Постреволюционная Армения в эпоху глобального прагматизма

Революционные события в Армении в апреле-мае 2018 г. создали предпосылки для глубокой ревизии всей системы международных отношений, формировавшейся на Южном Кавказе с 1990-х гг. Новый премьер-министр Республики Никол Пашинян, обещая армянскому народу свежие перемены, неоднократно заявлял о готовности урегулировать Карабахский конфликт и переформатировать внешнеполитическую стратегию страны таким образом, чтобы повысить ее гибкость и независимость. Однако новый международный контекст, обусловленный кризисом идеи глобализации и экономического либерализма, диктует собственные правила не только Армении, но и всем участникам системы международных отношений на Кавказе.

 Кризис либерального миропорядка

1990-2000-е гг. в глобальной политике прошли под знаком торжества демократии и либерализма. В разных частях мировой политической карты утверждались евроатлантические ценности рыночной и политической свободы, а коллективный Запад в лице Соединенных Штатов и объединенной Европы объявил себя их главным защитником и проводником. Где-то, например, на территории СССР и в Восточной Европе, процесс либерализации проходил относительно мирно, а где-то, например, в Югославии и Ираке, привел к затяжным и разрушительным войнам. В 2011 г. в арабских странах Ближнего Востока и Северной Африки поднялась мощная волна демократического революционного движения, которая должна была ознаменовать сокрушительную победу над национализмом и автократией на большей части земного шара. Однако мало кто мог тогда предположить, что Арабская весна станет финальным аккордом либерального миропорядка.

Мировой финансовый кризис 2008 г. хотя и был на внешнем уровне уверенно преодолен усилиями администрации Б. Обамы, тем не менее открыто продемонстрировал всему миру слабость либерального экономического миропорядка. Оказалось, что глобализация, давая колоссальные преимущества отдельным секторам экономики, прежде всего финансовому и торговому, не способна обеспечить долгосрочный устойчивый рост.

Последние 25 лет в США и европейских странах уровень заработной платы в среднем остается на одном уровне, в связи с чем в западных обществах накапливается разочарование глобализацией. Согласно опросам американского аналитического центра Pew, более 50% населения Франции, Италии и США считают, что глобализация и свободная торговля уничтожают рабочие места и способствуют снижению уровня заработной платы[1]. Для описания этого явления, американский экономист Д. Родрик ввел новое понятие «парадокс глобализации» (Globalization Paradox), смысл которого заключается в том, что на уровне национального государства принципы демократии, экономической глобализации и государственного суверенитета находятся в противоречии друг другу, и для того, чтобы обеспечить экономический рост, одним из них необходимо пожертвовать[2].

Так поступил, например, Китай. Отказавшись от идеи демократии, он совершил мощнейший экономический рывок и аккумулировал силы достаточные для того, чтобы потеснить Соединенные Штаты как минимум в Азиатско-Тихоокеанском регионе и как максимум на глобальной арене в целом.

Поскольку либеральная идея перестала гарантировать коллективному Западу доминирующие позиции в мировой политике, внутри него начались довольно серьезные структурные перемены. В Соединенных Штатах власть стала переходить в руки национально-ориентированной части политической элиты страны, занявшейся поддержкой американской промышленности и выравниванием торгового баланса страны путем введения протекционистских мер. В Европейском союзе наметилось сразу несколько расколов: один из лидеров евроинтеграции – Великобритания – покинул европейское сообщество после референдума 2016 г., в то же время страны Вышеградской группы (Польша, Чехия, Венгрия, Словакия) не без поддержки Вашингтона начали проводить более самостоятельную политику внутри ЕС и добиваться для себя большего влияния в общеевропейских делах. Оставшиеся фактически основными лидерами западного сегмента ЕС Германия и Франция все чаще заявляют о необходимости для европейцев отмежеваться от США и стать более самостоятельными в вопросах обеспечения собственной безопасности[3]. При этом внутри франко-германского диалога также накапливаются противоречия.

