Проблемы Басры как разменная монета в борьбе за влияние США и Ирана

Ситуация в провинции остаётся крайне напряжённой

Миновало полгода с момента проведения парламентских выборов в Ираке, по итогам которых предполагалось обновить состав высших органов государственной власти в стране, но эпопея продолжается. К концу октября в стране сменились президент, премьер-министр, спикер парламента, однако с формированием Кабинета министров возникли серьёзные проблемы.

Особенностью назначения высших чиновников в Ираке является то, что самое активное участие в этом принимают не только иракские политические группировки, но и внешние силы, прежде всего США и Иран, постоянно перетягивающие канат в борьбе за влияние. Неслучайно 9 ноября депутат Зияд аль-Джанаби, глава парламентской фракции партии «Гражданское общество за реформы», прямо обвинил Бретта Макгерка (спецпредставитель президента США) во вмешательстве в политическую жизнь Ирака, в том числе в переговоры по формированию правительства.

Вашингтон изначально делал ставку на сохранение у руля прежнего премьера аль-Абади, однако на майских выборах первые места заняли альянсы Муктады ас-Садра и Хади аль-Амери, которых трудно заподозрить в симпатиях к американцам. Кроме того, влиятельный лидер иракских шиитов Великий аятолла Али ас-Систани прямо заявил, что не видит на посту главы правительства никого из тех, кто занимал его ранее. Далее последовали действия, которые имели целью не допустить переизбрания аль-Абади на новый срок. Были преданы забвению прежние успехи в борьбе с ИГ и возвращению спорных территорий (Киркук и ряд других) под юрисдикцию федерального правительства, и аль-Абади лишился своих главных козырей. Одновременно ему поставили в вину и возложили ответственность за массу накопившихся за два десятилетия проблем.

Одним из мощных рычагов стали массовые антиправительственные акции в провинции Басра. Беспорядки там начались в июле и продолжаются до сих пор. По степени интенсивности, объектам атак и выдвигаемым требованиям можно понять, какие цели и задачи ставились перед «мирными протестантами» на каждом этапе. Особо следует подчеркнуть активное применение отвлекающих действий, призванных замаскировать истинные намерения организаторов. Так, нападениям подверглись представительства шиитских военно-политических группировок, включая «народное ополчение». Толпа атаковала и сожгла здание генконсульства Ирана в Басре, а территория генконсульства США, расположенная на бывшей военной базе в районе международного аэропорта, была обстреляна реактивными снарядами. Иранцы, однако, всего через три дня после нападения торжественно возобновили работу своего диппредставительства в новом здании – для такой медлительной бюрократической машины, какой является МИД любой страны, это, безусловно, рекордный срок.

Что касается американцев, то после третьего ракетного обстрела они закрыли своё консульство в Басре и эвакуировали весь персонал – несколько сотен дипломатов и технических сотрудников Госдепа. Любопытный нюанс: в консульстве не занимались консульскими вопросами и туда не могли попасть граждане Ирака. Причина очевидна: технические средства радиоэлектронной разведки нуждаются в большом количестве персонала и непрерывном отслеживании обстановки, тем более что до границы с Ираном менее двух десятков километров. Закрытие консульства стало потерей для США, но не критичной – даже после серии сокращений американское посольство в Багдаде остается крупнейшим в мире. Американцы сосредоточились на формировании нового состава правительства Ирака.

Парадоксальный факт: новый премьер-министр Адель Абдель Махди является выдвиженцем проиранских сил, но по сути это прозападный деятель. 24 октября он принял присягу и представил в парламент 14 кандидатур новых министров. Восемь из них являются креатурами Запада – они долгое время жили в Великобритании и США, получили там образование, а в начальный период оккупации занимали посты в марионеточном «переходном правительстве». Учитывая, что Пол Бремер тогда тщательно согласовывал с ЦРУ и другими спецслужбами каждого «министра» на предмет лояльности, можно утверждать, что усилия по подготовке «кадрового резерва» не прошли даром.

Вместе с тем победа эта пиррова. Навязанная «ливанская система» в очередной раз доказала, что формирование органов власти по этнорелигиозному признаку и квотам работает с большими пробуксовками. Согласно первоначальным договорённостям, из 23 министерств главами 13 должны были стать шииты, 5 – сунниты, 3 – курды и двух – представители нацменьшинств. Курды уже получили три портфеля, причем выторговали должность вице-премьера и министра финансов в одном лице – им стал бывший кандидат на пост президента страны Фуад Хусейн. Однако в Эрбиле остались недовольны – там полагают, что курдская доля в правительстве должна составлять по меньшей мере четыре министра. Любопытна позиция ООН: там приветствовали «частичное формирование нового кабинета» и даже поздравили иракский народ «с достижением этого важного шага в его демократических преобразованиях», посетовав лишь на отсутствие женщин в правительстве: «Игнорируя их потенциал, Ирак упускает важные возможности», сказано в специальном заявлении миссии ООН.

