Встреча Путина и Трампа в Хельсинки: 5 выводов для постсоветской Евразии

Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки вызвала противоположные оценки экспертов. Одни считают, что саммит ничего не изменит в конфронтации США и России. Другие видят в нем возможность выйти из противостояния двух ведущих мировых военных держав. Несмотря на то, что президенты не подписали даже общий меморандум, саммит вызвал большой резонанс. «Вашингтонское болото» усиливает нажим на Трампа, обвиняя его сдаче интересов США. В Европе боятся или делают вид, что боятся сделки Трампа с Путиным. Однако не меньшие последствия встреча в Хельсинки будет иметь для стран постсоветской Евразии.

Траектория первых шагов Трампа в Евразийском регионе проявилась достаточно четко уже в конце 2016 г. Основные «переменные» здесь – электорат Трампа, его личность и экономика США. Выход Трампа на переговоры с Россией после демонстрации силы в Сирии логически вытекает из этих переменных, как и его политика по выбиванию из европейцев денег на усиление НАТО. Состоявшаяся встреча лидеров двух стран высветила ряд тенденций на ближайшие 1-2 года.

1. Евроатлантический блок не обрушится

Трамп требует укрепления доминирующего положения американского ВПК в альянсе с Европой. Фактически, он требует плату за защиту (заказы Европы у ВПК США), которая раньше затушевывалась декларациями о евроатлантической солидарности. Но европейцы в обозримой перспективе не могут отказаться от военного зонтика США. И Вашингтон не решится вывести инфраструктуру НАТО из ЕС. То же самое применимо и к торговле ЕС и США – 600 млрд евро в год – никто этим жертвовать не будет. У европейцев нет маневра, в США это понимают и хотят сократить дефицит в торговом балансе с ЕС. Обама пытался взять Европу под контроль с помощью проекта Трансатлантического партнерства, Германия и Франция его отвергли. У Трампа другой подход, но оставлять континент Китаю и России Вашингтон не собирается.

Германия и Франция, при всех противоречиях с США, не пойдут на сближение с Россией, боясь разозлить Америку, от которой зависит их военная безопасность. Лучше они попробуют «переждать Трампа» в надежде, что после него станет лучше. Хороший пример – Финляндия – несмотря на лоск нейтралитета, страна наращивает военное сотрудничество с США.

2. Ставки в игре между США и Россией вырастут

Встреча в Хельсинки демонстрирует поиск точек соприкосновения между Путиным и Трампом. Вместе с тем, она обостряет борьбу против России «глубинного государства» в США и так называемой «глобалистской элиты» Запада.

Москва решила активно отвечать на выпады части американского истеблишмента в свой адрес. В ответ на требования США экстрадиции «12 сотрудников ГРУ» Путин на пресс-конференции с Трампом напомнил о партнерах основателя британского фонда Hermitage Сapital Уильяма Браудера, которые спонсировали кампанию Хиллари Клинтон. Генпрокуратура РФ вскоре назвала имена сотрудников спецслужб и госслужащих США, причастных к незаконной деятельности Hermitage Сapital в России, среди которых фигурирует и экс-посол США в РФ, демократ Майкл Макфол.

Фактически, это делает Путина и Трампа «союзниками поневоле» перед бюрократической и медийной машиной США и в целом – глобального Запада. Есть ли между двумя президентами такие договоренности – не столь важно. Главное – сам факт того, что подобная линия противостояния обозначилась со всей четкостью. Неслучайно Путин в ходе выступления в МИД России 19 июля указал на силы в США, готовые принести российско-американские отношения и интересы союзников Америки в жертву своим амбициям во внутриполитической борьбе в США. В этих условиях можно ждать усиления нажима на Трампа внутри США с целью обострения отношений с Россией, новых санкций и геополитических провокаций.