Запоздавшая революция

Массовые протесты в Армении в апреле 2018 г., в результате которых премьер-министром страны стал Н. Пашинян, одержавший верх над давним политическим оппонентом С. Саргсяном, по привычке рассматриваются большинством внешних и внутренних наблюдателей в качестве «бархатной революции». Однако если внутренняя логика армянских событий имеет схожие элементы с тем, что происходило в Грузии и Украине в 2003-2004 гг., то международный контекст с тех пор сильно изменился.

Победа либерально-демократических ценностей путем бескровного государственного переворота уже не воспринимается в мире как добродетель сама по себе, потому как изменилась не только сама система ценностей, но и исчез общепризнанный лидер, чью модель можно было бы рассматривать в качестве образцовой. Ранее исполнявший эту роль коллективный Запад сам переживает глубокий системный кризис и ищет новые модели организации национальных экономик. На первый план в мировой политике вышел прагматизм, а не ценности. Поэтому А. Меркель было нечего сказать Армении кроме общих слов поддержки перед тем, как отправится в Азербайджан – главный пункт ее кавказского тура.

Поэтому Армения и Н. Пашинян лично оказались в крайне затруднительном положении. Если несколько лет назад подобный армянскому политический сценарий автоматически запускал череду внешнеполитических реакций, то сегодня, когда принципы демократии, глобализации и суверенитета оказались в конфликте друг с другом, готовых решений и схем нет. С учетом реалий современной мировой политики Армении необходимо принять самостоятельное решение относительно вектора развития страны, руководствуясь собственными прагматическими интересами.

Новый кавказский прагматизм

На сегодняшний день Кавказ вновь стал острой темой мировой политики. Крупнейшие мировые державы – США, Китай и Россия – развивают в регионе параллельные интеграционные и транспортные проекты, которые по отношению друг к другу находятся в состоянии прямой конкуренции. Вашингтон полагаясь на своих традиционных союзников на Кавказе Турцию и Азербайджан пытается создать прямой канал влияния на Центральную Азию, опередив таким образом Китай с его инициативой Пояса и Пути. Россия же в союзе с Арменией прежде всего занимается реализацией евразийского потенциала по линии Север-Юг, укрепляя торговые и политические отношения с Ираном и Индией. Турция и Иран также имеют свою региональную повестку.

Если в рамках российской политики Армении отводится важная роль оператора евразийской интеграции на Ближнем Востоке, то перспективы участия в американском проекте для Армении весьма туманны. По признаниям ряда американских экспертов, в современной ситуации Армения интересна Вашингтону только в контексте его противоречий с Москвой и Пекином[4]. При этом никаких гарантий безопасности в отличие от России США Армении давать не намерены, поскольку в иерархии американских региональных союзников интересы Армения идут после Турции, Азербайджана и даже Грузии[5]. Так посол США в Армении Р. Миллс в интервью армянскому журналу EVN Report и вовсе указал на то, что карабахское урегулирование потребует от Армении возвращения части «оккупированных территорий»[6].

Также стоит учитывать, что сама система международных отношений на Кавказе находится в крайне чувствительном балансе. По этим причинам в ответ на ряд шагов правительства Пашиняна на внутриполитической арене, в частности начало уголовных дел против Р. Кочаряна и генерального секретаря ОДКБ Ю. Хачатурова, что можно было трактовать как стремление Армении ограничить свое участие в российской системе коллективной безопасности, Россия и Азербайджан практически мгновенно продемонстрировали готовность подстроиться под новые политические реалии на Кавказе.