Утверждение претендентов на оставшиеся портфели (всего в правительстве Ирака 23 министерских поста) было запланировано на 6 ноября, но до сих пор не состоялось – согласовать кандидатуры не удаётся. Среди должностей, остающихся вакантными, две ключевых – министров обороны и внутренних дел. Премьер А. Абдель Махди был вынужден временно взять на себя исполнение их обязанностей. По сообщениям иракских СМИ, Иран оказывает давление на нового иракского премьер-министра с тем, чтобы предоставить одну или две министерские должности представителям Басры, «чтобы успокоить жителей».

1 ноября лидеры племён этой провинции заявили о намерении провести референдум о независимости, если её представители не получат хотя бы один министерский портфель. Спустя неделю в Басре прошла демонстрация, участники которой потребовали предоставления статуса автономии, а затем на некоторое время заблокировали дорогу на Харту – основную трассу, ведущую к главным нефтяным месторождениям провинции (Румейла и Курна). Идею создания автономного региона на Юге по образцу Курдистана неожиданно поддержала коалиция «Государство закона», которой руководят бывшие премьеры Нури аль-Малики и Хейдар аль-Абади – то есть те, кто непосредственно несёт ответственность за сложившуюся ситуацию. Представитель блока Халаф Абдель Самад (бывший губернатор Басры) заявил, что «коалиция поддерживает законные требования Басры, которые не противоречат конституции страны». Вспоминается Макиавелли: «Если не можешь победить толпу – возглавь её».

«Южную карту» активно используют и другие стороны. Так, 5 ноября США ввели новый пакет санкций в отношении Ирана, потребовали от Ирака прекратить закупки иранского природного газа и остановить экспорт нефти в Исламскую Республику, однако дали отсрочку на 45 дней «из-за условий на юге Ирака, в Басре». По заявлению посольства США, за это время власти должны предпринять шаги для обеспечения энергетической независимости, в первую очередь южных провинций. Забота Госдепа об удовлетворении жизненных нужд иракцев выглядит особенно издевательски с учётом обозначенного срока – всем очевидно, что за полтора месяца решить проблемы, копившиеся два десятилетия и возникшие в результате оккупации страны, абсолютно нереально.

Нервозная реакция Вашингтона объяснима. Накануне иракское правительство приняло решение выделить в 2019 году 197 млрд. динаров на финансирование проиранского «Народного ополчения», главным оплотом которого является юг страны, провинция Басра в первую очередь. Абсолютное большинство населения там составляют шииты, в том числе радикально настроенные, а влияние Ирана там трудно переоценить. Стратегически важная часть Ирака почти полностью зависит от поставок из Исламской Республики важнейших товаров, от электроэнергии и ГСМ до предметов первой необходимости, включая многие продукты питания. Кстати, если до 2003 г. Ирак являлся крупнейшим в мире экспортёром фиников, то после «освобождения» были уничтожены свыше 20 млн финиковых пальм (по мнению оккупационных властей, они могли служить укрытием для террористов), и сегодня финики в Ирак завозят из Ирана.

Ситуация в провинции Басра продолжает оставаться крайне напряжённой. По данным директора офиса Верховного комиссара ООН по правам человека в Басре Махди ат-Тамими, число отравившихся питьевой водой выросло до 118 тыс. человек, более 90 из них погибли. Жители по-прежнему страдают от отсутствия необходимых государственных услуг, отсутствия рабочих мест и коррупции, нарастает мусорный кризис.

Одним из своих последних указов на посту премьера Хейдар аль-Абади сменил руководство силовых структур Басры. Это произошло по требованию депутатов совета провинции, которые обвинили командующего Оперативным командованием «Басра» в отдаче приказа на открытие огня и чрезмерном применении силы при разгоне протестующих, хотя те занялись погромами. Прежний командующий получил должность начальника университета Национальной обороны и стратегических исследований в Багдаде, его сменил генерал-лейтенант Касем аль-Малики, также получивший повышение, – до этого он более 7 лет командовал 9-й бронетанковой дивизией. Иностранные нефтяные компании-операторы также почувствовали себя спокойнее, ибо их безопасность в районах добычи теперь обеспечивают усиленные армейские подразделения с бронетехникой, включая БМП. И лишь простые граждане провинции не получили ничего.

Антон Веселов

Заглавное фото: AFP

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , ,

Похожие записи:

Станет ли Приднестровье очередным очагом нестабильности у границ России? Станет ли Приднестровье очередным очагом нестабильности у границ России?
Вмешательство Конгресса США в российско-германский энергетический проект Вмешательство Конгресса США в российско-германский энергетический проект
Румынский фланг НАТО и Чёрное море Румынский фланг НАТО и Чёрное море
Реформирование ВТО — процесс долгий и сложный Реформирование ВТО — процесс долгий и сложный

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.