Коллапс или рестарт: концептуальные аспекты российско-армянского стратегического союза

РАСС и закавказские коалиции

Парадоксальный факт: российско-армянский стратегический союз (далее — РАСС) недостаточно обеспечен концептуальными разработками, отвечающими насущным потребностям времени. А ведь РАСС действует в условиях настоящей информационной войны: целенаправленная, каждодневная кампания по его дискредитации ведется годами. Добиться расторжения и краха РАСС пытаются крупные международные силы — США, НАТО, ЕС, а также Турция и Азербайджан. Если последняя пара стремится достичь этой цели, влияя на официальную Москву, то коллективный Запад то же самое делает путем влияния на официальный Ереван и армянское общественное мнение.

Какова же в реальности ценность РАСС для ее сторон? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо представить схему существующих в Закавказье военно-политических коалиций. Из трех международно-признанных государств региона — Армении, Грузии и Азербайджана только первая имеет в лице России союзника, предоставляющего твердые и недвусмысленные военные гарантии безопасности, закрепленные в обновленном Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Российской Федерацией и Республикой Армения от 29 августа 1997 г., а также в Договоре о коллективной безопасности от 15 мая 1992 г. (ст. 4, с изменениями от 10 декабря 2010 г.). Армения является учредительным членом Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), функционирующем под патронажем России. ОДКБ всего лишь дублирует российские гарантии безопасности, данные Армении указанным армяно-российским Договором от 1997 г., так как рассчитывать на получение военной помощи от других членов этой организации не приходится. Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан находятся в других геополитических зонах и не имеют возможности переброски своих войск в Армению, не говоря уже об их геополитических преференциях. Поэтому РАСС является, фактически, обособленным двусторонним межгосударственным военно-политическим союзом, со своей отдельной повесткой дня. Цементирующим элементом РАСС является присутствие в Армении 102-й военной базы России, единственной в Закавказье (если не считать российские войска, дислоцирующиеся в Абхазии и Южной Осетии, территория которых как с военной, так и с международно-политической точки зрения инкорпорирована в подконтрольное России геостратегическое пространство).

Грузия открыто стремится в НАТО, но пока вынуждена довольствоваться предоставляемыми ей Брюсселем крупными проектами военного и военно-технического сотрудничества.

Азербайджан формально не состоит ни в одной из этих противостоящих военных блоков, но имеет продвинутый и устойчивый стратегический союз с Турцией. Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи между Азербайджаном и Турцией от 16 августа 2010 г. предусматривает, между прочим, оказание «взаимной помощи с использованием всех возможностей», «если одна из сторон подвергнется вооруженной атаке или агрессии со стороны третьего государства, или группы государств» (ст. 2), а также тесное сотрудничество в оборонной политике, в военно-технической сфере и в области безопасности.  Хотя 2-ая статья Договора юридически не обязывает Турцию объявлять войну потенциальному противнику Азербайджана, она вполне допускает прямое военное вмешательство Турции в возможный конфликт между Азербайджаном и Арменией или между Азербайджаном и Ираном. Регулярно проводятся совместные азербайджано-турецкие военные учения с участием подразделений сухопутных войск и военно-воздушных сил. Начиная с 2008 г. ежегодно собираются заседания Азербайджано-турецкого военного диалога на высшем уровне, на которых принимаются решения по дальнейшему углублению сотрудничества этих стран в военной, военно-технической, военно-медицинской, военно-образовательной, военно-промышленной и других сферах.

Армения защищена российским ядерным щитом от возможной агрессии любой крупной державы. В данном случае в роли потенциального агрессора выступает член НАТО — Турция, исторически ведущая против Армении крайне враждебную политику, в постсоветский период вылившуюся, в частности, в экономические санкции и полную транспортную блокаду, отрицание Геноцида армян, отказ от установления дипотношений, антиармянскую пропаганду на международной арене, всестороннюю поддержку реваншистско-милитаристскому курсу Азербайджана в Карабахском конфликте. Сама Турция находится под ядерным зонтиком США и НАТО. Грузия и Азербайджан лишены ядерного щита.

