С российским «налоговым маневром» у Минска наступает новая жизнь

В ближайшие годы бюджет Белоруссии может потерять до 20% своих доходов, считает замминистра финансов РБ Дмитрий Кийко. Главными «вызовами» для страны он назвал «налоговый маневр» в РФ, завершение схемы «перетаможки» российской нефти, возможную отмену акцизов на автомобильное топливо и смену модели управления госпредприятиями. Кроме прямых бюджетных потерь, которые оцениваются в $2 млрд, белорусская экономика понесет и намного более ощутимый косвенный ущерб. Впрочем, переход на новую систему налогообложения российской нефтянки имеет для Белоруссии один бесспорный плюс.

Наполнить бюджет и убрать неэффективные субсидии

За исключением внедрения новой системы корпоративного управления (планируется направлять полученную госпредприятиями прибыль в первую очередь на их развитие, а не на выплату дивидендов), все риски для белорусского бюджета связаны с «налоговым маневром» в российской нефтяной отрасли. Его суть в поэтапном снижении экспортной пошлины на сырую нефть и нефтепродукты до нуля (сегодня 30% от таможенной цены) и параллельном повышении налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) – нефти и газового конденсата. «Этот процесс будет завершен постепенно, начиная с 2019 года в течение 6 лет», – обозначил сроки премьер-министр РФ Дмитрий Медведев на заседании правительства 14 июня.

Основная цель реформы – пополнение государственной казны. В результате «налогового маневра» российское правительство планирует до 2025 года получить дополнительные 10,8 трлн. руб. от НДПИ, а с другой стороны, будут потеряны 4 трлн. руб. от отмены экспортных пошлин. Планируется также потратить 3,4 трлн. руб. на поддержку отечественной нефтепереработки – об этом говорится в сопроводительных документах к соответствующему законопроекту. Итого эффект для российского бюджета до 2025 года измеряется в +3,4 трлн. руб., хотя накануне вице-премьер Дмитрий Козак привел более скромные цифры (+1,3-1,6 трлн. руб.). В любом случае речь идет о десятках миллиардов долларов ($20,7-58,9 млрд.) по нынешнему курсу.

Кроме того, «налоговый маневр» должен сделать более эффективной поддержку российской нефтепереработки, на скрытое субсидирование которой сегодня уходит 1 трлн. руб. ежегодно. За период 2006-2016 гг. объем бюджетных льгот в 5 раз превысил инвестиции компаний в переработку, потому налоговую нагрузку нужно перенести с таможни на скважину и «использовать явные, счетные формы поддержки [НПЗ] – займы, кредиты, покупку финансовых активов», – уверен директор департамента налоговой и таможенной политики Минфина Алексей Сазанов.

Впрочем, в условиях слабого рубля снижение рентабельности нефтепереработки для внутреннего рынка и, соответственно, рост цен на автомобильное топливо российских заправках – еще один неизбежный эффект «налогового маневра». Смягчить его правительство планирует за счет «отрицательных акцизов» (около 3 тыс. руб. на тонну) и других сложных компенсаторных механизмов. Но для белорусских НПЗ, которые, как и российские, вынуждены будут покупать нефть по мировым ценам, «никто эти механизмы не обсуждает и не рассматривает, потому что это все-таки не часть РФ», подчеркивает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Что теряет Минск от российского «налогового маневра»

После проведения «налогового маневра» в белорусской экономике, действительно, придется многое изменить. Во-первых, с повышением НДПИ Мозырский и Новополоцкий НПЗ постепенно потеряют 30%-ную «скидку» на российскую нефть, что значительно понизит их рентабельность. Только за прошлый год Минск беспошлинно получил 18 млн тонн российской сырой нефти, за счет чего ему удалось продать за границу (в основном в ЕС и Украину) нефтепродуктов на $5,34 млрд. «Налоговый маневр» поставит белорусских переработчиков в примерно такое же положение, как, к примеру, Мажейкяйский НПЗ в Латвии.

Впрочем, дела у них и без того идут не гладко из-за отрицательной рентабельности продажи бензина на внутреннем рынке, начала дорогостоящей программы модернизации ($1,745 млрд для Мозырского НПЗ и $1,64 млрд для «Нафтана») и высокого уровня закредитованности заводов. Если за прошлый год нефтепереработчики суммарно принесли прибыль Br362 млн ($181 млн), то за первый месяц 2018-го их убытки составили Br50,8 млн ($38 млн по январскому курсу). И это при работе на дешевой нефти.

