Эра нефтяного субсидирования Белоруссии подходит к концу

В первой половине августа стало известно, что Россия планирует ограничить поставки нефтепродуктов в Белоруссию, мотивируя это «потерями российского бюджета в условиях увеличивающегося объема их вывоза». Такая формулировка содержалась в пояснительной записке к протоколу изменений межправительственного соглашения, которую подготовил заместитель председателя белорусского концерна «Белнефтехим» Андрей Рыбаков. Чуть раньше в письме этого же концерна в адрес правительства и госорганов республики отмечалось, что сокращение беспошлинных поставок нефтепродуктов и сжиженных углеводородных газов (СУГ) в страну возможно с четвертого квартала нынешнего года.

При этом уже тогда главной причиной было названо «увеличение реэкспортных поставок российских нефтепродуктов и СУГ в страны Балтии и Украины», что лишает российский бюджет дополнительных доходов из-за недополучения экспортных пошлин, которые зачисляются в белорусскую казну. Поэтому предлагалось ввести индикативный баланс поставок нефтепродуктов (бензин, дизтопливо, мазут, СУГ), который белорусская и российская стороны должны были согласовать до 1 октября. Поставки же сверх этих объемов должны быть запрещены.

Вплоть до начала сентября данная информация практически не комментировалась официальными представителями России и Белоруссии, хотя вопрос о необходимости пересмотра белорусско-российских отношений в нефтегазовой сфере признавался обеими сторонами. Минск и Москва даже планировали провести переговоры по данной тематике, однако они были перенесены из-за смены 18 августа большей части белорусского правительства и ухода с должности курировавшего топливно-энергетическую сферу первого заместителя премьера Белоруссии Владимира Семашко. Встреча вице-премьера России Дмитрия Козака с его новым белорусским коллегой Игорем Ляшенко прошла только 29 августа, а официальные ее итоги так и не были представлены общественности.

Однако дальнейшие события не дают усомниться в том, что в настоящее время отношения Белоруссии и России в сфере поставки нефти и нефтепродуктов оказались на переломном этапе. Так, 3 сентября министр энергетики России Александр Новак официально заявил, что поставлять российские нефтепродукты в Белоруссию нецелесообразно из-за возможности их реэкспорта, тем более если учитывать, что республика обеспечивает себя ими полностью за счет переработки российской нефти. Позже желание пересмотреть нефтяные отношения с Минском подтвердил и глава налогового департамента Минфина РФ Алексей Сазанов, который был еще более категоричен, чем А. Новак, напрямую заявив, что Россия стремится к более прозрачной нефтяной сделке с Белоруссией. По его мнению, Москва долгое время скрыто субсидировала белорусскую экономику, однако в дальнейшем этого не будет, в том числе за счет проведения в России налогового маневра в нефтяной отрасли, а также пересмотра ряда соглашений между странами.

«Раньше это было «серое поле», когда деньги терял федеральный бюджет России, а получали их нефтеперерабатывающие заводы Белоруссии. То есть это не были взаимоотношения хозяйствующих субъектов или взаимоотношения «бюджет – бюджет», это были взаимоотношения «бюджет – хозяйствующий субъект». Теперь происходит значительное «обеление» взаимоотношений в этой части, и это очень хорошо», – отметил представитель Минфина РФ, напомнив, что из-за субсидирования Россия только в 2017 году потеряла 10 млрд. рублей, столько же, сколько и в первом полугодии нынешнего года.

Несмотря на то, что ограничить полностью поставки нефтепродуктов в Белоруссию не планируется (часть нефтеперерабатывающих заводов располагаются в западных приграничных областях), а будет проведено лишь существенное их ограничение (от 100 до 300 тыс. тонн в год вместо нынешних 2 млн. тонн), подобные планы уже вызвали в Белоруссии негативную реакцию. Например, в своем интервью после встречи с президентом России в Сочи 22 августа Александр Лукашенко, комментируя «нефтяные претензии» к республике, заявил, что нынешние вопросы появились только из-за увеличения поступлений в белорусский бюджет средств от «перетаможки» нефти, связанной с ростом цен на нефть. При этом он напомнил, что до того времени вопросов не возникало, а Белоруссия имеет полное право покупать «отходы нефтепереработки, которые не реализуются в России», дорабатывать по местным технологиям и зарабатывать «какую-то копейку».