Другими словами, в гипотетическом случае вторжения турецких войск в Армению Россия неминуемо объявит ей войну, ибо потерять Армению для нее будет слишком неприемлемо во всех отношениях. Между тем, в аналогично гипотетическом случае вторжения российских войск в Азербайджан или Грузию, объявлять войну России никто не будет хотя бы из-за ядерного статуса последней.

На первый взгляд может показаться, что из трех закавказских республик Армения, благодаря РАСС, имеет самый высокий уровень военной безопасности. Но это верно лишь отчасти, поскольку прямое вмешательство России в возможную полномасштабную армяно-азербайджанскую войну на стороне Армении нереально, во всяком случае, на карабахском фронте. Дело в том, что Азербайджан также является членом Содружества Независимых Государств (СНГ), и, следовательно, такое вмешательство окончательно скомпрометирует эту имеющую для России важное значение международную организацию. Кроме того, закавказская политика России в среднесрочном планировании предусматривает интенсивное развитие экономических, политических и военно-технических взаимоотношений с Азербайджаном. Москва желает удержать Азербайджан от грузинского пути и в перспективе интегрировать его в российские региональные мегапроекты типа ЕАЭС и Таможенного союза. Следует, однако, заметить, что такой оптимистический сценарий маловероятен, поскольку, во-первых, под лозунгом «один народ, два государства» в полную силу функционирует азербайджано-турецкий стратегический альянс, который, фактически, заменяет собой натовский «режим ожидания» (это наиболее удобное промежуточное решение и для европейских стран НАТО, учитывающих полное отсутствие демократии в алиевской коррупционно-диктаторской системе власти); во-вторых, углеводородная экономика Азербайджана глубоко вписана в западные — по умолчанию, антироссийские — трансрегиональные транспортно-энергетические проекты и вытащить ее оттуда не представляется реальным. Азербайджан уже сейчас регулярно участвует в учениях НАТО, тогда как российско-азербайджанское военное сотрудничество ограничивается военно-техническим составляющим.

В Москве, конечно, очень хотели бы видеть в своей безраздельной зоне влияния все Закавказье. Возможно, кому-то в российском истеблишменте кажется, что на данном этапе вернуть Азербайджан в российскую геополитическую орбиту можно за счет армянских интересов, а именно, за счет территориальных уступок Азербайджану в Карабахе (Арцах). Однако, такое решение, кардинально усилив позиции Азербайджана в Закавказье, сделает бакинских правителей более самонадеянными и резко ускорит их дальнейший протурецкий и прозападный дрейф.

В любом случае, Армения не вправе рассчитывать на полноценную российскую военную помощь России в случае возможной войны с Азербайджаном. Армянская армия должна всегда быть в состоянии самостоятельно выстоять и победить в войне с Азербайджаном. Именно такой расклад сил, в принципе, выгоден и России. Ведь тогда у Азербайджана не возникнет искушения начать войну против Армении — члена ОДКБ, поставив Москву в крайне неловкое положение как в международном, так и в союзническом измерениях. В то же время ни у Еревана, ни у Баку не будет прямых поводов для недовольства политикой России в регионе.

Любому военному специалисту понятно, что без Нагорного Карабаха и сопредельных районов, ныне котролируемых армянскими вооруженными силами, военно-стратегическая живучесть Республики Армения, при ее крайне узкой глубине обороны, окажется под огромным вопросом. Не способная противостоять Азербайджану, Армения не будет представлять большой ценности для России в качестве стратегического союзника. Военное ослабление Армении чревато спадом заинтересованности России (как и Ирана и других потенциальных союзников) в поддержке безопасности Армении. И наоборот: насколько сильной в военном отношении будет Армения, настолько же Россия и другие дружественные государства будут готовы поддерживать ее. В обозримом будущем международным критерием стратегической ценности Армении будет ее способность в одиночку противостоять Азербайджану. Следовательно, в своих военных планах относительно aзербайджанского фронта Армения должна исходить из сценария войны «один на один» (Армения-Азербайджан). Сказанное, естественно, не означает, что Армения не должна сделать все от нее зависящее, чтобы получить от России военную помощь в наибольших возможных масштабах.