В июне 2018 г. азербайджанские войска заняли стратегически важный пункт на границе Нахичевани и Армении – село Гюннют. В сентябре 2018 г. Азербайджан и Россия обменялись встречами на высшем уровне, в ходе которых было не только подписано несколько соглашений об углублении двусторонних экономических отношений, но и обсуждались перспективы присоединения Азербайджана к ОДКБ[7]. При этом важно отметить, что Россия и Азербайджан активно развивают торговые и политические связи даже несмотря на то, что выступают в роли конкурентов в глобальных проектах на Кавказе.

Состоявшаяся 8 сентября 2018 г. в Москве встреча В. Путина и Н. Пашиняна продемонстрировала, что прагматизм возможен и в российско-армянском диалоге даже с учетом всех политических изменений внутри Армении. В ответ на понимание в чувствительном для России вопросе о деятельности американских биолабораторий на территории Армении, Пашинян получил поддержку в вопросе о коррупционном разбирательстве в дочернем офисе РЖД. Кроме того, Путин и Пашинян обсудили взаимовыгодный план совместной гуманитарной миссии в Сирии, которая подразумевает помощь сирийской армянской общине. Также обе стороны не могли игнорировать объективный факт того, что Россия является крупнейшим торговым партнером Армении, товарооборот с которым растет второй год подряд на уровне 30%[8].

В условиях кризиса либерального миропорядка Армения оказалась ровно перед той же дилеммой, что и США, и страны Евросоюза, и Россия, и любая другая страна. В результате объективного исчерпания ресурса глобализации внутренняя повестка начинает доминировать над внешней. Перемены настроений в обществах, их неудовлетворенность истеблишментом ставят новые поколения политиков перед необходимостью срочно и радикально пересматривать политический курс страны. Однако выполняя обязательства перед собственным народом, учитывать прежде всего стоит реальную расстановку сил и прагматические интересы государства, а не сиюминутные колебания рейтинга популярности.

Примечания

  1. Ниблетт Р. Отступление либерализма // Россия в глобальной политике. 06.04.2017 URL: https://www.globalaffairs.ru/number/Otstuplenie-liberalizma-18654
  2. Лосев А. «Трампономика»: первые результаты // Россия в глобальной политике. 10.07.2018 URL: https://www.globalaffairs.ru/number/Tramponomika-pervye-rezultaty-19662
  3. Rettman A. EU needs to stand apart from US, France and Germany say // EU Observer. 28.07.2018 URL: https://euobserver.com/foreign/142668
  4. Glore J. Armenia’s Velvet Revolution: Implications for US Foreign Policy in the South Caucasus // The Globe Post. 29.04.2018 URL: https://theglobepost.com/2018/04/28/armenia-us-foreign-policy/
  5. Armenia’s Foreign Policy Alignment and Misalignment // The Armenian-Mirror Spectator. 07.08.2018 URL: https://mirrorspectator.com/2018/08/07/armenias-foreign-policy-alignment-and-misalignment/
  6. Titizian M. U.S. Ambassador Mills: I Leave Inspired and Hopeful // EVN Report. 15.10.2018 URL: https://www.evnreport.com/politics/u-s-ambassador-mills-i-leave-inspired-and-hopeful
  7. Rahimov R. Russia, Azerbaijan Improve Relations amidst Centrifugal Tendencies in Armenia // The Jamestown Foundation. 18.09.2018 URL: https://jamestown.org/program/russia-azerbaijan-improve-relations-amidst-centrifugal-tendencies-in-armenia/#!
  8. Мартиросян С. Армения и Россия «сверили часы» по вопросам текущего взаимодействия // Ритм Евразии. 11.09.2018 URL: https://www.ritmeurasia.org/news—2018-09-11—armenija-i-rossija-sverili-chasy-po-voprosam-tekuschego-vzaimodejstvija-38461

Роберт Толоян

Заглавное фото: Телескоп

В рубрике: Точка зрения Метки: , , , , , ,

Похожие записи:

Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ? Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ?
Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии
«План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт «План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт
Выход Польши из Евросоюза: реальная угроза или шантаж? Выход Польши из Евросоюза: реальная угроза или шантаж?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.