3. Отношения стран постсоветской Евразии с Западом продолжат накаляться

Недавно продемонстрированный американский кнут в отношении Казахстана (заморозка $22 млрд валютных резервов РК в США) или ЕСовский пряник в отношении Беларуси (снятие части санкций) будут применяться все чаще. Ставки в этом регионе для Запада невелики. В то же время у значительной части западного истеблишмента есть понимание, что надо вставлять палки в колеса России и Китаю, для этого постсоветское пространство вполне подходит. Поэтому решения США в отношении стран СНГ могут приниматься по наитию, даже более резко и непродуманно, чем в отношениях с Россией или Китаем.

Партнеры России по ЕАЭС и СНГ пытаются занять выжидательную позицию, делая все, чтобы не попасть «под раздачу» в противостоянии России и Запада. Однако сейчас все более очевидно, что противостояние идет не столько на уровне государств, сколько на уровне групп (корпораций) в элитах. В США идет жесткая борьба за контроль над государственной машиной, политический класс расколот, раскалывается он и в ЕС. Запад пытается консолидироваться за счет «российской угрозы», но это слабый антидот против раскола.

4. Издержки «нейтрального позиционирования» возрастут

Обостряющаяся внутренняя борьба означает снижение предсказуемости внешней политики Евро-Атлантики. Причем, раскол идет и идеологический. И чем дольше страны Евразии будут пытаться остаться в стороне, занимаясь «нейтральным позиционированием», тем больше внутри их обществ будет назревать раскол, внешне похожий на европейский и американский – между глобальным и национальным, либералами и консерваторами. Причины, с одной стороны, в экономике – обостряется раскол между бедными и богатыми. С другой стороны, на него накладываются попытки лояльных глобалистской элите местных групп усилить свои позиции. И это противостояние будет обостряться в перспективе ближайших лет.

В России с пониманием относятся к неготовности партнеров занять четкую позицию, но сама по себе ситуация не имеет простых решений. Отказ от выбора снижает риски бойкота, но не исключает внешних ударов, и способствует росту внутреннего раскола. Уклониться от противостояния не получится. Если оно и будет демпфироваться на уровне внешней политики, это не приведет к смягчению внутриполитической борьбы, скорее наоборот. Без четкого внешнеполитического вектора внутри стран будут обостряться борьба между группировками и внешнее вмешательство.

5. Конфликт внутри США будет усиливаться

Эксперты указывают на сходство между обвинениями в «сдаче позиций» Горбачева после Рейкьявика в 1986 г. и Трампа сегодня. Впрочем, если Горбачев ехал с явной целью – отговорить Рейгана от дальнейшей гонки вооружений, то Трамп явных «просьб» не озвучивал. Однако параллели все же есть. На излете эпохи СССР первым лицом стал Горчабев, во многом антипод системе, действовавший в логике сокращения издержек. Трамп тоже является своего рода антиподом, который хочет добиться «инвентаризации империи» и переучета расходов США.

Это вызывает яростное противостояние значительной части истеблишмента и особенно его глобалистской части, для которых отказ от имперских притязаний означает «измену» и явную угрозу их личным позициям. Прежняя модель ассоциируется у них с наступлением США в эпоху однополярности девяностых и нулевых. Поэтому они не откажутся от своих притязаний, и конфликт будет усиливаться. В СССР он привел к путчу, обанкротившему советскую систему. В США Трамп разумно пытается играть в интересах ВПК, сто даёт ему шанс реформировать империю. Но никак не гарантию успеха.

Вячеслав Сутырин

Заглавное фото: The Nation

Источник

В рубрике: События и комментарии Метки: , , , ,

Похожие записи:

Инициатива С5+1: США осознали свои ошибки в Центральной Азии? Инициатива С5+1: США осознали свои ошибки в Центральной Азии?
Пятый форум регионов Белоруссии и России – проблемы в отношениях есть, но они решаемы Пятый форум регионов Белоруссии и России – проблемы в отношениях есть, но они решаемы
Немецкий политик: «Членство Беларуси в ЕАЭС привлекает Германию» Немецкий политик: «Членство Беларуси в ЕАЭС привлекает Германию»
Вслед за С-400 Индия может приобрести российские эсминцы – индийский эксперт Вслед за С-400 Индия может приобрести российские эсминцы – индийский эксперт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.