Ценность РАСС

РАСС сверхценен для Армении уже тем, что Россия обеспечивает неприкосновенность армянских границ со стороны Турции, предоставляя Армянской армии возможность высвободить и сконцентрировать все имеющиеся силы и средства на азербайджанском фронте. Более того, 102-я российская база в Гюмри, с большой вероятностью, будет задействована также в случае азербайджанских попыток прорвать фронт и углубиться на территорию собственно Республики Армения с направления ее международно-признанных северо-восточных и юго-западных (нахичеванских) границ. По идее, российские ПВО и ПРО в Армении должны будут участвовать также в отражении ракетных и авиационных атак на крупные города и стратегические объекты, в первую очередь, Ереван, Гюмри и Армянскую АЭС. На основном же — карабахском фронте армянам все равно придется сражаться в одиночку. Немаловажно и то, что Армения, благодаря РАСС, закупает вооружения у России по ее внутренним ценам. Из сказанного явствует, что Россия является абсолютным стратегическим союзником Армении на турецком фронте, но лишь частичным — на азербайджанском фронте. Армении остается лишь суметь сполна воспользоваться данными благоприятными обстоятельствами.

Боеспособная и превосходно мотивированная Армянская армия контролирует труднодоступную горную территорию в 41 тыс. кв. км, что равно территории Швейцарии. Ценность Армении (включая Арцах-Нагорный Карабах) для России заключается в том, что в качестве военно-политического и цивилизационного союзника она объективно играет роль незаменимого стратегического буфера против как исламских фундаменталистов, так и дальнейшего расширения НАТО. В том же, что при первой возможности Закавказский геостратегический субрегион будет поглощен НАТО, сомневаться не приходиться. На это недвусмысленно указывает, в частности, интенсивная натоизация Грузии, в том числе проведение на ее территории все более масштабных совместных военных учений стран-членов и партнеров Североатлантического альянса, с обязательным привлечением крупных азербайджанских подразделений, а также упорными попытками вовлечь в них и подразделения Армянской армии. Если удастся разорвать союзнические отношения Армении с Россией, то Закавказье в одночасье окажется под колпаком НАТО, а Россия получит у своих южных границ еще один регион наподобие Прибалтики, где немедленно появятся натовские (в первую очередь, турецкие) военные базы. На ближневосточном стратегическом направлении Россия будет отброшена аж на два столетия назад.

Для России потеря Армении будет геополитическим фиаско, сравнимым с потерей Украины, поскольку от нее — возможно, навсегда — будет оторвана не только Армения, но и все Закавказье. Северный Кавказ встанет перед резко возросшими военными и террористическими угрозами. Отрыв российских баз в Сирии станет более ощутимым без ближайшей к ней 102-й российской базы в Армении и размещенных там авиационных и противовоздушных сил, в том числе ЗРК С-400 «Триумф», контролирующих небо непосредственно к северо-востоку от сирийских границ.

Таким образом, РАСС является главным фактором сдерживания НАТО на южных рубежах России. При функционирующем российско-армянском военно-политическом союзе ни Грузию, ни Азербайджан никто в НАТО не примет, опасаясь мозаичности региональных коалиций и большой вероятности столкновения с Россией и Ираном.

Для России стратегическое значение Армении велико, так как, в отличие от США, в этом регионе других союзников у Москвы нет. Этот факт в Кремле явно умаляют, не признавая, что в современных условиях несравненно более выгодно помочь Армении стать сильным союзником, нежели оставаться слабым государством-клиентом. (Кстати, ту же ошибку ровно 1000 лет назад совершила Византийская империя, которая, вначале ослабив и поглотив успешное буферное Армянское царство, очень скоро не только была вынуждена сдать ее тюркам-сельджукам, но и навсегда потеряла в регионе свое былое влияние и военную мощь.)

