Европа против Рахмона

Польша становится центром сбора таджикской оппозиции

10 октября министр иностранных дел Таджикистана Сироджиддин Мухриддин принял копии верительных грамот нового главы представительства Европейского союза в Республике Таджикистан, посла Мэрилин Йосефсон.

Традиционные расшаркивания по поводу «динамично развивающихся отношений» не скрывают наступление нового этапа, который характеризуется усилением мягкого давления ЕС на режим Рахмона, с одной стороны, и поддержкой Евросоюзом «таджикской демократической оппозиции» – с другой.

Кого и зачем Брюссель прислал в Душанбе? Уроженка Швеции Мэрилин Йосефсон (1977 года рождения) после обучения в университете Квебека работала в департаменте стран Латинской Америки и Африки Миграционной службы Швеции. Затем курировала работу бельгийской организации «Врачи без границ», работала в МИД Швеции, представляла ООН на Украине. С 2012 года Йосефсон становится сотрудником Европейской внешнеполитической службы и через два года – главой офиса и политическим советником генерального секретаря внешнеполитической службы ЕС в Брюсселе г-жи Хельги Шмид. То есть к Рахмону прибыл серьёзный человек, имеющий опыт работы с неправительственными организациями.

Рахмон в европейских объятиях

После того как в 2013 году ЕС поддержал вступление Таджикистана в ВТО, республика начала получать помощь Евросоюза. С 2016 года, когда перспективы вступления Таджикистана в ЕАЭС стали очевиднее, объёмы и целевые направления европейской помощи расширились. Чиновники Рахмона не раз встречались с директором Департамента развития сотрудничества ЕС со странами Центральной Азии ЕС Пьерром Амилхатом. Год назад ЕС обещал выделить Таджикистану в рамках инициативы «Возобновлённая стратегия Европы для Центральной Азии» и индикативной программы Европейского союза на 2014-2020 годы 251 млн. евро по трём направлениям: здравоохранение, образование, развитие села.

В 2017 году делегация Брюсселя (гендиректор по международному развитию и сотрудничеству Еврокомиссии Стефано Мансервиси, спецпредставитель ЕС по вопросам Центральной Азии Петера Буриан, а также банкиры) посетила в Хатлонской области (вилояти Хатлон) приграничный район Шамсиддин Шохин и побывала на месте моста, построенного между Таджикистаном и афганской провинцией Бадахшан (уезд Хохон). Тогда ЕС подписал с Таджикистаном соглашение на 16 млн евро о восстановительных работах и строительстве нового моста в районе таджикского посёлка Фархор (Хатлонская область).

Осуществляется европейская помощь реабилитационным центрам, детским спортклубам. Например, ЕС полностью профинансировал создание реабилитационного центра для детей с ограниченными возможностями «Мехрбахш» в городе Нурек. Кроме того, Таджикистан ежегодно получает около 750 тысяч евро в рамках программы поддержки организациям гражданского общества, главной целью которой является сокращение масштабов бедности в контексте устойчивого развития.

В Таджикистане ежегодно стали проводить Европейскую неделю, многие таджикские студенты принимают участие в гуманитарно-образовательной программе Erasmus Plus. Официальный Душанбе с благодарностью принимает помощь от ЕС из одной руки, не представляя, что вторая рука уже занесла нож, которым может быть ликвидирован нынешний режим.

Зеркальная любовь к таджикской оппозиции

Брюссель открыто поддерживает различные оппозиционные структуры в Таджикистане, в том числе радикально-исламистские вроде фракции запрещённой партии Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Разменная монета Евросоюза в отношениях с Рахмоном – права человека. К критике Душанбе в этом вопросе присоединилась и верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет.

Летом 2018 года на официальном сайте Human Right Watch таджикская оппозиция и правозащитные организации Human Right Watch, Civil Rights Defenders, Норвежская Хельсинская группа и Freedom Now обратились к руководству ЕС, в частности к Федерике Могерини, с просьбой способствовать освобождению всех политзаключенных в Таджикистане и введению санкций в отношении таджикских чиновников.

