Как далеко зайдет Турция, отдаляясь от Запада?

Едва ли можно сказать, что Турция порывает все связи с Западом. Основным принципом турецкой внешней политики должен быть «баланс», но жёсткий тон США может завести ситуацию в тупик. Скорее всего, Турция будет пробовать альтернативные Западу пути вроде БРИКС.

У Турции, обладающей второй по силе армией в НАТО, и Соединённых Штатов – крупнейших партнёров НАТО, разные взгляды на терроризм. Так, хорошо известно, что США грузовиками поставляют оружие и боеприпасы Отрядам народной самообороны [Турция рассматривает их как сирийскую ветвь Рабочей партии Курдистана, которую считает террористической – ред.] и упорно отказываются выдавать Фетхуллаха Гюлена, живущего сейчас в Пенсильвании.

Кризис доверия между Турцией и США обострился после предательской попытки переворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года. Стратегия США в Сирии в настоящий момент сосредоточена на ограничении присутствия Ирана, и президент Дональд Трамп настаивает на введении против него новых санкций. Между тем министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу объявил, что его страна не станет соблюдать режим односторонних санкций против Ирана. Между Турцией и США был запущен диалог по вопросу о Манбидже, и Госсекретарь США Рекс Тиллерсон совершил визит в Турцию, но понимания по поводу Сирии достигнуто не было.

Что касается отношений с Евросоюзом, то прогресса в переговорах нет и здесь. Турция ждёт у порога ЕС вот уже более полувека, и единственная тема, которую обсуждали стороны – «беженцы в Турции». Турция приняла 5 млн беженцев (в том числе 4 млн сирийцев, если считать только официально зарегистрированных, и около 1 млн людей из Ирака, Афганистана, Пакистана и прочих стран). ЕС хочет задержать их в турецких границах и не дать мигрировать в европейские страны, связи с чем Турция получила второй платёж размером в 3 млрд долларов.

Исходя из всех этих фактов, страна стала искать альтернативных партнёров. Турция и Россия инициировали процесс сближения и подписали ряд соглашений в энергетической и военной сфере. Стратегические проекты вроде АЭС «Аккую», «Турецкого потока» и закупки зенитных оборонительных систем С-400 обогатили контекст отношений. Более того, Турция начала активнее торговать с Китаем, который полагают самым серьёзным соперником США. Несколько дней назад, например, Банк Китая предоставил Турции заём в 3,6 млрд долларов.

Все эти события вызвали беспокойство в США. Сенат выпустил билль, задерживающий поставки в Турцию истребителей F-35. С точки зрения американцев, это может рассматриваться как ответ на соглашение по С-400. Затем США ввели санкции против турецкого министра внутренних дел Сулеймана Сойлу и министра юстиции Абдулхамида Гюля по делу пастора Эндрю Крейга Брансона, задержанного в Турции по обвинению в связях с террористическими группами. В турецко-американских отношениях Брансон – не единственная проблема, но сейчас именно он стал «символом напряжённости». (Напряжённость в отношениях двух стран была и раньше, но сейчас она усилилась как никогда.) Следует подчеркнуть, что решающую роль в деле Брансона сыграло давление на Трампа евангелических церквей. Вице-президент Майк Пенс – известная в евангелических кругах фигура – сыграл весьма активную роль в США во время предвыборной гонки и помог консолидировать голоса.

В международной политике Трамп постоянно разыгрывает экономическую карту, и сейчас он манипулирует экономикой Турции с целью удержать «союзника». Падение турецкой лиры откроет ей доступ к потокам «горячих» денег из Персидского залива и БРИКС.

Турция хочет стабилизировать ситуацию дипломатическим путём и действует трезво. Едва ли можно сказать, что она порывает все связи с Западом. Основным принципом турецкой внешней политики должен быть «баланс», но жёсткий тон США может завести ситуацию в тупик. Скорее всего, Турция будет пробовать альтернативные Западу пути вроде БРИКС. Если она присоединится к этой платформе, это будет также сигналом для ЕС. С другой стороны, в плане контроля над Кавказом и Ближним Востоком Турция играет важную роль в НАТО, а механизм принятия решений в НАТО основан на консенсусе. Если отношения будут ухудшаться и станут проблематичными, у Турции будет возможность закоротить систему НАТО путём наложения вето. Вдобавок в Турции располагаются натовские базы, в том числе авиабаза «Инджирлик», которую использовали США. Если проблемы останутся неразрешёнными, Турция может решить их закрыть.

Синан Оган

Заглавное фото: AP

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , , , ,

Похожие записи:

Вслед за С-400 Индия может приобрести российские эсминцы – индийский эксперт Вслед за С-400 Индия может приобрести российские эсминцы – индийский эксперт
Свое вместо чужого. Импортозамещение в Евразийском союзе набирает обороты Свое вместо чужого. Импортозамещение в Евразийском союзе набирает обороты
Константинопольский патриархат перешёл красную черту Константинопольский патриархат перешёл красную черту
Чем встревожили парламентские выборы в Латвии её союзников на Западе Чем встревожили парламентские выборы в Латвии её союзников на Западе

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.