Политика России на Кавказе глазами польских экспертов

02af9a1c-28ac-4647-9c2f-51f9a6d3f9e9В польской политике Кавказ всегда занимал периферийное положение, и степень внимания к нему зависела от степени напряжённости польско-российских отношений. Противодействуя России на юге, Польша надеялась добиться от неё уступок на западе.

Сегодня Варшава придерживается такого же подхода. Поскольку три кавказских государства являются членами проекта Восточного партнёрства (Армения, Азербайджан, Грузия), инициированного в своё время Варшавой, польское экспертное сообщество часть своего профессионального внимания уделяет как раз Кавказу. Большинство аналитических докладов чрезмерно идеологизированы, хотя не лишены других достоинств. Политика России на Кавказе изображается в них в заведомо негативном ракурсе. Как пример, можно сослаться на доклад «Россия на Южном Кавказе» Константа Ходковского, начинающийся словами «Россия не спит, не забывает и не прощает», что недопустимо для документов подобного характера (1).

Польские эксперты признают нежелательность проекта евразийской интеграции, который выступает альтернативой для стран СНГ их евроинтеграционному вектору, и «похищает» у евроинтеграторов лавры монополиста. Интеграция Кавказского региона в евроатлантические структуры позволила бы Западу держать под контролем кратчайший путь из Европы в Среднюю Азию, каковым является Кавказ. Присутствие России на Кавказе автоматически влечёт за собой наращивание темпов сотрудничества со Средней Азией. В комментариях польских экспертов это трактуется как утрата среднеазиатскими республиками независимости (2). Следовательно, чтобы качественно продвинуть «демократию» в южном «подбрюшье» России, нужно саму Россию оттеснить не только из Средней Азии, но и с Кавказа.

В свете последних дней и подготовки к саммиту стран Восточного партнёрства в ноябре с.г. польских аналитиков тревожит сближение Москвы и Еревана, т.к. потеря Армении ломает сложившееся кавказское трио участников данного проекта, где с выходом Еревана останутся только Баку и Тбилиси. В Польше полагают, что Россия будет препятствовать армяно-турецкому диалогу и стремиться к сохранению статус-кво в отношениях с Ереваном, присоединяющимся к Таможенному Союзу. Углубление армяно-российского сотрудничества, по мнению экспертов из Польши, принесёт Еревану выгоду в кратко- и среднесрочной перспективе, в дальнейшем же лишит Армению свободы в выборе внешнеполитических партнёров.

Не менее предвзято описываются российско-азербайджанские отношения. Рассматривая Баку исключительно как конкурента России в сфере нефтедобычи, вынося за рамки возможные варианты взаимовыгодного сотрудничества двух стран в этой области, некоторые польские аналитики прогнозируют рост напряжённости в лезгинском вопросе, опять-таки, не без вмешательства России. Также они считают вероятным взрыв гражданского недовольства социальным расслоением азербайджанского общества, и тоже обвиняют заранее в этом Москву, которая может использовать это для переформатирования существующего расклада сил в республике. Пока же, в условиях военно-экономического роста Баку, Россия вынуждена будет усилить сотрудничество с Ереваном в военно-политической сфере, и для сохранения силового баланса в регионе Нагорного Карабаха предоставить необходимое вооружение армянской стороне.

Касательно Грузии польское экспертное сообщество придерживается раз и навсегда избранного идеологического курса, описывая независимость Абхазии и Южной Осетии в отрицательных тонах («сепаратизм, пользующийся поддержкой России»). У Тбилиси – «самое прозападное лицо» из всех кавказских республик, и это добавляет важности отношениям Грузии с Европой (1).Усиление российского влияния в Грузии, угрожает энергетической безопасности евроатлантического блока, поскольку через территорию Грузии проходят нефте- и газотранспортные артерии, связующие Каспийское море со Средиземным.

Как считают польские эксперты, с крахом коммунистической идеологии, скреплявшей территории бывшего Советского Союза на протяжении 80 лет, цементирующим фактором выступает русская культура, прежде всего, язык. Благодаря этому бывший СССР – это единая территория в языковом и информационном плане. Если к доминированию в области культуры прибавится доминирование России в экономике, Кавказ полностью войдёт в орбиту российского влияния. Но самой сложной задачей для российских властей в этом направлении является достижение контроля над путями транспортировки энергоресурсов (Баку – Супса, Баку – Новороссийск, Баку – Тбилиси – Эрзурум, Баку – Тбилиси – Джейхан). По мнению польской стороны, Россия намеренно поддерживает на должном уровне тление замороженных конфликтов в регионе, чтобы предотвратить приход на кавказский рынок третьих стран, могущих составить конкуренцию России. Особенно это касается западных фирм, старающихся взять в свои руки транспортную сеть энергоресурсов в регионе Каспия.

Среди главных вызовов российской безопасности на Кавказе на протяжении последних лет польскими экспертами стабильно называются наркотрафик, выход из-под контроля и разрастание масштабов региональных конфликтов, терроризм и религиозный экстремизм.