Для Армении же потеря России как стратегического союзника будет означать угрозу экзистенционального характера, так как ни одна другая великая держава или военный блок не заинтересована в предоставлении Армении твердых военных гарантий против Турции и Азербайджана. США устами своего посла в Армении еще раз ясно высказалась о ее видении урегулирования Карабахской проблемы по принципу «мир в обмен на территории». Такая формула в переводе на стратегический язык означает «временный мир в обмен на снижение гарантий безопасности армянской стороны», что, по понятным причинам, является односторонним и неприемлемым решением. Уход России из Закавказья будет означать резкое усиление позиций Турции. Без стратегического союзника, нейтрализующего стоящую на границе с Арменией 3-ю турецкую полевую армию, оказать какое-либо эффективное сопротивление Азербайджану Армения будет не в состоянии. Стоит напомнить, что на операционном направлении Гюмри — Ереван турки могут быстро развернуть наступательную группировку численностью до 100 тыс. человек, 600-700 танков, 1200-1300 орудий, миномётов и РСЗО, а также военную авиацию. В угоду своему ключевому натовскому союзнику — Турции, а также нефтеносному Азербайджану, Запад быстро сдаст Карабах, тем самым поставив под угрозу само существование Республики Армения.

Кризис доверия между сторонами РАСС

Между тем, в последнее время российско-армянский военно-политический союз, несмотря на свою очевидную обоюдовыгодность, переживает серьезный кризис доверия, как в Ереване, так и в Москве. Такая ситуация вызвана, в первую очередь, несогласованными и недальновидными действиями правительств обеих сторон.

Начиная с 2009 г. Россия продала Азербайджану — своему конъюнктурному региональному партнеру — огромное количество вооружений, включая новейшие танки, бронетранспортеры, реактивные системы залпового огня, самоходные артиллерийские установки, ЗРК С-300 ПМУ2 «Фаворит» (у Армении на вооружении стоят более старые С-300 ПТ/ПС). В результате военный баланс между Арменией и Азербайджаном был нарушен в пользу последнего, причем как в количественном, так и в качественном отношениях. Если кто-то в Москве считал, что тем самым Армения будет вынуждена принять самоубийственные решения о возврате каких-либо территорий Азербайджану, то время показало, что на это не пойдет ни одно армянское правительство. Вместо этого в Армении, не без помощи западных и спонсируемых Западом СМИ и НПО, был зафиксирован рост антироссийских настроений, которые до этого практически отсутствовали. Армянская общественность не восприняла увещевания и объяснения прокремлевских экспертов относительно безобидности и даже полезности (!) продажи огромных партий вооружения Азербайджану. Недовольство российскими поставками оружия Азербайджану еще более усилилось, когда на карабахском фронте в апреле 2016 года Азербайджан применил российское (впрочем, как и израильское, украинское и турецкое) вооружение против армянских войск.

Что же касается армянских правительств, то в последние годы они вконец заигрались со своей бесперспективной «политикой комплементарности», подразумевающей чуть ли не равнозначные отношения с Россией и Западом, при которых от России ожидается гарантирование безопасности Армении, а от Запада — ее экономическое развитие. Эти попытки усидеть на двух противостоящих геостратегических стульях — запредельно сложная игра для страны с такими ограниченными возможностями маневра, как Армения. Если в 2000-ые годы эта концепция могла быть более или менее приемлемой для России и коллективного Запада, то сейчас — в период резкого и, судя по всему, долговременного ухудшения отношений между этими международными акторами, она может привести к плачевным результатам, когда не будет обеспечена ни безопасность Армении, ни ее развитие. Армении давно пора ориентироваться более ясно и четко: ее жизненные интересы безопасности и развития отчетливо требуют укрепления стратегического союза именно с Россией, а не с Западом. Вместо этого в последние годы армянские власти вовсю педалировали военно-политическое сотрудничество с НАТО, принимая участие во всевозможных программах, мероприятиях, миротворческих миссиях, а уже в нынешнюю эпоху правительства Н. Пашиняна — в июльском саммите и даже августовских учениях Североатлантического альянса в Грузии «Достойный партнер – 2018». Такая «натовская» активность Армении является не только серьезным поводом для возникновения недоверия и ненужных напряжений в отношениях с Россией, но и, по большому счету, напрасной тратой усилий. Пока Турция является членом НАТО, интересы Армении будут всегда цинично предаваться со стороны этой организации.

