Модернизация белорусской армии в свете политических амбиций Минска и Москвы

Угроза региональных военных столкновений в последние годы продолжает расти, увы, не только на периферии, но уже в самом центре Европы. В обстановке, когда крупные игроки не проявляют желания искать компромиссы, неудивительным является то, что вопрос обороноспособности государства постепенно превратился в краеугольным камень политики нынешнего президента Белоруссии. Александр Лукашенко неоднократно заявлял о том, что белорусские вооруженные силы должны быть готовы отразить любую агрессию, откуда бы она ни пришла.

За последний год в его речах эта тема звучала не один раз. Так, в начале октября во время поездки на полигон в Брестскую область, где А. Лукашенко был ознакомлен с новыми образцами вооружения, президент заявил, что понимает, какая может быть война, как страна должна защищаться и какой должна быть численность вооруженных сил. При этом он посчитал необходимым особо отметить, что Белоруссии в случае военного конфликта вряд ли кто-то поможет с вооружением. «Не факт, что нам помогут, если вдруг что-то случится. Примеров предостаточно. Мы видим поведение некоторых тут союзников. Ну, кроме России, наверное, нам рассчитывать не на кого. И даже на Россию мы не можем на 100 процентов положиться. Хорошо, сегодня Путин и прочие, он понимает нас, я понимаю его. Мы вместе как-то действуем (и то не всегда). А что будет завтра? Поэтому надо иметь самое необходимое свое оружие…» – заявил белорусский руководитель. При этом напомнил, что им уже давно была поставлена задача провести модернизацию армии, в том числе «с учетом опыта войн и локальных конфликтов в мире».

Такая постановка вопроса вполне обоснованна, за исключением сомнений белорусского лидера в возможности его республики положиться на Россию: для таких сомнений Россия никаких оснований, прямо скажем, не давала.

Заботы о модернизации белорусской армии связаны с естественным устареванием вооружений и военной техники, доставшихся республике по большей части от Краснознаменного Белорусского военного округа, а также инфраструктуры, обеспечивающей деятельность вооруженных сил. Известно, например, что из-за увеличения расходов на содержание устаревшей техники в 2012 году из состава белорусских ВВС и войск ПВО были выведены все фронтовые бомбардировщики Су-24 и истребители Су-27. Морально устарели и пока остаются в резерве штурмовики Су-25, а истребители МиГ-29 прошли уже три капитальных ремонта. Все это в конечном счете заставило руководство заговорить о необходимости модернизации вооружений.

Однако, как показали события последних лет, экономическое положение в стране не позволило в полной мере реализовать задуманное (например, новый боевой самолет стоит около 30-50 млн. долларов, танк – 2,5-3 млн., а заветный дивизион С-400 – и вовсе около 500 млн.). При этом, по официальной информации, основные мероприятия по модернизации белорусской армии, несмотря ни на что, должны завершиться до 2020 года.

Осложнило ситуацию с перевооружением и то, что Минск серьезно рассчитывал на бесплатную (почему, кто ее обещал?) помощь в модернизации со стороны России, но не получил её. Не это ли имел в виду глава государства в своем заявлении в ходе упомянутой выше поездки на полигон? Еще несколько лет назад А. Лукашенко заявлял, что «мы обязательно найдем те средства, которые запрашивает министерство обороны» и «до 2035-2040-х годов будем иметь приличную армию, на которую не нужно будет тратить такие средства, как мы тратим сегодня».

Например, белорусское руководство еще 15 лет назад заговорило о закупках в РФ экспортной модификации оперативно-тактических комплексов (ОТРК) «Искандер», а в 2007 году тогдашний начальник ракетных войск и артиллерии ВС республики полковник Михаил Пузиков сообщил о возможности появления ОТРК в одной из ракетных бригад сухопутных войск. При этом предполагалось, что поставки будут осуществляться в рамках ОДКБ на льготных условиях и по внутрироссийским ценам. Кроме того, Минск ожидал получение боевых самолетов Су-30, Су-34, модернизированных транспортников Ил-76, ударных вертолетов Ми-28Н, которые даже были заложены в Государственную программу перевооружения. Однако ничего из вышеперечисленного армия республики не получила и по сей день, что закономерно вызывает у белорусских властей недовольство.

В феврале нынешнего года президент РБ на заседании Совета безопасности страны заявил, что крайне недоволен тем, как в рамках ОДКБ страны проводят модернизацию своих армий. «…Мы очень серьезно в ОДКБ недооцениваем опасность той ситуации, которая складывается. Россия сама по себе модернизирует вооруженные силы. Мы что-то пытаемся вместе с другими членами вооружаться, модернизироваться и так далее. Каждый сам по себе».

Руководство России он упрекнул в отсутствии «серьезного понимания» того, что «надо на наиболее опасных направлениях нашей общей совместной обороны укреплять национальные вооруженные силы – Беларуси, Казахстана, Армении, других стран». «Я не в том плане, – поторопился пояснить А. Лукашенко, – что мы хотим или в очередной раз, как у них принято говорить, требуем каких-то денег на какие-то мероприятия. Но надо понимать, что, допустим, Беларусь является основным форпостом, в том числе и Российской Федерации, на западном направлении. А здесь сегодня наиболее опасное направление».