При анализе комментариев экспертов из Польши о России и российской политике важно учитывать психологию польской государственности. Польская идентичность формировалась на экстраполяции всего польско-католического всему русско-православному. Взятый на вооружение ещё в XV-XVI вв. тезис о Польше, как передовом бастионе западной цивилизации на пути проникновения в Европу «диких орд Востока» навсегда зацементировал контуры польского национального сознания, как относящегося враждебно ко всему, что исходит от России. Польское неприятие всего русского иррационально потому, что служит сбережению в поляках искусственно возведённого культурного водораздела между ними и русскими. Отсюда излишняя эмоциональность польских политологов (см. доклад Константа Ходковского), перекрученная трактовка любых российских внешнеполитических инициатив и т.д.

Для иллюстрации приведём несколько примеров. Невозможность для России оставаться равнодушной к лезгинскому вопросу, касающемуся азербайджано-российских отношений, польские политологи трактуют, как коварный замысел использовать лезгин в играх против Баку. Факт, что в России лезгин насчитывается почти полмиллиона, а в Азербайджане – около 200 тыс., и что хотя бы в силу численного перевеса лезгинам естественней тяготеть более к Москве, чем к Баку, игнорируется.

Грузию поляки считают демократической страной с рыночной экономикой, хотя реалии говорят об ином. Польское экспертное сообщество намеренно поддерживает созданный заранее идеологический портрет грузинской государственности, и можно быть уверенным, что как только Тбилиси захочет сближения с Москвой, те же самые эксперты заговорят о грузинской диктатуре и тоталитаризме.

В глазах польских аналитиков Россия давит на страны СНГ с целью недопущения их сближения с ЕС, а Брюссель, напротив, мягко уговаривает те же страны, предлагая им более выгодные условия сотрудничества. Т.е. Россия – грубый политический хулиган, ЕС – добросердечный партнёр. Тезисы еврочиновников в отношении, например, Киева, которому прямо заявили о сворачивании сотрудничества с Европой, буде он захочет чересчур масштабно сотрудничать с Москвой, в Польше игнорируются. При этом открыто утверждается, что появление Таможенного Союза сузит пространство манёвра для Киева и Еревана, придерживавшихся, долгое время, тактики лавирования между коллективным Западом и Россией.

Но Кавказ для поляков – не только место приложения политических усилий Варшавы, но и регион, крайне интересный с точки зрения культурологии. Учреждённый сравнительно недавно Фонд Kaukaz.net (Fundacja Kaukaz.net) запустил исследовательский проект по изучению этнокультурной идентичности грузин польского происхождения (потомков поляков, осевших в Грузии в XIX в.) «Измерения идентичности Полонии в Грузии. Поляки в Тбилиси, Ахалцихе и Лагодехи» («Wymiary tożsamości Polonii w Gruzji. Polacy z Tbilisi, Achalciche i Lagodechi»). Отдельную передачу истории данного проекта посвятило польское радио «Кавказ» (3). Еще один проект – «Кавказская библиотека», реализованный Краковским университетом Иоанна Павла II. Цель – облегчить доступ читателей к письменным источникам по истории польской диаспоры на Кавказе (записки и мемуары польских ссыльных и путешественников). В польской литературе XIX в. была т.н. группа «кавказских поэтов» — поляков, писавших на кавказскую тематику (Михал Анджейкович, Кароль Калиновский, Артур Лейст, Владислав Стшельницкий и др.). Творчество «кавказских поэтов» можно сравнить с т.н. «украинской школой» в польской литературе того же периода (Юзеф Залесский, Северин Гощинский и др.). Представители «украинской школы» идеологизировали прошлое Речи Посполитой и Малороссии, взывали к боевому братству поляков и запорожских казаков, проводили мысль об общем страдании поляков и малороссов от «москалей» и т.д. Хотя этим горизонты их творчества не ограничивались, и темами их произведений становилась и украинская природа, и украинские народные традиции, всё же основным посылом «украинской школы» была политика. Приблизительно так же обстоит дело и с «кавказскими поэтами» и польскими писателями, обращавшимися к кавказской тематике.

Владислав ГУЛЕВИЧ

kavkazoved.info

1) Konstanty Chodkowski “Rosja wobiec Kaukazu Poludniowego. Raport geopolityczny” (geopolityka.net)
2) Kamil Gołaś «Region Kaukazu w polityce Federacji Rosyjskiej. Wybrane aspekty» („Przegląd Geopolityczny” 2011, tom 3.)
3) «Polacy-Gruzini, Gruzini-Polacy» (Kaukaz.net, 14-01-2013)

В рубрике: Политика Метки: , , , , ,

Похожие записи:

Армению хотят осчастливить мигрантами с Ближнего Востока Армению хотят осчастливить мигрантами с Ближнего Востока
Евразийский вектор региональной политики Ирана Евразийский вектор региональной политики Ирана
Foreign Policy о наращивании мощи России в Арктике Foreign Policy о наращивании мощи России в Арктике
Ереванский офис ОБСЕ: быть или не быть Ереванский офис ОБСЕ: быть или не быть

Добавить комментарий

Submit Comment
© 2015 Политанализ.com. Все права защищены.