Однако намерение российских властей ограничить поставки нефтепродуктов в Белоруссию продиктовано не только и не столько ценами на нефть, и тем более не «завистью» России к заработкам белорусской «нефтянки», сколько тем, что в Москве в силу различного рода причин, в том числе и экономического характера, пришли к решению пересмотреть весь комплекс отношений с Минском. И вопрос нефтегазовых поставок в данном контексте, как и в прошлые годы, является одним из краеугольных камней в решении поставленной задачи.

Необходимо отметить, что нынешние противоречия между двумя странами представляют собой не первый и, по всей видимости, не последний спор, касающийся поставок углеводородов в республику. Например, в 2010–2012 годах импорт российских нефтепродуктов в РБ вырос почти в 10 раз (!) – с 898,7 тыс. до 8433,4 тыс. тонн. Тогда Москва обвинила Минск в реэкспорте нефтепродуктов под видом растворителей и разбавителей, из-за чего российский бюджет не получал никаких доходов, а все вывозные пошлины, согласно подписанным между двумя странами договоренностям, уходили в белорусский бюджет. Было заявлено, что такая схема, позволяющая избегать перечисления пошлины в бюджет РФ, принесла Белоруссии около 1,5-2 млрд долларов.

Правда, в настоящий момент судьба данных претензий со стороны Москвы остается неизвестной, и вполне возможно, что в данном случае Минск сумел использовать пробелы в межправительственных соглашениях, юридически обосновав свои действия. Это подтверждается тем фактом, что вслед за «растворительно-разбавительной» схемой, прикрытие которой обрушило импорт российских нефтепродуктов в республику почти в 100 раз (с 8,4 млн. до 86,1 тыс. тонн), в 2013-2014 годах появилась новая модель, в основе которой был использован битум. Только в первом полугодии 2014 года Белоруссия поставила на экспорт 465,4 тыс. тонн битумных смесей, что в 182 раза (!) больше, чем за аналогичный период 2013 года (2,6 тыс. тонн).

Противоречия Москвы и Минска в нефтяной сфере долгое время подогревается и тем фактом, что Белоруссия, добывающая собственной нефти около 1,7 млн тонн в год, на протяжении десятилетий остается экспортером черного золота и нефтепродуктов. Например, в последние годы белорусский бензин, дизель и авиационный керосин стали формировать около 80% предложения на соседнем с республикой украинском рынке. Два местных нефтеперерабатывающих завода – ОАО «Нафтан» и ОАО «Мозырский НПЗ» перерабатывают в общей сложности до 25 млн тонн нефти в год при внутреннем ежегодном потреблении страны в 6-7 млн тонн нефтепродуктов (за первый квартал текущего года объем переработки оценивается в 4,5 млн тонн, а на экспорт ушло топлива на $2,4 млрд).

При этом все попытки руководства республики в периоды обострения отношений с Россией перевести свои заводы на сырье из Венесуэлы или Азербайджана не увенчались успехом, а российская нефть так и осталась главным источником доходов белорусской «нефтянки». В свою очередь, в Москве неоднократно заявляли о том, что стоимость черного золота для Белоруссии значительно ниже мировых цен из-за отсутствия в них экспортных пошлин, намекая на то, что такие льготы не могут предоставляться просто так. Однако в белорусской столице долгое время считали сложившуюся в двухсторонних отношениях ситуацию абсолютно нормальной, рассчитывая, как и прежде, на урегулирование всех споров на уровне глав государств.

Разгоревшиеся несколько лет назад нефтегазовые конфликты в конечном счете привели к подписанию сторонами в 2017 году межправсоглашения, по которому ежегодно из России в Белоруссию беспошлинно должно поставляться 24 млн тонн нефти, из которых Минск получил право на реэкспорт 6 млн тонн с зачислением пошлин в свой бюджет. Индикативные же балансы поставки нефтепродуктов страны обязались согласовывать ежегодно до 1 октября. При этом указывалось, что Белоруссия будет оставлять в своем бюджете пошлины от экспорта произведенных у себя нефтепродуктов, что можно расценивать как своеобразную субсидию белорусской экономики.

Стоит отметить, что суммы в данном случае отнюдь не маленькие. Например, в январе-июне Белоруссия импортировала из России 9,09 млн тонн нефти, а импорт российских нефтепродуктов составил 2,1 млн тонн (0,8 млрд долларов), увеличившись в физическом выражении почти в 1,5 раза (в 2017 году рост составил почти 100% по сравнению с 2016-м). В то же время республика увеличила экспорт нефтепродуктов на 8% по сравнению с январем-июнем 2017 года до 6,596 млн т. При этом в стоимостном выражении экспорт вырос на 28% до 3,357 млрд долларов.

