Made with Italy: сможет ли Италия наладить диалог России с ЕС

Сегодня итальянское правительство готово выступить в роли медиатора и подавать сигналы в Брюссель о необходимости обсуждения ограничительных мер в отношении России и их возможного смягчения. Однако в случае проведения Италией слишком пророссийского курса, страна рискует получить «репутационные издержки». Всё-таки европейское и атлантическое направления для Италии занимают первоочерёдное значение.

Спустя почти три месяца консультаций Италия обрела так называемое «жёлто-зелёное» правительство (по цветам логотипов партий «Движение пяти звёзд» и «Лиги»). Впервые в правительство вошли представители «Пяти звёзд», которых до этого попросту «не пускали» к министерским креслам. Кресло председателя Совета министров занял в итоге Джузеппе Конте – компромиссная фигура, которая изначально была предложена «Пятью звёздами» и поддержана «легистами», а впоследствии и президентом страны.

Ещё полгода назад сложно было вообразить подобный союз – левых популистов («Движение пяти звёзд») и правоцентристскую «Лигу» – традиционного соратника Сильвио Берлускони. Однако во внешнеполитической повестке обе партии объединяет определённый градус евроскептицизма (партии неоднократно заявляли о необходимости проведения референдума о членстве Италии в зоне евро), а также наличие симпатий в отношении России. В связи с этим напрашивается закономерный вопрос – действительно ли новое правительство Италии во главе с Конте намерено добиваться послабления санкционного режима ЕС в отношении России?

Начиная с 1990-х годов Италия достаточно органично примерила на себя роль медиатора в отношениях между Россией и Европой. Подобная позиция находит своё отражение в стратегических интересах страны, которые связаны в первую очередь с вопросами обеспечения безопасности (как национальной, так и энергетической) и экономического роста. По мнению итальянцев, достижение данных целей невозможно без привлечения России, которая является частью системы европейской безопасности и предоставляет большой потенциал для развития экономического сотрудничества.

Можно с уверенностью констатировать, что Италия более склонна к стратегии вовлечения России в европейские дела, а не к её сдерживанию. Так, именно Италия способствовала полноценному подключению России к формату G8, учреждению Совета Россия – НАТО, отказалась от жёсткой критики России во время «пятидневной войны» 2008 года.

Это отнюдь не предполагает согласия сторон по всем вопросам (такой идиллии не существовало даже во время пребывания Берлускони на посту премьер-министра), однако Италия настаивает, что с Москвой необходимо конструктивное сотрудничество и диалог – как со стороны ЕС, так и со стороны НАТО.

В то же время необходимость придерживаться принципов европеизма и атлантизма в своей внешней политике ограничивает пространство для политических маневров Италии, и – как следствие – в нынешних политических условиях она вынуждена проявлять дипломатическую гибкость как на европейском, так и на российском направлении.

В последующие несколько дней после присяги правительства новые лидеры подтвердили основные константы внешней политики страны. «Мы остаёмся в НАТО и остаёмся союзниками Соединённых Штатов, но мы также ведём диалог с другими странами, такими как Россия, как это всегда было», – заявил Луиджи Ди Майо на встрече с руководством компании «Леонардо» (крупнейший промышленный холдинг Италии, бывшая компания “Finmeccanica”). Данное заявление последовало после определённой полемики о европейских санкциях. Ди Майо добавил, что Италия скреплена соглашениями с США и намерена гарантировать преемственность прежних договорённостей и обязательств.

Во время выступления во дворце Монтечиторио итальянский премьер Конте подтвердил лояльность альянсу («Мы в НАТО, и мы хотим там оставаться», – таковы были его слова), однако накануне, выступая в сенате, премьер подтвердил ориентацию нового правительства на отмену санкций в отношении России – как это предусмотрено в так называемом правительственном контракте «Лиги» и «Движения пяти звёзд». В то же время Брюссель и Рим говорят о том, что санкции – это своего рода «сигнал», имеющий экономическое измерение. Основное требование европейских партнёров – соблюдение Минских договорённостей (а не правовой статус Крымского полуострова).

Сегодня итальянское правительство снова готово выступить в роли медиатора и подавать сигналы уже в Брюссель о необходимости обсуждения ограничительных мер в отношении России и их возможного смягчения. Однако в случае проведения Италией слишком пророссийского курса, страна рискует получить «репутационные издержки». Всё-таки европейское и атлантическое направления для Италии занимают первоочерёдное значение.

В своём стремлении сотрудничать с Россией итальянцы изобретают новые формы взаимодействия. Так, например, посольством Италии в Москве была предложена концепция “Made with Italy” (подразумевающая локализацию производства в России с привлечением итальянских технологий), которая успешно реализуется в настоящее время. В сложившихся условиях Витторио Торрембини, вице-президент Ассоциации итальянских предпринимателей в России, предлагает четыре типа сотрудничества между Россией и Италией.

Первый вариант, так называемая «липецкая модель» – предполагает трансфер производственных мощностей зарубежной компании в ОЭЗ России. Второй вариант – «челябинская модель», предполагающая создание совместных предприятий с местной компанией-партнёром, обладающей большой рыночной долей на российском рынке (как, например, сотрудничество фирм, находящихся в индустриальном парке «КОНАР», с компанией «Транснефть»). Третья схема предполагает прямые инвестиции, которые служат своеобразным «инкубатором» для образования новых предприятий (прежде всего малых и средних предприятий) и услуг. Четвёртая модель – вложение средств в модернизацию и специализацию российских компаний. Среди наиболее перспективных отраслей сотрудничества Торрембини выделяет агропромышленный комплекс, рынок стройматериалов и строительство, электрику и электромеханику, станкостроение и промышленные составляющие, химию и нефтехимию, а также фармацевтику. Он также обращает внимание на необходимость создания новых форматов сотрудничества, в частности – диалогов и рабочих групп с профильными министерствами, с той целью, чтобы итальянские предприниматели могли знать больше о возможностях ведения бизнеса в России, секторах и регионах, где их присутствие было бы наиболее перспективно.

Таким образом, двусторонние отношения России и Италии продолжают развиваться, несмотря на ущерб от санкций. Стране удаётся найти баланс между национальными интересами и необходимостью соблюдать обязательства перед партнёрами по ЕС и НАТО. Однако Италия играла и продолжает играть конструктивную роль в отношениях России и Евросоюза. Возможно и дальнейшее укрепление двусторонних отношений наших стран, однако вероятность изменения курса Евросоюза из-за позиции Италии недостаточно велика.

В текущей ситуации для Италии наиболее приемлемой внешнеполитической линией поведения является продолжение избранного курса: предотвращение обострения отношений России с ЕС при одновременной поддержке общего курса ЕС и НАТО.

Елена Маслова

Заглавное фото: AP Photo/Gregorio Borgia

Источник

В рубрике: Точка зрения Метки: , , , ,

Похожие записи:

Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии Путин в Сингапуре: перспективы политики России в Восточной Азии
«План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт «План Лукашенко»: как Беларусь предлагает решить украинский конфликт
Выход Польши из Евросоюза: реальная угроза или шантаж? Выход Польши из Евросоюза: реальная угроза или шантаж?
Великобритания в поисках внешнеполитической доктрины после Brexit Великобритания в поисках внешнеполитической доктрины после Brexit

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2017 Политанализ.com. Все права защищены.