О специальных экономических мерах РФ в отношении Украины

Меры могут оказаться чувствительными

22 октября 2018 года президент Российской Федерации подписал Указ № 592 «О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Украины в отношении граждан и юридических лиц Российской Федерации».

Это за четыре с половиной года после майдана, подготовившего государственный переворот, первые официальные санкции, направленные непосредственно против Киева. До этого российские контрсанкции против стран, вводивших санкции в отношении РФ, касались исключительно ограничений на поставки продовольствия в Россию. Причём Украина попадала только во вторую группу стран со специальной оговоркой, что вступление в силу ограничений отложено до начала действия экономической части соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом (что произошло 1 января 2016 года). Такая оговорка являлась логическим продолжением неоднократно высказанной позиции, что создание зоны свободной торговли Украины с ЕС заставит Россию возвести дополнительные таможенные барьеры на границе с Украины для защиты своих экономических интересов. В целом же Москва всё это время была «предупредительна» к Киеву, избегая любых, скажем так, юридически оформленных «недружественных» шагов.

Российский премьер-министр Дмитрий Медведев пояснил, что в рамках «специальных экономических мер» речь будет идти об аресте находящихся в России активов попавших под акции лиц, блокировании переводов из РФ относящихся к этим активам денежных средств и запрете на поставки с Украины определённых групп товаров.

Последняя мера может оказаться действительно чувствительной для украинской экономики: Российская Федерация остаётся крупнейшим после Европейского союза внешнеторговым партнёром Украины; за январь – август 2018 года Украина экспортировала в Россию товаров на 2 млрд. 448 миллионов долларов. С учётом эффекта мультипликации каждый экспортный доллар даёт минимум 2-3 доллара в ВВП; для Украины с её номинальным ВВП в 112 млрд. долл. последствия такой меры могут быть серьёзными, дав падение ВВП до 10%. При этом ничего критического для себя РФ с Украины сейчас не ввозит.

«…По всей вероятности, – отметил Д. Медведев, – это будут сотни людей, которые своими действиями причиняли вред интересам нашей страны. Там будут и представители бизнеса, и другие люди… В список также включены украинские компании, зарегистрированные по законодательству Украины юридические лица, так или иначе контролируемые гражданами, в отношении которых будут введены эти санкции».

Ранее Россия персональных санкций не практиковала, а контрсанкции носили для всех общий порядок – запрещался импорт в Россию продовольственных товаров из стран, попавших в санкционный список. В данном же случае объявлено о введении именно персональных санкций (у многих украинских «элитариев» есть интересы в России), причём нужно понимать, что попавшие под эмбарго «группы товаров» будут определяться именно персоналиями, имеющими от товарных поставок свою прибыль.

Конкретизации указа № 592 пока нет, и, видимо, она будет зависеть от поведения представителей украинской стороны. Тем не менее это ужесточение позиции Москвы по «украинскому вопросу», причём самое значительное, по крайней мере с момента заключения Минских соглашений.

Во-первых, говоря житейским языком, Москву «просто достали». Разрыв Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве, постоянные антироссийские демарши Киева, принимавшие всё более вызывающий характер, требовали реакции. Во-вторых, санкции введены на фоне очередного всплеска дипломатической активности вокруг «нормандского формата». «Всплеск» произвели Париж и Берлин, видимо, надеющиеся достичь здесь прогресса к новому году. Возможно, за этим стоит недовольство европейских столиц неконструктивной позицией Киева и желание добиться «смягчения» антироссийских санкций, задевающих экономику Европы. Против отмены или «смягчения» санкций Порошенко, против этого выступает Вашингтон, продолжающий использовать Украину как козырную карту во фронтальном наступлении на Россию.

Показательно, что указ о «специальных экономических мерах в связи с недружественными действиями Украины» был подписан В. Путиным в день приезда в Москву советника президента США по национальной безопасности Д. Болтона, по итогам визита которого в ноябре ожидают встречу Владимира Путина и Дональда Трампа. А 27 октября состоялась встреча по Сирии в Стамбуле с участием лидеров России, Франции, Германии и Турции. И хотя Украина в повестке дня официально не значилась, маловероятно, чтобы её проблем не касались. Тем более что состав участников встречи в Стамбуле («нормандский формат минус Порошенко плюс Эрдоган») располагал к спокойному разговору: Эрдоган имеет доверительные отношения и с Москвой, и с Киевом, 1 ноября в Киев прибывает Ангела Меркель, а сразу после этого в Стамбул засобирался Порошенко.

Возможности нового саммита «нормандской четвёрки» прокомментировал Сергей Лавров: «Было два саммита – в Париже в 2015 г. и в Берлине в 2016 г. Мы за то, чтобы состоялся третий саммит. Естественно, его нужно хорошо подготовить, чтобы лидерам четырех государств не было неловко от того, что решения предыдущих саммитов не выполняются. А они действительно пока остаются даже не на бумаге (мы хотим их на нее положить), а в атмосфере, в том числе, что касается разведения сил и средств в трех населенных пунктах в зоне конфликта. Это блокируется, причем жестко, киевскими властями. И в том, что касается оформления на бумаге «формулы Штайнмайера», которая расписывает конкретные параметры предоставления этой территории Украины особого статуса, о чем, повторю еще раз, согласились еще в Париже и затем переподтвердили в Берлине. Как только мы хотя бы по этим двум направлениям выполним то, о чем говорили лидеры, мы будем «за» проведение очередного саммита».

И ещё надо отметить заявление В. Путина, сделанное им 18 октября на заседании клуба «Валдай» в Сочи: «Нам надо дождаться, пока закончатся внутриполитические циклы, и я очень рассчитываю на то, что удастся с новым руководством страны выстраивать хоть какие-то отношения и о чем-то договариваться. Мы к этому готовы, мы этого хотим». За этими словами – ощущение того, что «сварить кашу» с нынешним руководством Украины, скорее всего, не получится. И здесь же – сигнал европейским партнёрам: если хотите результата, надо давить не на Москву, а на Киев. А «специальные экономические меры» – тоже сигнал, в том числе Западу: вы же не хотите экономического краха Украины, а России, чтобы он наступил, достаточно просто не «мешать», покупая украинскую продукцию на других рынках или производя её у себя.

Наконец, в словах о «внутриполитических циклах» – выражение надежды на приход более вменяемого украинского руководства. А персонализированные санкции – рычаг воздействия на многих не всегда публичных, но чрезвычайно влиятельных фигур.

Антон Каневский

Заглавное фото: Sputnik

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , ,

Похожие записи:

Узурпация президентских полномочий – еще одно ноу-хау молдавской политики Узурпация президентских полномочий – еще одно ноу-хау молдавской политики
Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ? Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ?
Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии
«План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт «План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.