Очевидно, что продажа нефти и нефтепродуктов продолжает оставаться одной из основных статей притока в Белоруссию валюты, которая может быть серьезным образом урезана в случае сокращения поставок в республику российских нефтепродуктов, а также проведения в России налогового маневра в нефтяной сфере. По подсчетам белорусских властей, потери местного бюджета только от налогового маневра в 2019 году могут составить 300 млн долларов, а к 2024 году, когда он завершится, выпадающие доходы ежегодно будут составлять около 2 млрд долларов. Поэтому в Минске уже сегодня озаботились поиском выхода из сложившейся ситуации, так как потеря около 4% ВВП может серьезным образом повлиять на развитие страны.

Однако нужно признать, что прежнее правительство республики не смогло предложить никаких новых способов решения проблемы. С одной стороны, в Минске было заявлено о необходимости компенсации российской стороной выпадающих доходов местного бюджета. С другой, как отмечает ряд аналитиков, Белоруссия снова стала использовать схемы, схожие с «растворительно-разбавительными» и «битумными» прошлых лет. Так, по официальным данным, в первом полугодии текущего года экспорт товаров из РБ составил 16,3 млрд долларов и вырос на 19,4% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. Примечательно, что основное увеличение поставок было отмечено на европейском направлении: в лидерах оказались Нидерланды (увеличение по сравнению с 2017 годом в 2,3 раза до 940 млн долларов) и Великобритания, уступающая во внешнеторговом балансе республике лишь Украине и России (рост на 30% до 1,6 млрд долларов).

При этом такой успех оказался обусловлен ростом цен на нефть и нефтепродукты, крупнейшими покупателями которых и являются данные страны. Как отмечают эксперты, бурный рост поставок сюда связан с тем, что в Великобритании находится представительство «Белорусской нефтяной компании», которая является крупнейшим экспортером белорусских нефтепродуктов, а Нидерланды являются углеводородным хабом, через который происходит дальнейшая перепродажа нефти и нефтепродуктов по всему миру. Более того, если изучить официальную статистику, то оказывается, что сегодня, помимо традиционных нефтепродуктов, Белоруссия стала активно увеличивать экспорт продукции, которая снова выглядит как товар-маскировка. Новыми позициями в старых схемах стали антиоксиданты, битумные смеси, продукты перегонки каменноугольной смолы, краски и лаки. На данные товарные группы существует более низкая ставка экспортных пошлин (5%) по сравнению с нефтепродуктами, что снова позволяет пополнять бюджет. И такое положение вещей, конечно же, не может устраивать Россию, в результате чего и было принято окончательное решение пересмотреть нефтяные отношения с белорусской стороной.

Отвечая на вопрос о том, почему в Москве решили отказаться от дотации Белоруссии в нефтяной сфере, нужно помнить, что это не акт недружественного к союзной республике действия, а вынужденная мера российского правительства. Кремль сегодня и во внутренней политике принимает крайне непопулярные решения – увеличивает ставку НДС, повышает пенсионный возраст, сокращает ряд социальных программ и прочее, что является следствием непростой ситуации в российской экономике и продолжающихся антироссийских санкций. Поэтому на этом фоне Минску, который за все время независимости привык к нефтегазовым субсидиям, сегодня необходимо принимать более серьезные решения, не ожидая от Кремля каких-либо компенсаций.

Тем более что высшее руководство России, по всей видимости, решило перенести разрешение нефтегазовых споров с уровня президентов на уровень правительств и хозяйствующих субъектов. Таким образом, Москва фактически заявила, что политизировать данный вопрос больше не будет, а его решение будет лежать сугубо в плоскости экономики.

Россия, конечно, продолжит поддерживать Белоруссию, так как обе страны связывают не только экономические отношения. Но характер этой поддержки теперь будет иной и, судя по всему, основываться на принципе: «Дай человеку рыбу, и он будет сыт один день, научи его ловить рыбу, и он будет сыт всегда».

Илья Захаркин

Заглавное фото: Patriotikus.ru

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , ,

Похожие записи:

Узурпация президентских полномочий – еще одно ноу-хау молдавской политики Узурпация президентских полномочий – еще одно ноу-хау молдавской политики
Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ? Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ?
Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии
«План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт «План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.