Во-вторых, в результате российского «налогового маневра» Минск потеряет такой важный источник денег, как экспортные пошлины. Дело в том, что по прошлогодним «газовым» договоренностям таможенные пошлины от экспорта 6 млн тонн российской нефти в третьи страны перечисляются напрямую в бюджет Белоруссии. В результате такой «перетаможки» только в прошлом году сумма прямого трансфера в белорусскую казну оценивается в $480 млн, а учитывая рост мировых цен на нефть, в 2018-м эта сумма будет значительно больше.

Здесь есть еще один момент. Поскольку ставка пошлин на экспорт собственных нефтепродуктов и нефти (соответственно $230 млн и $40 млн в I квартале этого года) законодательно унифицирована с РФ, белорусскому бюджету в ближайшем будущем придется отказаться и от этого источника валютных поступлений. Хотя в первую очередь обнулять экспортные пошлины придется ради поддержки на плаву отечественной нефтепереработки в условиях повышения НДПИ в РФ.

Фрагмент презентации замминистра финансов РБ Дмитрия Кийко на конференции «Фискальная политика в целях устойчивого экономического развития»

Наконец, в-третьих, белорусский бюджет, скорее всего, лишиться акцизов от реализации нефтепродуктов на внутреннем рынке, потому как других способов смягчить предстоящий рост цен на автомобильное топливо у Минска попросту нет. В январе 2018 года зампред «Белнефтехима» Андрей Рыбаков заявил, что для простой компенсации текущего роста цен на нефть стоимость топлива необходимо повысить на 23%, а с учетом «налогового маневра» бензин для белорусов и вовсе может подорожать в разы. В итоге «при материализации всех перечисленных рисков разрыв в доходах бюджета в среднесрочной перспективе может составить 3,8% к ВВП. В абсолютной сумме на сегодня это Br4,3 млрд, или $2 млрд», – подсчитал Д. Кийко.

«Надо будет или в состав какого-то государства идти, или о нас просто будут вытирать ноги»

Фактически реальные потери белорусской экономики от «налогового маневра» с учетом растущих цен на нефть (к ним привязаны экспортные пошлины и акцизы) и всех косвенных эффектов (налоги, занятость и т.д.) могут быть значительно больше. А это «вызывает, как всегда, бурную реакцию белорусского руководства», – отмечает К. Симонов. В частности, в ходе рабочей поездки в Шкловский район Александр Лукашенко заявил, что в случае «провала» в экономическом развитии страны «надо будет или в состав какого-то государства идти, или о нас просто будут вытирать ноги. А, не дай бог, развяжут еще войну, как в Украине».

«Естественно, что никто не собирается аннексировать Белоруссию, особенно в нынешнем состоянии», – говорит главный редактор журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко. Он считает, что такие заявления главы государства вызваны ухудшением социального положения в стране и растущим недовольством населения. «Заявлялись достаточно амбициозные планы, они выполнены не были. Последняя пятилетка была провалена с большим треском и досрочно, в чем официально власти расписались на последнем белорусском собрании», – резюмирует С. Шиптенко.

С другой стороны, действующая система взаимоотношений внутри ЕАЭС, когда условия поставок углеводородов почти ежегодно становятся предметом склок, упреков и требуют регулярных сложных переговоров на самом высшем уровне, не может считаться нормальной. Пресловутая «плата за дружбу» в виде прямых и косвенных субсидий из российского бюджета не может рассматриваться в качестве основы для евразийской интеграции и может привести к непредсказуемым последствиям, причем не только для Белоруссии. Если еще лет пять тому назад неурегулированный нефтяной вопрос позволял Казахстану получать беспошлинный доступ к российским нефтепродуктам, то теперь он обернулсяодносторонними протекционистскими мерами со стороны Астаны (акцизы на его импорт могут поднять в 2,5 раза, а ввоз железнодорожным транспортом запретить).

Чтобы сформировать единый рынок углеводородов к намеченному сроку (1 января 2025 года), нужно сформировать такую модель, где нефтяные поставки встанут на уровень исключительно хозяйственных вопросов отдельных компаний, а не предметом межгосударственных торгов. Кстати, это потребует серьезных реформ и от Москвы, в частности создания независимой нефтепереработки, развития сектора малых нефтяных компаний и т.д.

Фактически «налоговый маневр», который должен закончиться как раз к 2025 году, является большим шагом в направлении формирования общеевразийского рынка нефти. Но если Минск не справится с изменениями внутрироссийского налогового законодательства, может быть, Белоруссии действительно лучше войти в состав другого государства?

Николай Устименко

Заглавное фото: DonPress

Источник

В рубрике: Экономика Метки: , ,

Похожие записи:

Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ? Кто хочет раздуть скандал вокруг ОДКБ?
Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии
«План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт «План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт
«Арест генсека ОДКБ стал грубой ошибкой Пашиняна» – белорусский эксперт «Арест генсека ОДКБ стал грубой ошибкой Пашиняна» – белорусский эксперт

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.