

Заглавное фото: IBTimes UK

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , , ,

Похожие записи:

Станет ли Приднестровье очередным очагом нестабильности у границ России? Станет ли Приднестровье очередным очагом нестабильности у границ России?
«Третий лишний». Польша спутала карты в визовых переговорах Беларуси и ЕС «Третий лишний». Польша спутала карты в визовых переговорах Беларуси и ЕС
Вмешательство Конгресса США в российско-германский энергетический проект Вмешательство Конгресса США в российско-германский энергетический проект
Румынский фланг НАТО и Чёрное море Румынский фланг НАТО и Чёрное море

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.