По «кривой Бреммера» США увлекают Туркмению к нестабильности и распаду

После избрания Д. Трампа президентом США Америка резко увеличила политическое давление на Туркменистан с целью оторвать его от сотрудничества с Россией, предлагая самые различные внешне привлекательные, но на деле несбыточные проекты. Таким, например, является проект Транскаспийского газопровода (ТКГ) из Туркмении в Азербайджан в обход России.

12 августа в Казахстане, как известно, пройдет очередной саммит глав прикаспийских стран, в ходе которого ожидается подписание Конвенции о правовом статусе Каспия. Ожидается также согласование протокола по процедуре оценки воздействия всех каспийских проектов на окружающую среду. Россия настаивает на внесении в этот протокол пункта о необходимости согласия всех прикаспийских государств на строительство трубопроводов по дну Каспия.

Если такой протокол будет принят, то это позволит минимизировать экологические риски от строительства газопровода из Туркмении в Азербайджан, в котором заинтересованы, прежде всего, США и Евросоюз. Ранее Туркменистан и Азербайджан настаивали на том, что для строительства Транскаспийского газопровода достаточно согласия тех стран, по территории которых он будет проходить.

Замглавы российского МИД Григорий Карасин в свое время обосновал российскую позицию по ТКГ «потенциально возможными авариями или бедствиями». Дело в том, что Каспий с экологической точки зрения – весьма сложный водоем, и в его глубоководной части между Туркменией и Азербайджаном регулярно происходят землетрясения. Любая авария на проложенном по дну Каспия газопроводе нанесет непоправимый ущерб экосистеме всего моря.

На Каспии имеется семь локальных зон особо повышенной сейсмичности. Самая крупная из них совпадает с восточным участком Терско-Каспийского глубинного разлома. Там наиболее часто случаются сильные землетрясения. Меньшая по площади зона располагается в пределах Апшеронского порога – на подводном участке того же прогиба. В зонах повышенной сейсмичности неоднократно наблюдались разрушительные цунами, то есть аномальные колебания уровня моря.

Российские ученые Е. Куликов, И. Кузин и О. Яковенков в монографии «Цунами в Центральной части Каспийского моря», вышедшей в свет в 2014 году, отмечают, что цунами в Каспийском море и степень вызываемого ими риска на сегодняшний день недостаточно изучены. По их данным, в настоящее время есть достоверные сведения о 14 цунами в Каспийском море, имевших место в разные годы. Вероятность таких цунами особенно высока в районе Апшеронского порога, подводного хребта широтного простирания, расположенного между городами Баку и Туркменбаши.

В 2012 году российский Институт океанологии РАН им. П.П. Ширшова опубликовал исследование под говорящим названием «Инженерно-геологические опасности Апшеронского порога для транскаспийского трудопровода», в которой говорится, что на этом участке каспийского морского дна наблюдается «большое количество очагов микроземлетрясений, которые часто предваряют сильные землетрясения и крупные подвижки по разломам». Основной опасностью на Апшеронском пороге, пишут ученые, является моментальный разрыв трубопровода из-за непредсказуемых сейсмических катастроф.

Однако шансы на строительство Транскаспийского газопровода крайне малы даже при отсутствии упомянутого протокола. Туркменистан в настоящее время едва справляется с выполнением всех законтрактованных поставок газа в Китай. Кроме того, запланированная четвертая ветка газопровода «Центральная Азия – Китай» с вводом в 2020 году потребует от Туркмении серьезного наращивания добычи, что делает поставки туркменского газа в Европу нереальными по меньшей мере в ближайшее десятилетие.