Эти слова не были восприняты остальными участниками ОДКБ. Не стали они стимулом и для расширения белорусско-российского сотрудничества в области совместной модернизации обеих армий, хотя ВС Белоруссии и продолжают периодически закупать в России некоторое вооружение. Например, по заявлению Минобороны республики, в 2017 году республика получила из России шесть вертолетов Ми-8МТВ-5 и подразделение наземных ракетных комплексов Тор-M2. Однако все это явно не то, на что рассчитывали в Минске. Можно вспомнить ситуацию, которая сложилась не только с «Искандерами», но и бывшими «индийскими» истребителями Су-30К, которые в 2011-2012 годах прошли модернизацию до версии Су-30КН на 558-м авиационном ремонтном заводе в Барановичах, после чего должны были встать на вооружение ВВС республики. В Минске всерьез рассчитывали, что эти самолеты будут переданы Белоруссии безвозмездно или за символическую цену, но впоследствии большинство из них было продано в Анголу, да и остальные в белорусские ВВС не попали.

В сложившихся условиях, когда российские партнеры по различным причинам не готовы за бесценок передавать новые образцы вооружения, Минску приходится проводить модернизацию своей армии собственными силами – из старых образцов вооружений «делать самое современное». Причем белорусский ВПК, по мнению военных экспертов, в этом преуспел. Так, удачным примером глубокой модернизации оружия является противотанковый ракетный комплекс (ПТРК) «Шершень», разработанный на базе белорусско-украинского ПТРК «Скиф» и превосходящий его по ряду характеристик за счет применения оригинальных технических решений. В 2017 году военное ведомство республики заявило, что модернизировало четыре танка Т-72Б, 30 военных автомобилей ГАЗ-66 и некоторую другую технику советской эпохи.

Еще более белорусский ВПК удивил в случае с «нашумевшей» недавно реактивной системой залпового огня (РСЗО) «Полонез», создание которой, по словам белорусского президента, было вынужденным шагом из-за нежелания России предоставить республике «Искандеры». Об этом А. Лукашенко заявил еще в 2015 году: «Но если бы Россия нас подкрепила ракетным вооружением, нам не надо было бы создавать, тратить огромные деньги для создания таких систем ракетных, как «Полонез». Белоруссия была вынуждена сама их сделать, так как просьбы к Российской Федерации о помощи в приобретении такого оружия остались без последствий. И похоже, дальше также придется надеяться на свои, более чем скромные, силы». Сегодня белорусские власти гордятся своими РСЗО, абсолютно справедливо считая, что «Полонезы» повысили статус белорусской армии в регионе.

Конечно, подобная модернизация, особенно старой советской техники, не всегда является рациональной, однако на данный момент выбирать не приходится. По всей видимости, именно ограниченность возможностей, как финансовых, так и технических, стала одной из основных причин того, что, как заявлено, главным направлением в развитии вооруженных сил страны станет формирование компактных и мобильных Сил специальных операций. Именно под этот вид ВС сегодня в республике и проводится модернизация.

Как отчитались в начале года военные, ВС Белоруссии получают ежегодно около 25 новейших видов оружия. По словам министра обороны Андрея Равкова, «в целом техническая модернизация позволила довести уровень современных образцов вооружения до 40%». Он не скрывает, что основным поставщиком новых видов вооружения все же остается РФ. Например, белорусская армия уже получает учебно-боевые самолеты ЯК-130, радиолокационную станцию «Противник-ГЕ», а в ближайшее время планируется закупка российских станций «Подлет» и «Сопка-2М» для обеспечения работы авиации. Однако, как уже указывалось выше, все эти поставки по-прежнему не могут полностью удовлетворить официальный Минск, который желает более серьезных предложений со стороны России. Отсутствие последних многими экспертами объясняется наличием политических разногласий между руководством двух стран.

Конечно, этот фактор не может не влиять на ситуацию в области военно-технического сотрудничества двух стран. В данном контексте можно вспомнить нерешенный на данный момент вопрос о размещении на территории Белоруссии российской военной базы, о которой стороны говорят уже не первый год. После событий на Украине в 2014 году белорусские власти, поддавшись определенным опасениям, царящим в Европе, фактически заморозили официальные переговоры по данной проблеме. Более того, наладили с пришедшим к власти в Киеве режимом серьезные контакты в сфере ВТС.

Все это многими аналитиками увязывается с нежеланием Кремля передавать под контроль Белоруссии свои новые виды вооружения. Такая позиция сторон в настоящее время только тормозит развитие двухсторонних отношений в сфере обеспечения военной безопасности Союзного государства, особенно на фоне того, что происходит сегодня в Восточноевропейском регионе, где страны НАТО продолжают совместное наращивание своей боевой мощи.

Так, только в Польше уже действует десяток военных баз альянса, на которых располагаются тактические группы, бронетанковые войска, а также дислоцируются авиация и военные корабли. На литовской авиабазе Зокняй и на эстонской Эмари несут боевое дежурство экипажи самолетов, которые способны переносить атомные бомбы, размещенные сегодня в ряде натовских стран. Брюссель неоднократно устраивал военные учения в непосредственной близости от западных границ Союзного государства РФ и РБ, в которых отрабатывалось возможное столкновение с «восточным» противником. Все это и многое другое продолжает менять военный баланс в Восточной Европе.

Властям республики рано или поздно придется принимать ответные меры. При этом увеличение численности и военного обеспечения своей армии Белоруссии провести в одиночку будет крайне затруднительно, что в очередной раз заставляет говорить о необходимости укрепления белорусско-российского сотрудничества в данной сфере. Несмотря ни на какие имеющиеся у сторон политические амбиции.

Илья Захаркин

Заглавное фото: БЕЛТА

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , ,

Похожие записи:

О Северной доктрине Майка Помпео О Северной доктрине Майка Помпео
Яблоком раздора стал казахстанский уголь Яблоком раздора стал казахстанский уголь
Россия – Африка: впервые в истории Россия – Африка: впервые в истории
«Мягкая демократизация»: как Евросоюз меняет ценности белорусской молодежи «Мягкая демократизация»: как Евросоюз меняет ценности белорусской молодежи

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.