Недавно правительство Н. Пашиняна предприняло ряд необдуманных действий, которые серьезно осложнили и без того непростые союзнические отношения между РА и РФ. В частности, большой политической ошибкой явились с международно-правовой точки зрения неправомерные действия Специальной следственной службы Армении против Генсека ОДКБ Ю. Хачатурова.

Выводы

Выводы, которые в Москве и Ереване должны быть незамедлительно сделаны из, в целом, неблагоприятной нынешней ситуации в двусторонних отношениях, можно свести к следующим пунктам.

  1. РАСС подвержен постоянной мощной информационной атаке со стороны его влиятельных международных недругов. Каждая ошибка или упущение армянских и российских официальных субъектов используется и раздувается до абсурда. Более того, за их временным неимением почти каждодневно вбрасываются информационные утки и негативистские разгромные «аналитические» записки, на основании которых делаются далеко идущие заключения относительно вредоносности РАСС. Было бы естественно, если бы армянская и российская стороны создали какой-то совместный механизм противодействия дискредитирующим РАСС фейковым нарративам.
  2. Ситуация с вооружением Армянской армии должна скорейшим образом быть приведена в согласие с ее реальным статусом стратегического союзника России. США тоже продают оружие своим арабским союзникам, в частности, Египту и Иордании, но они никогда не нарушают баланс сил в пользу последних и в ущерб Израилю. Армения должна всегда быть вооружена если не больше, то лучше Азербайджана. Также целесообразно оказать содействие Армении в создании и развитии собственного военно-промышленного комплекса, связанного с российским ВПК. Кроме взаимовыгодных экономических и военно-технических дивидендов, армянский ВПК уменьшит прямую военную помощь России, значительно облегчив ее миссию в предоставлении Армении гарантий безопасности.
  3. Следует не только расширять и укреплять ныне действующее российско-армянское сотрудничество в сфере безопасности, но и создавать в нем новые перспективные направления. Одним из самых эффективных средств военного сотрудничества на данном этапе было бы временное создание в Армянской армии института военных советников, состоящего в основном из российских боевых офицеров, имеющих опыт войны в Сирии. Временное присутствие и работа ряда высококлассных российских генералов и офицеров в армянских штабах разного уровня (от полка до корпуса и Генерального штаба) могло бы очень положительно сказаться на дальнейшем повышении уровня оперативно-тактической подготовки армянских офицеров и одновременно остудило бы горячие головы азербайджанской военщины. Армения может, используя свой союзнический статус, обратиться с соответствующей просьбой к Российскому правительству. Не надо забывать, что в Генеральном штабе азербайджанских ВС давно сидят опытные турецкие офицеры, во многом заправляющие там делами.
  4. Армянским властям следует отказаться от постоянных заигрываний с НАТО в ущерб своему стратегическому союзу с Россией. Крупные совместные программы с НАТО должны быть постепенно свернуты. Армении убыточно, да и небезопасно сотрудничать с международной военной организацией, ключевым членом которой является ее заклятый враг — фашистская Турция, не отказавшаяся от политики геноцида по отношению к армянскому народу.
  5. Армении и России необходимо добиться, наконец, открытия железнодорожного сообщения через Абхазию и Грузию, что явится огромным стимулом для укрепления российско-армянского стратегического союза.

Сохранение и дальнейшее развитие РАСС требует сегодня от высшего политического руководства Армении и России, как бы странно это ни звучало для традиционных союзников, движения навстречу друг другу — своего рода «перезагрузку» отношений. Если же проводимая обеими сторонами линия на их ползучее отдаление в вопросах стратегической безопасности продолжится, то в недалеком будущем и Еревану, и Москве придется столкнуться с материализацией всех тех тягчайших геополитических последствий, о которых было сказано выше.

Армен Айвазян

Заглавное фото: Sputnik

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , , , ,

Похожие записи:

Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ? Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ?
Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии
«План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт «План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт
Выход Польши из Евросоюза: реальная угроза или шантаж? Выход Польши из Евросоюза: реальная угроза или шантаж?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.