В реализации проекта ТКГ заинтересован Евросоюз, стремящийся к максимальной диверсификации поставок газа в Старый Свет. В 2011 году Брюссель утвердил мандат на начало переговоров с Туркменией и Азербайджаном по строительству ТКГ, который стал одним из энергетических приоритетов Евросоюза еще до начала ввода в строй нефтепровода Баку–Тбилиси–Джейхан (БТД) и Южно-Кавказского газопровода (ЮКГ) Баку–Тбилиси–Эрзурум. Основная ценность ТКГ для Европы заключается в поставках туркменского, а затем узбекского и казахстанского газа на европейский рынок в обход России и Ирана. Все эти газовые магистрали объединены в амбициозный проект так называемого Южного газового коридора, целью которого является, помимо прочего, снижение российского влияния в бассейне Каспия.

Схема маршрута Транскаспийского международного транспортного маршрута. Источник: Журнал Судоходство

В апреле прошлого года Россия провела на Каспии масштабные учения с боевыми стрельбами с участием 20 боевых кораблей, в том числе ракетных кораблей «Татарстан» и «Дагестан», после чего энтузиазм Евросоюза и Туркмении по поводу ТКГ изрядно иссяк. А Баку даже официально дистанцировался от этого проекта. Глава азербайджанской государственной нефтяной компании SOCAR Ровнаг Абуллаев заявил, что транскаспийский проект – это проект между Туркменией и Евросоюзом, а Азербайджан является лишь транзитной страной для транспортировки туркменского газа в Европу.

После заключения в июле 2015 года так называемой иранской ядерной сделки Ашхабад стал убеждать Иран стать транзитной страной для транспортировки туркменского газа в Турцию в обход Азербайджана. Однако после прихода к власти в США Д. Трампа, который объявил Иран террористическим государством, шансы на иранский транзит обнулились. Иран четко обозначил свое нежелание участвовать в антироссийских транспортных проектах.

В довершение всего, в начале прошлого года Туркмения ухитрилась поссориться с Ираном из-за якобы неоплаченного долга Национальной иранской газовой компании (НИГК) и полностью прекратила поставки газа в Иран.

И тут в игру вступили США, которые обещали лоббировать строительство ТКГ. Чтобы вовлечь нейтральную и внеблоковую Туркмению в сферу своего влияния, в июле прошлого года США пригласили в Вашингтон делегацию этой республики на двухстороннюю бизнес-сессию с участием Boeing, CNH Industrial, Ellicott Dredges, General Electric, John Deere, Lindsey, Microsoft, Oxbox Energy Solution, Caterpillar, Westport Trading Europe Ltd и других мировых гигантов, со стороны которых было высказано намерение инвестировать в энергетику, транспортную инфраструктуру, ИТ-коммуникации, нефтегазовую сферу, машиностроение и сельское хозяйство Туркмении.

«Правительство США поддерживает инициативы Туркменистана на региональной арене и реализуемые проекты газопроводов», — сообщил в отчете об этой бизнес-сессии туркменский информационный ресурс Arzuw NEWS. Несколько позже между США и Туркменистаном было заключено соглашение об обмене информацией в сфере налогогобложения. В июне 2017 года Дональд Трамп поздравил президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова с праздником Ораза Байрам, отметив, что этот «великий праздник напоминает о значении добра, сострадания, милосердия, доброй воли» и что США стремятся подчеркнуть приверженность этим мировым ценностям.

А в мае этого года США ввели запрет на импорт хлопка из Туркменистана и вещей с его содержанием, о чем было сообщено на сайте Службы таможенного и пограничного контроля США. Запрет был наложен в рамках американского закона, запрещающего импорт в страну продуктов, произведенные с помощью рабского или детского труда, а также с нарушением трудового законодательства. Американская юридическая компания Crowell & Moring предположила, что запрет может быть инициирован петицией организаций «Хлопковая кампания», «Альтернативные новости Туркменистана» и Международный форум трудовых прав в Таможенную службу США.

Самое интересное в том, что США никогда не импортировали туркменский хлопок. Что касается ресурса «Альтернативные новости Туркменистана», то он специализируется на темах прав человека и героической деятельности правозащитных активистов, предельно демонизируя и без того непростую ситуацию в республике.