Из европейских источников финансируется портал таджикской оппозиции, зачастую используемый для антироссийских выпадов. В начале октября европейцами запущен информационный портал Гражданского комитета защиты политических заложников и узников в Таджикистане. Сам Комитет обосновался в Варшаве, которая превращается в центр таджикской оппозиции. Так, член высшего совета ПИВТ Мухаммадсаид Ризои сообщил, что в Польше живет около 200 активных членов этой партии.

В Варшаве располагается и штаб-квартира БДИПЧ (Бюро по демократическим институтам и правам человека) ОБСЕ, которое курирует деятельность таджикской оппозиции, предоставляя ей площадки для собраний и заявлений. 9 сентября, в день независимости Таджикистана, в варшавском БДИПЧ ОБСЕ представители таджикской оппозиции объединились в Национальный альянс Таджикистана. Декларацию об объединениии подписали ПИВТ – Партия исламского возрождения Таджикистана (Мухиддин Кабири), Конгресс свободомыслящих Таджикистана (Алим Шерзманов), Реформа и развитие Таджикистана (Шарофиддин Гадоев) и Конгресс мигрантов Центральной Азии (Илхомджон Ёкубов). Конгресс конструктивных сил Дододжона Атовуллоева и «Группа 24» не присоединились к новой коалиции.

Провозглашённая цель нового альянса – «истинная независимость Таджикистана, построение правового и светского общества и борьба за создание условий для проведения свободных выборов». Так что задачи, поставленные БДИПЧ ОБСЕ («укрепление и защита демократических институтов»), несколько расширяются. Как минимум в отношении Душанбе.

Раскачка режима извне подразумевает развитие внутриполитического конфликта. Потому в лидеры Национального альянса Таджикистана определили Мухиддина Кабири – главу наиболее авторитетной оппозиционной силы, которая, правда, уже не та, что была при Саиде Абдулло Нури. Однако на безрыбье и рак рыба: Западу нужна физически ощутимая оппозиция хотя бы из лузеров, чтобы раскручивать её дальше.

В сентябре самой многочисленной делегацией в Варшаве от неправительственного сектора, где всегда лидировали Казахстан и Киргизия, стали оппозиционеры Таджикистана. На заседании присутствовала и официальная делегация Душанбе, её глава Сайфулло Сафаров не покинул зал и даже согласился выступать после оппозиционеров. А в кулуарах беседовал с Кабири. Зато после заседания возле отеля между членами официальной таджикской делегации и оппозиционерами произошла драка. Затем Верховный суд Таджикистана заочно приговорил Мухиддина Кабири к пожизненному заключению, не снимая с него обвинения в подготовке вооружённого мятежа во главе с замминистра обороны Абдулхалимом Назарзода в 2015 году, убитого в Рамитском ущелье.

В результате наметившийся было «диалог между властью и оппозицией» сорвался. Теперь таджикские оппозиционеры используют в своей информационной работе не только преследование в республике политических оппонентов, но конфликт в ГБАО (Горно-Бадахшанская автономная область). Республику будет продолжать трясти дальше.

Андрей Уваров

Заглавное фото: Азия-Плюс

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , ,

Похожие записи:

Станет ли Приднестровье очередным очагом нестабильности у границ России? Станет ли Приднестровье очередным очагом нестабильности у границ России?
«Третий лишний». Польша спутала карты в визовых переговорах Беларуси и ЕС «Третий лишний». Польша спутала карты в визовых переговорах Беларуси и ЕС
Спектакль под названием «Саммит ЕС», не похожий на предыдущие Спектакль под названием «Саммит ЕС», не похожий на предыдущие
STRATFOR: в 2019 году США будут дестабилизировать российскую периферию STRATFOR: в 2019 году США будут дестабилизировать российскую периферию

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.