Судя по всему, особенно если учесть отработанную до совершенства западную практику расшатывания политических режимов в странах- мишенях, США стремятся раскачать доселе нейтральную и взвешенную политику Туркмении, применяя тактику кнута и пряника. В качестве пряника используются всевозможные экономические посулы, мнимые и реальные. А в качестве кнута – жесткие санкции, наподобие недавно введенного запрета на поставки туркменского хлопка, который США вовсе не нужен. При этом ряд крупнейших европейских компаний были вынуждены отказаться от туркменского «белого золота» под угрозой американских санкций.

Можно ли прогнозировать развитие ситуации в Туркмении при условии, что ее руководство и дальше будет следовать по американскому «туннелю реальности»?

Безусловно. Это позволяют сделать исследования восходящей звезды американской политологии, специалиста по прогнозированию внешней политики Йена Бреммера, который, опираясь на статистические данные, вывел типичную для развивающихся стран закономерность: страна, «стабильная благодаря закрытости», может стать «стабильной благодаря открытости», только преодолев опасный период политической нестабильности».

Графически это может быть представлено J-кривой Бреммера: «Представьте себе график, на котором вертикальной осью является стабильность страны, а горизонтальной – ее открытость (как внутри страны, так и перед внешним миром). Если каждую страну изобразить на графике в виде точки, то в результате мы получим кривую, очень напоминающую английскую букву J. Страны, расположенные на графике выше, более стабильны, те, что пониже, менее стабильны. Страны, разместившиеся на правом изгибе буквы J, более открыты; те, что слева, более закрыты. В этом простом изгибе буквы J заключены многие дилеммы, присущие сегодняшней глобальной политике».

В настоящее время Туркмения только лишь начинает свое движение слева направо по кривой Бреммера в сторону ее низшей части. Это – движение к внутриполитической нестабильности, которая может угрожать республике самыми непредсказуемыми последствиями.

Впрочем, в какой-то степени предсказать последствия от втягивания Туркменистана в политическую орбиту США вполне возможно. Американские корпорации будут захватывать господствующие позиции в важнейших отраслях туркменской экономики, стремясь к полному контролю над ее информационными коммуникациями. Одновременно внутренняя ситуация в республике будет расшатываться с помощью всевозможных санкций, которых в арсенале США припасено, как говорится, немерено.

В низшей точке кривой Бреммера власти страны-мишени предельно слабы, что позволяет организовать не только масштабные протестные выступления, но и свержение самой государственной власти. Точкой катастрофической бифуркации в этот период может стать, как сказал в интервью «Ритму Евразии» российский военный аналитик Александр Собянин, провоцирование протестных выступлений в обширной узбекской диаспоре Туркменистана через инфицирование в ней идей радикального ислама. На фоне этих волнений Аму-Дарью наверняка перейдут отряды окопавшихся на севере Афганистана боевиков, к которым присоединятся местные джихадисты.

Это даст возможность внешним акторам, в первую очередь США, вмешаться во внутренние дела республики, скажем, под предлогом защиты интересов своих корпораций, инвестировавших в местный бизнес. Это полностью выведет из большой региональной игры Россию и Иран, создав условия для установления в Туркмении прозападного режима. Впрочем, в зависимости от внешнеполитической конъюнктуры, может оказаться востребованным и сценарий долгосрочного, управляемого извне хаоса не только в Туркмении, но и во всем Центрально-Азиатском регионе.

Владимир Прохватилов

Заглавное фото: Next Gazeta

Источник

В рубрике: Политика Метки: , , ,

Похожие записи:

Китайские инвесторы обходят Россию стороной Китайские инвесторы обходят Россию стороной
Торговая война с США сблизила Китай, Индию и Россию – индийский эксперт Торговая война с США сблизила Китай, Индию и Россию – индийский эксперт
Забытая война: изменится ли политика США в отношении Йемена? Забытая война: изменится ли политика США в отношении Йемена?
Почему Трамп сталкивает лбами Иран и Китай? Почему Трамп сталкивает лбами Иран и Китай?

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.